Международные Конвенции и Приложения в отношении детей

Конвенция о правах ребенка
Принята Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах 

Цели образования
Замечание общего порядка № 1 (2001)

Роль независимых национальных правозащитных учреждений в деле поощрения и защиты прав ребенка
Замечания общего порядка № 2 (2002)

ВИЧ/СПИД и права ребенка
Замечания общего порядка № 3 (2003)

Здоровье и развитие подростков в контексте Конвенции о правах ребенка
Замечания общего порядка № 4 (2003 год)

Общие меры по осуществлению Конвенции о правах ребенка
Замечание общего порядка № 5 (2003)

Обращение с несопровождаемыми и разлученными детьми за пределами страны их происхождения
Замечание общего порядка № 6 (2005)

Осуществление прав ребенка в раннем детстве
Замечание общего порядка № 7 (2005)

Право ребенка на защиту от телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания
Замечание общего порядка № 8(2006)

Право ребенка быть услышанным
Замечание общего порядка № 12 (2009)

Конвенция №182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда
МОТ, 1 июня 1999 года

Конвенция № 138 о минимальном возрасте для приема на работу
МОТ, 26 июня 1973 года

Рекомендация №190 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда
МОТ, 17 июня 1999 года

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования
Принята 14 декабря 1960 года Генеральной конференцией Организации Oбъединенных Наций по вопросам образования, науки в культуры

Конвенция о взыскании за границей алиментов
ООН, 20 июня 1956 года

Права детей: перечень международных законодательных актов ратифицированные Российской Федерацией

Рекомендации Комитета Министров Совета Европы по правосудию, дружественному к ребенку

Принято Комитетом Министров 17 ноября 2010 года

Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия 25 октября 2007 года

Декларация ООН О социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровне 3 декабря 1986 года

Права детей-инвалидов
Замечание общего порядка № 9 (2006)
Источник: http://www.rfdeti.ru/files/pravo_29092006.pdf

Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей и её применение в России

Источник: http://www.rfdeti.ru/files/__1980___.pdf

 

КОНВЕНЦИЯ О ПРАВАХ РЕБЕНКА

Преамбула

Государства-участники настоящей Конвенции

считая, что в соответствии с принципами, провозглашенными в Уставе Организации Объединенных Наций, признание присущего достоинства, равных и неотъемлемых прав всех членов общества являются основой обеспечения свободы, справедливости и мира на Земле,

принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и преисполнены решимости содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе,

признавая, что Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека и в Международных пактах о правах человека провозгласила и согласилась с тем, что каждый человек должен обладать всеми указанными в них правами и свободами без какого бы то ни было различия по таким признакам, как раса, цвет кожи, пол, язык, религия, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, имущественное положение, рождение или иные обстоятельства,

напоминая, что Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека провозгласила, что дети имеют право на особую заботу и помощь,

убежденные в том, что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества,

признавая, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания,

считая, что ребенок должен быть полностью подготовлен к самостоятельной жизни в обществе и воспитан в духе идеалов, провозглашенных в Уставе Организации Объединенных Наций, и особенно в духе мира, достоинства, терпимости, свободы, равенства и солидарности,

принимая во внимание, что необходимость в такой особой защите ребенка была предусмотрена в Женевской Декларации прав ребенка 1924 года и Декларации прав ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей 20 ноября 1959 года, и признана во Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте о гражданских и политических правах (в частности, в статьях 23 и 24), в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (в частности, в статье 10), а также в уставах и соответствующих документах специализированных учреждений и международных организаций, занимающихся вопросами благополучия детей,

принимая во внимание, что, как указано в Декларации прав ребенка, <ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения>,

ссылаясь на положения Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях, Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (<Пекинские правила>) и Декларации о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов,

признавая, что во всех странах мира есть дети, живущие в исключительно трудных условиях, и что такие дети нуждаются в особом внимании,

учитывая должным образом важность традиций и культурных ценностей каждого народа для защиты и гармоничного развития ребенка,

признавая важность международного сотрудничества для улучшения условий жизни детей в каждой стране, в частности в развивающихся странах,

согласились о нижеследующем:

Часть I

Статья 1

Для целей настоящей Конвенции ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее.

Статья 2

1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.

2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи.

Статья 3

1. Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

2. Государства-участники обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимают все соответствующие законодательные и административные меры.

3. Государства-участники обеспечивают, чтобы учреждения, службы и органы, ответственные за заботу о детях или их защиту, отвечали нормам, установленным компетентными органами, в частности, в области безопасности и здравоохранения и с точки зрения численности и пригодности их персонала, а также компетентного надзора.

Статья 4

Государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в настоящей Конвенции. В отношении экономических, социальных и культурных прав государства-участники принимают такие меры в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов и, в случае необходимости, в рамках международного сотрудничества.

Статья 5
Государства-участники уважают ответственность, права и обязанности родителей и в соответствующих случаях членов расширенной семьи или общины, как это предусмотрено местным обычаем, опекунов или других лиц, несущих по закону ответственность за ребенка, должным образом управлять и руководить ребенком в осуществлении им признанных настоящей Конвенцией прав и делать это в соответствии с развивающимися способностями ребенка.

Статья 6

1. Государства-участники признают, что каждый ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь.

2. Государства-участники обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка.

Статья 7

1. Ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства, а также, насколько это возможно, право знать своих родителей и право на их заботу.

2. Государства-участники обеспечивают осуществление этих прав в соответствии с их национальным законодательством и выполнение их обязательств согласно соответствующим международным документам в этой области, в частности, в случае, если бы иначе ребенок не имел гражданства.

Статья 8

1. Государства-участники обязуются уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства.

2. Если ребенок незаконно лишается части или всех элементов своей индивидуальности, государства-участники обеспечивают ему необходимую помощь и защиту для скорейшего восстановления его индивидуальности.

Статья 9

1. Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

2. В ходе любого разбирательства в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи всем заинтересованным сторонам предоставляется возможность участвовать в разбирательстве и излагать свои точки зрения.

3. Государства-участники уважают право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка.

4. В тех случаях, когда такое разлучение вытекает из какого-либо решения, принятого государством-участником, например при аресте, тюремном заключении, высылке, депортации или смерти (включая смерть, наступившую по любой причине во время нахождения данного лица в ведении государства) одного или обоих родителей или ребенка, такое государство-участник предоставляет родителям, ребенку или, если это необходимо, другому члену семьи по их просьбе необходимую информацию в отношении местонахождения отсутствующего члена/членов семьи, если предоставление этой информации не наносит ущерба благосостоянию ребенка. Государства-участники в дальнейшем обеспечивают, чтобы представление такой просьбы само по себе не приводило к неблагоприятным последствиям для соответствующего лица/лиц.

Статья 10

1. В соответствии с обязательством государств-участников по пункту 1 статьи 9 заявления ребенка или его родителей на въезд в государство-участник или выезд из него с целью воссоединения семьи должны рассматриваться государствами-участниками позитивным, гуманным и оперативным образом. Государства-участники далее обеспечивают, чтобы представление такой просьбы не приводило к неблагоприятным последствиям для заявителей и членов их семьи.

2. Ребенок, родители которого проживают в различных государствах, имеет право поддерживать на регулярной основе, за исключением особых обстоятельств, личные отношения и прямые контакты с обоими родителями. С этой целью и в соответствии с обязательством государств-участников по пункту 1 статьи 9 государства-участники уважают право ребенка и его родителей покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну. В отношении права покидать любую страну действуют только такие ограничения, какие установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка (ordre public), здоровья или нравственности населения или прав и свобод других лиц, и совместимы с признанными в настоящей Конвенции другими правами.

Статья 11

1. Государства-участники принимают меры для борьбы с незаконным перемещением и невозвращением детей из-за границы.

2. С этой целью государства-участники содействуют заключению двусторонних или многосторонних соглашений или присоединению к действующим соглашениям.

Статья 12

1. Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

2. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган, в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Статья 13

1. Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка.

2. Осуществление этого права может подвергаться некоторым ограничениям, однако этими ограничениями могут быть только те ограничения, которые предусмотрены законом и которые необходимы:

a) для уважения прав и репутации других лиц; или

b) для охраны государственной безопасности или общественного порядка (ordre public), или здоровья или нравственности населения.

Статья 14

1. Государства-участники уважают право ребенка на свободу мысли, совести и религии.

2. Государства-участники уважают права и обязанности родителей и в соответствующих случаях законных опекунов руководить ребенком в осуществлении его права методом, согласующимся с развивающимися способностями ребенка.

3. Свобода исповедовать свою религию или веру может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, нравственности и здоровья населения или защиты основных прав и свобод других лиц.

Статья 15

1. Государства-участники признают право ребенка на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.

2. В отношении осуществления данного права не могут применяться какие-либо ограничения, кроме тех, которые применяются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественной безопасности, общественного порядка (ordre public), охраны здоровья или нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 16

1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

2. Ребенок имеет право на защиту закона от такого вмешательства или посягательства.

Статья 17

Государства-участники признают важную роль средств массовой информации и обеспечивают, чтобы ребенок имел доступ к информации и материалам из различных национальных и международных источников, особенно к таким информации и материалам, которые направлены на содействие социальному, духовному и моральному благополучию, а также здоровому физическому и психическому развитию ребенка. С этой целью государства-участники:

a) поощряют средства массовой информации к распространению информации и материалов, полезных для ребенка в социальном и культурном отношениях, и в духе статьи 29;

b) поощряют международное сотрудничество в области подготовки, обмена и распространения такой информации и материалов из различных культурных, национальных и международных источников;

c) поощряют выпуск и распространение детской литературы;

d) поощряют средства массовой информации к уделению особого внимания языковым потребностям ребенка, принадлежащего к какой-либо группе меньшинств или коренному населению;

e) поощряют разработку надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию, учитывая положения статей 13 и 18.

Статья 18

1. Государства-участники предпринимают все возможные усилия к тому, чтобы обеспечить признание принципа общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка. Родители или в соответствующих случаях законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка. Наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы.

2. В целях гарантии и содействия осуществлению прав, изложенных в настоящей Конвенции, государства-участники оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей и обеспечивают развитие сети детских учреждений.

3. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения того, чтобы дети, родители которых работают, имели право пользоваться предназначенными для них службами и учреждениями по уходу за детьми.

Статья 19

1. Государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке.

2. Такие меры защиты, в случае необходимости, включают эффективные процедуры для разработки социальных программ с целью предоставления необходимой поддержки ребенку и лицам, которые о нем заботятся, а также для осуществления других форм предупреждения и выявления, сообщения, передачи на рассмотрение, расследования, лечения и последующих мер в связи со случаями жестокого обращения с ребенком, указанными выше, а также, в случае необходимости, для возбуждения судебной процедуры.

Статья 20

1. Ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством.

2. Государства-участники в соответствии со своими национальными законами обеспечивают замену ухода за таким ребенком.

3. Такой уход может включать, в частности, передачу на воспитание, <кафала> по исламскому праву, усыновление или, в случае необходимости, помещение в соответствующие учреждения по уходу за детьми. При рассмотрении вариантов замены необходимо должным образом учитывать желательность преемственности воспитания ребенка и его этническое происхождение, религиозную и культурную принадлежность и родной язык.

Статья 21

Государства-участники, которые признают и/или разрешают существование системы усыновления, обеспечивают, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались в первостепенном порядке, и они:

a) обеспечивают, чтобы усыновление ребенка разрешалось только компетентными властями, которые определяют в соответствии с применимыми законом и процедурами и на основе всей относящейся к делу и достоверной информации, что усыновление допустимо ввиду статуса ребенка относительно родителей, родственников и законных опекунов и что, если требуется, заинтересованные лица дали свое осознанное согласие на усыновление на основе такой консультации, которая может быть необходимой;

b) признают, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным;

c) обеспечивают, чтобы в случае усыновления ребенка в другой стране применялись такие же гарантии и нормы, которые применяются в отношении усыновления внутри страны;

d) принимают все необходимые меры с целью обеспечения того, чтобы в случае усыновления в другой стране устройство ребенка не приводило к получению неоправданных финансовых выгод связанными с этим лицами;

e) содействуют в необходимых случаях достижению целей настоящей статьи путем заключения двусторонних и многосторонних договоренностей или соглашений и стремятся на этой основе обеспечить, чтобы устройство ребенка в другой стране осуществлялось компетентными властями или органами.

Статья 22

1. Государства-участники принимают необходимые меры, с тем чтобы обеспечить ребенку, желающему получить статус беженца или считающемуся беженцем в соответствии с применимым международным или внутренним правом и процедурами, как сопровождаемому, так и не сопровождаемому его родителями или любым другим лицом, надлежащую защиту и гуманитарную помощь в пользовании применимыми правами, изложенными в настоящей Конвенции и других международных документах по правам человека или гуманитарных документов, участниками которых являются указанные государства.

2. С этой целью государства-участники оказывают, в случае, когда они считают это необходимым, содействие любым усилиям Организации Объединенных Наций и других компетентных межправительственных организаций или неправительственных организаций, сотрудничающих с Организацией Объединенных Наций, по защите такого ребенка и оказанию ему помощи и поиску родителей или других членов семьи любого ребенка-беженца, с тем чтобы получить информацию, необходимую для его воссоединения со своей семьей. В тех случаях, когда родители или другие члены семьи не могут быть найдены, этому ребенку предоставляется такая же защита, как и любому другому ребенку, по какой-либо причине постоянно или временно лишенному своего семейного окружения, как это предусмотрено в настоящей Конвенции.

Статья 23

1. Государства-участники признают, что неполноценный в умственном или физическом отношении ребенок должен вести полноценную и достойную жизнь в условиях, которые обеспечивают его достоинство, способствуют его уверенности в себе и облегчают его активное участие в жизни общества.

2. Государства-участники признают право неполноценного ребенка на особую заботу и поощряют и обеспечивают предоставление при условии наличия ресурсов имеющему на это право ребенку и ответственным за заботу о нем помощи, о которой подана просьба и которая соответствует состоянию ребенка и положению его родителей или других лиц, обеспечивающих заботу о ребенке.

3. В признание особых нужд неполноценного ребенка помощь в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи предоставляется, по возможности, бесплатно с учетом финансовых ресурсов родителей или других лиц, обеспечивающих заботу о ребенке, и имеет целью обеспечение неполноценному ребенку эффективного доступа к услугам в области образования, профессиональной подготовки, медицинского обслуживания, восстановления здоровья, подготовки к трудовой деятельности и доступа к средствам отдыха таким образом, который приводит к наиболее полному, по возможности, вовлечению ребенка в социальную жизнь и достижению развития его личности, включая культурное и духовное развитие ребенка.

4. Государства-участники способствуют в духе международного сотрудничества обмену соответствующей информацией в области профилактического здравоохранения и медицинского, психологического и функционального лечения неполноценных детей, включая распространение информации о методах реабилитации, общеобразовательной и профессиональной подготовки, а также доступ к этой информации, с тем чтобы позволить государствам-участникам улучшить свои возможности и знания и расширить свой опыт в этой области. В этой связи особое внимание должно уделяться потребностям развивающихся стран.

Статья 24

1. Государства-участники признают право ребенка на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами лечения болезней и восстановления здоровья. Государства-участники стремятся обеспечить, чтобы ни один ребенок не был лишен своего права на доступ к подобным услугам системы здравоохранения.

2. Государства-участники добиваются полного осуществления данного права и, в частности, принимают необходимые меры для:

a) снижения уровней смертности младенцев и детской смертности;

b) обеспечения предоставления необходимой медицинской помощи и охраны здоровья всех детей с уделением первоочередного внимания развитию первичной медико-санитарной помощи;

c) борьбы с болезнями и недоеданием, в том числе в рамках первичной медико-санитарной помощи, путем, среди прочего, применения легкодоступной технологии и предоставления достаточно питательного продовольствия и чистой питьевой воды, принимая во внимание опасность и риск загрязнения окружающей среды;

d) предоставления матерям надлежащих услуг по охране здоровья в дородовой и послеродовой периоды;

e) обеспечения осведомленности всех слоев общества, в частности родителей и детей, о здоровье и питании детей, преимуществах грудного кормления, гигиене, санитарии среды обитания ребенка и предупреждении несчастных случаев, а также их доступа к образованию и их поддержки в использовании таких знаний;

f) развития просветительной работы и услуг в области профилактической медицинской помощи и планирования размера семьи.

3. Государства-участники принимают любые эффективные и необходимые меры с целью упразднения традиционной практики, отрицательно влияющей на здоровье детей.

4. Государства-участники обязуются поощрять международное сотрудничество и развивать его с целью постепенного достижения полного осуществления права, признаваемого в настоящей статье. В этой связи особое внимание должно уделяться потребностям развивающихся стран.

Статья 25

Государства-участники признают право ребенка, помещенного компетентными органами на попечение с целью ухода за ним, его защиты или физического либо психического лечения, на периодическую оценку лечения, предоставляемого ребенку, и всех других условий, связанных с таким попечением о ребенке.

Статья 26

1. Государства-участники признают за каждым ребенком право пользоваться благами социального обеспечения, включая социальное страхование, и принимают необходимые меры для достижения полного осуществления этого права в соответствии с их национальным законодательством.

2. Эти блага по мере необходимости предоставляются с учетом имеющихся ресурсов и возможностей ребенка и лиц, несущих ответственность за содержание ребенка, а также любых соображений, связанных с получением благ ребенком или от его имени.

Статья 27

1. Государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка.

2. Родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка.

3. Государства-участники в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении этого права и, в случае необходимости, оказывают материальную помощь и поддерживают программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем.

4. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения восстановления содержания ребенка родителями или другими лицами, несущими финансовую ответственность за ребенка, как внутри государства-участника, так и из-за рубежа. В частности, если лицо, несущее финансовую ответственность за ребенка, и ребенок проживают в разных государствах, государства-участники способствуют присоединению к международным соглашениям или заключению таких соглашений, а также достижению других соответствующих договоренностей.

Статья 28

1. Государства-участники признают право ребенка на образование, и с целью постепенного достижения осуществления этого права на основе равных возможностей они, в частности:

a) вводят бесплатное и обязательное начальное образование;

b) поощряют развитие различных форм среднего образования, как общего, так и профессионального, обеспечивают его доступность для всех детей и принимают такие необходимые меры, как введение бесплатного образования и предоставление в случае необходимости финансовой помощи;

c) обеспечивают доступность высшего образования для всех на основе способностей каждого с помощью всех необходимых средств;

d) обеспечивают доступность информации и материалов в области образования и профессиональной подготовки для всех детей;

e) принимают меры по содействию регулярному посещению школ и снижению числа учащихся, покинувших школу.

2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения того, чтобы школьная дисциплина поддерживалась с помощью методов, отражающих уважение человеческого достоинства ребенка и в соответствии с настоящей Конвенцией.

3. Государства-участники поощряют и развивают международное сотрудничество по вопросам, касающимся образования, в частности, с целью содействия ликвидации невежества и неграмотности во всем мире и облегчения доступа к научно-техническим знаниям и современным методам обучения. В этой связи особое внимание должно уделяться потребностям развивающихся стран.

Статья 29

1. Государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на:
a) развитие личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме;

b) воспитание уважения к правам человека и основным свободам, а также принципам, провозглашенным в Уставе Организации Объединенных Наций;

c) воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной;

d) подготовку ребенка к сознательной жизни в свободном обществе в духе понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами, а также лицами из числа коренного населения;

e) воспитание уважения к окружающей природе.

2. Никакая часть настоящей статьи или статьи 28 не толкуется как ограничивающая свободу отдельных лиц и органов создавать учебные заведения и руководить ими при условии постоянного соблюдения принципов, изложенных в пункте 1 настоящей статьи, и выполнения требования о том, чтобы образование, даваемое в таких учебных заведениях, соответствовало минимальным нормам, которые могут быть установлены государством.

Статья 30

В тех государствах, где существуют этнические, религиозные или языковые меньшинства или лица из числа коренного населения, ребенку, принадлежащему к таким меньшинствам или коренному населению, не может быть отказано в праве совместно с другими членами своей группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком.

Статья 31

1. Государства-участники признают право ребенка на отдых и досуг, право участвовать в играх и развлекательных мероприятиях, соответствующих его возрасту, и свободно участвовать в культурной жизни и заниматься искусством.

2. Государства-участники уважают и поощряют право ребенка на всестороннее участие в культурной и творческой жизни и содействуют предоставлению соответствующих и равных возможностей для культурной и творческой деятельности, досуга и отдыха.

Статья 32

1. Государства-участники признают право ребенка на защиту от экономической эксплуатации и от выполнения любой работы, которая может представлять опасность для его здоровья или служить препятствием в получении им образования, либо наносить ущерб его здоровью и физическому, умственному, духовному, моральному и социальному развитию.

2. Государства-участники принимают законодательные, административные и социальные меры, а также меры в области образования, с тем чтобы обеспечить осуществление настоящей статьи. В этих целях, руководствуясь соответствующими положениями других международных документов, государства-участники, в частности:

a) устанавливают минимальный возраст или минимальные возрасты для приема на работу;

b) определяют необходимые требования о продолжительности рабочего дня и условиях труда;

c) предусматривают соответствующие виды наказания или другие санкции для обеспечения эффективного осуществления настоящей статьи.

Статья 33

Государства-участники принимают все необходимые меры, включая законодательные, административные и социальные меры, а также меры в области образования, с тем чтобы защитить детей от незаконного употребления наркотических средств и психотропных веществ, как они определены в соответствующих международных договорах, и не допустить использования детей в противозаконном производстве таких веществ и торговле ими.

Статья 34

Государства-участники обязуются защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения. В этих целях государства-участники, в частности, принимают на национальном, двустороннем и многостороннем уровнях все необходимые меры для предотвращения:

a) склонения или принуждения ребенка к любой незаконной сексуальной деятельности;

b) использования в целях эксплуатации детей в проституции или в другой незаконной сексуальной практике;

c) использования в целях эксплуатации детей в порнографии и порнографических материалах.

Статья 35

Государства-участники принимают на национальном, двустороннем и многостороннем уровнях все необходимые меры для предотвращения похищения детей, торговли детьми или их контрабанды в любых целях и в любой форме.

Статья 36

Государства-участники защищают ребенка от всех других форм эксплуатации, наносящих ущерб любому аспекту благосостояния ребенка.

Статья 37

Государства-участники обеспечивают, чтобы:

a) ни один ребенок не был подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания. Ни смертная казнь, ни пожизненное тюремное заключение, не предусматривающее возможности освобождения, не назначаются за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет;

b) ни один ребенок не был лишен свободы незаконным или произвольным образом. Арест, задержание или тюремное заключение ребенка осуществляются согласно закону и используются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого соответствующего периода времени;

c) каждый лишенный свободы ребенок пользовался гуманным обращением и уважением неотъемлемого достоинства его личности с учетом потребностей лиц его возраста. В частности, каждый лишенный свободы ребенок должен быть отделен от взрослых, если только не считается, что в наилучших интересах ребенка этого делать не следует, и иметь право поддерживать связь со своей семьей путем переписки и свиданий, за исключением особых обстоятельств;

d) каждый лишенный свободы ребенок имел право на незамедлительный доступ к правовой и другой соответствующей помощи, а также право оспаривать законность лишения его свободы перед судом или другим компетентным, независимым и беспристрастным органом и право на безотлагательное принятие ими решения в отношении любого такого процессуального действия.

Статья 38

1. Государства-участники обязуются уважать нормы международного гуманитарного права, применимые к ним в случае вооруженных конфликтов и имеющие отношение к детям, и обеспечивать их соблюдение.

2. Государства-участники принимают все возможные меры для обеспечения того, чтобы лица, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях.

3. Государства-участники воздерживаются от призыва любого лица, не достигшего 15-летнего возраста, на службу в свои вооруженные силы. При вербовке из числа лиц, достигших 15-летнего возраста, но которым еще не исполнилось 18 лет, государства-участники стремятся отдавать предпочтение лицам более старшего возраста.

4. Согласно своим обязательствам по международному гуманитарному праву, связанным с защитой гражданского населения во время вооруженных конфликтов, государства-участники обязуются принимать все возможные меры с целью обеспечения защиты затрагиваемых вооруженным конфликтом детей и ухода за ними.

Статья 39

Государства-участники принимают все необходимые меры для того, чтобы содействовать физическому и психологическому восстановлению и социальной реинтеграции ребенка, являющегося жертвой: любых видов пренебрежения, эксплуатации или злоупотребления, пыток или любых других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, наказания или вооруженных конфликтов. Такое восстановление и реинтеграция должны осуществляться в условиях, обеспечивающих здоровье, самоуважение и достоинство ребенка.

Статья 40

1. Государства-участники признают право каждого ребенка, который, как считается, нарушил уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитывается возраст ребенка и желательность содействия его реинтеграции и выполнению им полезной роли в обществе.

2. В этих целях и принимая во внимание соответствующие положения международных документов, государства-участники, в частности, обеспечивают, чтобы:

a) ни один ребенок не считался нарушившим уголовное законодательство, не обвинялся и не признавался виновным в его нарушении по причине действия или бездействия, которые не были запрещены национальным или международным правом во время их совершения;

b) каждый ребенок, который, как считается, нарушил уголовное законодательство или обвиняется в его нарушении, имел по меньшей мере следующие гарантии:

i) презумпция невиновности, пока его вина не будет доказана согласно закону;

ii) незамедлительное и непосредственное информирование его об обвинениях против него и, в случае необходимости, через его родителей или законных опекунов и получение правовой и другой необходимой помощи при подготовке и осуществлении своей защиты;

iii) безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица, и, если это не считается противоречащим наилучшим интересам ребенка, в частности, с учетом его возраста или положения его родителей или законных опекунов;

iv) свобода от принуждения к даче свидетельских показаний или признанию вины; изучение показаний свидетелей обвинения либо самостоятельно, либо при помощи других лиц и обеспечение равноправного участия свидетелей защиты и изучения их показаний;

v) если считается, что ребенок нарушил уголовное законодательство, повторное рассмотрение вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону соответствующего решения и любых принятых в этой связи мер;

vi) бесплатная помощь переводчика, если ребенок не понимает используемого языка или не говорит на нем;

vii) полное уважение его личной жизни на всех стадиях разбирательства.

3. Государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются или признаются виновными в его нарушении, и в частности:

a) установлению минимального возраста, ниже которого дети считаются неспособными нарушить уголовное законодательство;

b) в случае необходимости и желательности, принятию мер по обращению с такими детьми без использования судебного разбирательства при условии полного соблюдения прав человека и правовых гарантий.

4. Необходимо наличие таких различных мероприятий, как уход, положение об опеке и надзоре, консультативные услуги, назначение испытательного срока, воспитание, программы обучения и профессиональной подготовки и другие формы ухода, заменяющие уход в учреждениях, с целью обеспечения такого обращения с ребенком, которое соответствовало бы его благосостоянию, а также его положению и характеру преступления.

Статья 41

Ничто в настоящей Конвенции не затрагивает любых положений, которые в большей степени способствуют осуществлению прав ребенка и могут содержаться:

a) в законе государства-участника; или

b) в нормах международного права, действующих в отношении данного государства.

Часть II

Статья 42

Государства-участники обязуются, используя надлежащие и действенные средства, широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей.

Статья 43

1. В целях рассмотрения прогресса, достигнутого государствами-участниками в выполнении обязательств, принятых в соответствии с настоящей Конвенцией, учреждается Комитет по правам ребенка, который выполняет функции, предусматриваемые ниже.

2. Комитет состоит из десяти экспертов, обладающих высокими нравственными качествами и признанной компетентностью в области, охватываемой настоящей Конвенцией. Члены Комитета избираются государствами-участниками из числа своих граждан и выступают в личном качестве, причем уделяется внимание справедливому географическому распределению, а также главным правовым системам.

3. Члены Комитета избираются тайным голосованием из числа внесенных в список лиц, выдвинутых государствами-участниками. Каждое государство-участник может выдвинуть одно лицо из числа своих граждан.

4. Первоначальные выборы в Комитет проводятся не позднее, чем через шесть месяцев со дня вступления в силу настоящей Конвенции, а впоследствии — один раз в два года. По крайней мере за четыре месяца до дня каждых выборов Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций обращается к государствам-участникам с письмом, предлагая им представить свои кандидатуры в течение двух месяцев. Затем Генеральный секретарь составляет в алфавитном порядке список всех выдвинутых таким образом лиц с указанием государств-участников, которые выдвинули этих лиц, и представляет этот список государствам-участникам настоящей Конвенции.

5. Выборы проводятся на совещаниях государств-участников, созываемых Генеральным секретарем в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций. На этих совещаниях, на которых две трети государств-участников составляют кворум, избранными в состав Комитета являются те кандидаты, которые получили наибольшее число голосов и абсолютное большинство голосов присутствующих и участвующих в голосовании представителей государств-участников.

6. Члены Комитета избираются на четырехлетний срок. Они имеют право быть переизбранными в случае повторного выдвижения их кандидатур. Срок полномочий пяти членов, избираемых на первых выборах, истекает в конце двухлетнего периода; немедленно после первых выборов имена этих пяти членов определяются по жребию Председателем совещания.

7. В случае смерти или выхода в отставку какого-либо члена Комитета или если он или она по какой-либо иной причине не может более исполнять обязанности члена Комитета, государство-участник, выдвинувшее данного члена Комитета, назначает другого эксперта из числа своих граждан на оставшийся срок при условии одобрения Комитетом.

8. Комитет устанавливает свои собственные правила процедуры.

9. Комитет избирает своих должностных лиц на двухлетний срок.

10. Сессии Комитета, как правило, проводятся в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций или в любом ином подходящем месте, определенном Комитетом. Комитет, как правило, проводит свои сессии ежегодно. Продолжительность сессии Комитета определяется и при необходимости пересматривается на совещании государств — участников настоящей Конвенции при условии одобрения Генеральной Ассамблеей.

11. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций предоставляет персонал и материальные средства для эффективного осуществления Комитетом своих функций в соответствии с настоящей Конвенцией.

12. Члены Комитета, учрежденного в соответствии с настоящей Конвенций, получают утверждаемое Генеральной Ассамблеей вознаграждение из средств Организации Объединенных Наций в порядке и на условиях, устанавливаемых Генеральной Ассамблеей.

Статья 44

1. Государства-участники обязуются предоставлять Комитету через Генерального секретаря Организации Объединенных Наций доклады о принятых ими мерах по закреплению признанных в Конвенции прав и о прогрессе, достигнутом в осуществлении этих прав:

a) в течение двух лет после вступления Конвенции в силу для соответствующего государства-участника;

b) впоследствии через каждые пять лет.

2. В докладах, представляемых в соответствии с настоящей статьей, указываются факторы и затруднения, если таковые имеются, влияющие на степень выполнения обязательств по настоящей Конвенции.

Доклады также содержат достаточную информацию, с тем чтобы обеспечить Комитету полное понимание действий Конвенции в данной стране.

3. Государству-участнику, представившему Комитету всесторонний первоначальный доклад, нет необходимости повторять в последующих докладах, представляемых в соответствии с пунктом 1 b настоящей статьи, ранее изложенную основную информацию.

4. Комитет может запрашивать у государств-участников дополнительную информацию, касающуюся осуществления настоящей Конвенции.

5. Доклады о деятельности Комитета один раз в два года представляются Генеральной Ассамблее через посредство Экономического и Социального Совета.

6. Государства-участники обеспечивают широкую гласность своих докладов в своих собственных странах.

Статья 45

С целью способствовать эффективному осуществлению Конвенции и поощрять международное сотрудничество в области, охватываемой настоящей Конвенцией:

a) специализированные учреждения, Детский фонд Организации Объединенных Наций и другие органы Организации Объединенных Наций вправе быть представленными при рассмотрении вопросов об осуществлении таких положений настоящей Конвенции, которые входят в сферу их полномочий. Комитет может предложить специализированным учреждениям, Детскому фонду Организации Объединенных Наций и другим компетентным органам, когда он считает это целесообразным, представить заключение экспертов относительно осуществления Конвенции в тех областях, которые входят в сферу их соответствующих полномочий. Комитет может предложить специализированным учреждениям, Детскому фонду Организации Объединенных Наций и другим органам Организации Объединенных Наций представить доклады об осуществлении Конвенции в областях, входящих в сферу их деятельности;

b) Комитет препровождает, когда он считает это целесообразным, в специализированные учреждения, Детский фонд Организации Объединенных Наций и другие компетентные органы любые доклады государств-участников, в которых содержится просьба о технической консультации или помощи или указывается на потребность в этом, а также замечания и предложения Комитета, если таковые имеются, относительно таких просьб или указаний;

c) Комитет может рекомендовать Генеральной Ассамблее предложить Генеральному секретарю провести от ее имени исследования по отдельным вопросам, касающимся прав ребенка;

d) Комитет может вносить предложения и рекомендации общего характера, основанные на информации, получаемой в соответствии со статьями 44 и 45 настоящей Конвенции. Такие предложения и рекомендации общего характера препровождаются любому заинтересованному государству-участнику и сообщаются Генеральной Ассамблее наряду с замечаниями государств-участников, если таковые имеются.

Часть III

Статья 46

Настоящая Конвенция открыта для подписания ее всеми государствами.

Статья 47

Настоящая Конвенция подлежит ратификации. Ратификационные грамоты сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Статья 48

Настоящая Конвенция открыта для присоединения к ней любого государства. Документы о присоединении сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Статья 49

1. Настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после даты сдачи на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций двадцатой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящую Конвенцию или присоединяется к ней после сдачи на хранение двадцатой ратификационной грамоты или документа о присоединении, настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи таким государством на хранение его ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья 50

1. Любое государство-участник может предложить поправку и представить ее Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь затем препровождает предложенную поправку государствам-участникам с просьбой указать, высказываются ли они за созыв конференции государств-участников с целью рассмотрения этих предложений и проведения по ним голосования. Если в течение четырех месяцев, начиная с даты такого сообщения, по крайней мере одна треть государств-участников выскажется за такую конференцию, Генеральный секретарь созывает эту конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, принятая большинством государств-участников, присутствующих и участвующих в голосовании на этой конференции, представляется Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций на утверждение.

2. Поправка, принятая в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, вступает в силу по утверждении ее Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций и принятия ее большинством в две трети государств-участников.

3. Когда поправка вступает в силу, она становится обязательной для тех государств-участников, которые ее приняли, а для других государств-участников остаются обязательными положения настоящей Конвенции и любые предшествующие поправки, которые ими приняты.

Статья 51

1. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций получает и рассылает всем государствам текст оговорок, сделанных государствами в момент ратификации или присоединения.

2. Оговорка, не совместимая с целями и задачами настоящей Конвенции, не допускается.

3. Оговорки могут быть сняты в любое время путем соответствующего уведомления, направленного Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который затем сообщает об этом всем государствам. Такое уведомление вступает в силу со дня его получения Генеральным секретарем.

Статья 52

Любое государство-участник может денонсировать настоящую Конвенцию путем письменного уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций. Денонсация вступает в силу по истечении одного года после получения уведомления Генеральным секретарем.

Статья 53

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций назначается депозитарием настоящей конвенции.

Статья 54

Подлинник настоящей Конвенции, английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский тексты которой являются равно аутентичными, сдается на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. В удостоверение чего нижеподписавшиеся полномочные представители, должным образом на то уполномоченные своими соответствующими правительствами, подписали настоящую Конвенцию.

 

ФАКУЛЬТАТИВНЫЙ ПРОТОКОЛ К КОНВЕНЦИИ О ПРАВАХ РЕБЕНКА, КАСАЮЩИЙСЯ ТОРГОВЛИ ДЕТЬМИ, ДЕТСКОЙ ПРОСТИТУЦИИ И ДЕТСКОЙ ПОРНОГРАФИИ

Организация Объединенных Наций 2000

Государства — участники настоящего Протокола,

считая, что для содействия достижению целей Конвенции о правах ребенка и осуществлению ее положений, в особенности статей 1, 11, 21, 32, 33, 34, 35 и 36, было бы целесообразно придать более широкий характер тем мерам, которые должны принимать государства-участники в целях обеспечения гарантий защиты ребенка от практики торговли детьми,
детской проституции и детской порнографии,

считая также, что в Конвенции о правах ребенка признается право ребенка на защиту от экономической эксплуатации и от выполнения любой работы, которая может представлять опасность для его здоровья или служить препятствием в получении им образования, либо наносить ущерб его здоровью и физическому, умственному и духовному, нравственному и социальному развитию,

будучи крайне обеспокоенными значительными и растущими масштабами международной контрабандной перевозки детей для целей торговли детьми, детской проституции и детской порнографии,

будучи глубоко обеспокоенными широко распространенной и продолжающейся практикой секс-туризма, особенно опасной для детей, поскольку она непосредственно стимулирует торговлю детьми, детскую проституцию и детскую порнографию,

признавая, что ряд особо уязвимых групп детей, включая малолетних девочек, в большей степени подвергается риску сексуальной эксплуатации и что доля малолетних девочек является несоразмерно высокой среди сексуально эксплуатируемых детей,

будучи обеспокоенными растущей доступностью детской порнографии в Интернете и в рамках других развивающихся технологий и ссылаясь на Международную конференцию по борьбе с детской порнографией в Интернете (Вена, 1999 год), и в частности на ее решение, призывающее к криминализации во всем мире производства, распространения, экспорта, передачи, импорта, умышленного хранения детской порнографии и ее рекламы, и подчеркивающее важное значение более тесного сотрудничества и партнерства между правительствами и индустрией Интернета,

считая, что ликвидации торговли детьми, детской проституции и детской порнографии будет содействовать принятие всеобъемлющего подхода, учитывающего все способствующие этим явлениям факторы, включая недостаточное развитие, нищету, экономические диспропорции, неравноправную социально-экономическую структуру, наличие неблагополучных семей, низкий уровень образования, миграцию между городами и сельской местностью, дискриминацию по признаку пола, безответственное сексуальное поведение взрослых, вредные виды традиционной практики, вооруженные конфликты и контрабандную перевозку детей,

считая, что для сокращения потребительского спроса на торговлю детьми, детскую проституцию и детскую порнографию необходимо предпринять усилия по повышению уровня информированности общества, и будучи также убежденными в важном значении укрепления глобальных партнерских отношений между всеми участниками, а также усиления правоприменительных мер на национальном уровне,

принимая во внимание положения международно-правовых актов в области защиты детей, включая Гаагскую конвенцию о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления, Гаагскую конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, Гаагскую конвенцию о юрисдикции, применимом праве, признании, правоприменении и сотрудничестве в вопросах родительской ответственности и мерах по защите детей и Конвенцию Международной организации труда № 182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда,

будучи воодушевленными повсеместной поддержкой Конвенции о правах ребенка, свидетельствующей о широкой приверженности делу поощрения и защиты прав ребенка,

признавая важное значение осуществления положений Программы действий по предупреждению торговли детьми, детской проституции и детской порнографии и Декларации и Плана действий, принятых на состоявшемся в 27?31 августа 1996 году Всемирном конгрессе против сексуальной эксплуатации детей в коммерческих целях, а также других решений и рекомендаций по этому вопросу соответствующих международных органов,

должным образом учитывая важное значение традиций и культурных ценностей каждого народа для защиты и гармоничного развития ребенка,

договорились о нижеследующем:

Статья 1

Государства-участники запрещают торговлю детьми, детскую проституцию и детскую порнографию, как это предусмотрено настоящим Протоколом.

Статья 2

Для целей настоящего Протокола:

а) торговля детьми означает любой акт или сделку, посредством которых ребенок передается любым лицом или любой группой лиц другому лицу или группе лиц за вознаграждение или любое иное возмещение;

b) детская проституция означает использование ребенка в деятельности сексуального характера за вознаграждение или любую иную форму возмещения;

с) детская порнография означает любое изображение какими бы то ни было средствами ребенка, совершающего реальные или смоделированные откровенно сексуальные действия, или любое изображение половых органов ребенка главным образом в сексуальных целях.

Статья 3

1. Каждое государство-участник обеспечивает, чтобы, как минимум, следующие деяния и виды деятельности были в полной мере охвачены его криминальным или уголовным правом, независимо о того, были ли эти преступления совершены на национальном или транснациональном уровне или в индивидуальном или организованном порядке:

а) в контексте торговли детьми, определяемой в статье 2:

i) предложение, передача или получение какими бы то ни было средствами ребенка с целью:

a. сексуальной эксплуатации ребенка;

b. передачи органов ребенка за вознаграждение;

c. использования ребенка на принудительных работах;

ii) неправомерное склонение, в качестве посредничества, к согласию на усыновление ребенка в нарушение применимых международно-правовых актов, касающихся усыновления;

b) предложение, получение, передача или предоставление ребенка для целей детской проституции, определяемой в статье 2;

с) производство, распределение, распространение, импорт, экспорт, предложение, продажа или хранение в вышеупомянутых целях детской порнографии, определяемой в статье 2.

2. С учетом положений национального законодательства государства-участника аналогичные положения применяются в отношении покушения на совершение любого из этих деяний, а также пособничества или соучастия в совершении любого из этих деяний.

3. Каждое государство-участник предусматривает надлежащие меры наказания за эти преступления, исходя из степени их тяжести.

4. С учетом положений своего национального законодательства каждое государство-участник в соответствующих случаях принимает меры по установлению ответственности юридических лиц за преступления, предусмотренные в пункте 1 настоящей статьи. С учетом правовых принципов государства-участника эта ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданской или административной.

5. Государства-участники принимают все надлежащие правовые и административные меры в целях обеспечения того, чтобы все лица, имеющие отношение к усыновлению ребенка, действовали в соответствии с положениями применимых международно-правовых актов.

Статья 4

1. Каждое государство-участник принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми, для установления своей юрисдикции в отношении преступлений, указанных в пункте 1 статьи 3, в тех случаях, когда такие преступления совершаются на его территории или на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в этом государстве.

2. Каждое государство-участник может принимать такие меры, которые могут оказаться необходимыми, для установления своей юрисдикции в отношении преступлений, указанных в пункте 1 статьи 3, в следующих случаях:

а) когда предполагаемый преступник является гражданином этого государства или лицом, место обычного проживания которого находится на его территории;

b) когда жертва является гражданином этого государства.

3. Каждое государство-участник также принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми, для установления своей юрисдикции в отношении вышеупомянутых преступлений, когда предполагаемый преступник находится на его территории и оно не выдает его или ее другому государству-участнику на том основании, что преступление было совершено одним из его граждан.

4. Настоящий Протокол не исключает любую уголовную юрисдикцию, осуществляемую в соответствии с внутригосударственным правом.

Статья 5

1. Преступления, указанные в пункте 1 статьи 3, считаются подлежащими включению в качестве преступлений, влекущих выдачу, в любой договор о выдаче, существующий между государствами-участниками, а также включаются в качестве преступлений, влекущих выдачу, в любой договор о выдаче, заключаемый между ними впоследствии, в соответствии с условиями, установленными в этих договорах.

2. Если государство-участник, которое обусловливает выдачу наличием договора, получает просьбу о выдаче от другого государства-участника, с которым оно не имеет договора о выдаче, оно может рассматривать настоящий Протокол в отношении таких преступлений в качестве правового основания для выдачи. Выдача осуществляется в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством государства, к которому обращена просьба о выдаче.

3. Государства-участники, не обусловливающие выдачу наличием договора, рассматривают в отношениях между собой такие преступления в качестве преступлений, влекущих выдачу, в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством государства, к которому обращена просьба о выдаче.

4. Такие преступления для целей выдачи между государствами-участниками рассматриваются, как если бы они были совершены не только в месте их совершения, но также и на территории государств, которые обязаны установить свою юрисдикцию в соответствии со статьей 4.

5. Если просьба о выдаче поступает в связи с одним из преступлений, указанных в пункте 1 статьи 3, и если государство-участник, к которому обращена такая просьба, не выдает или не будет выдавать преступника на основании его гражданства, это государство принимает надлежащие меры для передачи дела своим компетентным органам в целях возбуждения уголовного преследования.

Статья 6

1. Государства-участники оказывают друг другу максимальную помощь в связи с расследованиями или уголовным преследованием или процедурами выдачи, начатыми в отношении преступлений, указанных в пункте 1 статьи 3, включая оказание содействия в получении имеющихся у них доказательств, необходимых для осуществления упомянутых процессуальных действий.

2. Государства-участники выполняют свои обязательства по пункту 1 настоящей статьи, руководствуясь любыми договорами или другими договоренностями о взаимной правовой помощи, которые могут существовать между ними. В отсутствие таких договоров или договоренностей государства-участники оказывают друг другу помощь в соответствии с их внутригосударственным правом.

Статья 7

Государства-участники в соответствии с положениями их национального законодательства:

а) в соответствующих случаях принимают меры, обеспечивающие изъятие и конфискацию:

i) имущества, такого, как материалы, средства и другое оборудование, используемое для совершения или содействия совершению преступлений, предусмотренных настоящим Протоколом;

ii) доходов, полученных в результате совершения таких преступлений;

b) выполняют просьбы другого государства-участника об изъятии или конфискации имущества или доходов, указанных в подпункте (a)(i);

с) принимают меры, направленные на закрытие на временной или постоянной основе помещений, используемых для совершения таких преступлений.

Статья 8

1. Государства-участники принимают надлежащие меры для защиты прав и интересов детей — жертв практики, запрещаемой настоящим Протоколом, на всех стадиях уголовного судопроизводства, в частности, путем:

а) признания уязвимости детей-жертв и адаптации процедур для признания их особых потребностей, в том числе их особых потребностей в качестве свидетелей;

b) информирования детей-жертв об их правах, их роли и о содержании, сроках и ходе судопроизводства и о решении по их делам;

c) обеспечения того, чтобы мнения, потребности и проблемы детей-жертв представлялись и рассматривались в ходе судопроизводства в соответствии с процессуальными нормами национального законодательства в тех случаях, когда затрагиваются их личные интересы;

d) предоставления детям — жертвам услуг по оказанию надлежащей поддержки на всех стадиях судопроизводства;

e) защиты в надлежащих случаях частной жизни и личности детей-жертв и принятия в соответствии с национальным законодательством мер, с целью избежать нежелательного распространения информации, которая могла бы привести к установлению личности детей-жертв;

f) обеспечения в надлежащих случаях защиты детей-жертв, а также их семей и выступающих от их имени свидетелей, от запугивания и применения мер возмездия;

g) недопущения чрезмерных задержек с вынесением решений по делам и исполнением распоряжений и постановлений, о предоставлении компенсации детям-жертвам.

2. Государства-участники обеспечивают, чтобы наличие сомнений в отношении подлинного возраста жертвы не препятствовало началу уголовного расследования, включая расследование с целью установления возраста жертвы.

3. Государства-участники обеспечивают, чтобы в системе уголовного судопроизводства при обращении с детьми, которые являются жертвами преступлений, предусмотренных настоящим Протоколом, первоочередное внимание уделялось соблюдению наилучших интересов ребенка.

4. Государства-участники принимают меры для обеспечения надлежащей подготовки, в частности юридической и психологической, для лиц, работающих с детьми — жертвами преступных деяний, запрещенных в соответствии с настоящим Протоколом.

5. Государства-участники в надлежащих случаях принимают меры по обеспечению безопасности и неприкосновенности тех лиц и/или организаций, занимающихся превентивной деятельностью и/или защитой и реабилитацией жертв таких преступлений.

6. Ничто в настоящей статье не толкуется как наносящее ущерб или противоречащее правам обвиняемого на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство.

Статья 9

1. Государства-участники принимают или укрепляют, применяют и пропагандируют законы, административные меры, социальные стратегии и программы с целью предупреждения преступлений, указанных в настоящем Протоколе. Особое внимание уделяется защите детей, особенно уязвимых в отношении такой практики.

2. Государства-участники содействуют повышению осведомленности широких кругов общественности, включая детей, путем обеспечения информирования с использованием всех соответствующих средств, просвещения и обучения в отношении превентивных мер и вредных последствий преступлений, указанных в настоящем Протоколе. При выполнении своих обязательств по настоящей статье государства-участники поощряют участие общества, и в частности детей и детей-жертв, в таких информационно-просветительских и учебных программах, в том числе на международном уровне.

3. Государства-участники принимают все возможные меры с целью обеспечения оказания любой надлежащей помощи жертвам таких преступлений, включая их полную социальную реинтеграцию и их полное физическое и психологическое восстановление.

4. Государства-участники обеспечивают, чтобы все дети — жертвы преступлений, указанных в настоящем Протоколе, имели доступ к надлежащим процедурам получения от несущих юридическую ответственность лиц компенсации за причиненный ущерб без какой бы то ни было дискриминации.

5. Государства-участники принимают надлежащие меры, направленные на обеспечение действенного запрещения производства и распространения материалов, пропагандирующих преступления, указанные в настоящем Протоколе.

Статья 10

1. Государства-участники принимают все необходимые меры по укреплению международного сотрудничества путем заключения многосторонних, региональных и двусторонних договоренностей в целях предупреждения, обнаружения, расследования, уголовного преследования и наказания лиц, виновных в совершении деяний, связанных с торговлей детьми, детской проституцией, детской порнографией и детским секс-туризмом. Государства-участники содействуют также международному сотрудничеству и координации между своими органами, национальными и международными неправительственными организациями и международными организациями.

2. Государства-участники содействуют развитию международного сотрудничества, направленного на оказание детям — жертвам помощи в их физическом и психологическом восстановлении, социальной реинтеграции и репатриации.

3. Государства-участники содействуют укреплению международного сотрудничества в целях устранения основных причин, таких, как нищета и недостаточное развитие, усугубляющих уязвимость детей как объектов торговли детьми, детской проституции, детской порнографии и детского секс-туризма.

4. Государства-участники, располагающие для этого соответствующими возможностями, оказывают финансовую, техническую или другую помощь в рамках существующих многосторонних, региональных, двусторонних или других программ.

Статья 11

Ничто в настоящем Протоколе не затрагивает никаких положений, которые в большей мере способствуют осуществлению прав ребенка и которые могут содержаться:

а) в законодательстве государства-участника;

b) в нормах международного права, действующих для этого государства.

Статья 12

1. Каждое государство-участник в течение двух лет после вступления в силу данного Протокола для этого государства-участника, представляет Комитету по правам ребенка доклад, содержащий всеобъемлющую информацию о мерах, принятых им в целях осуществления положений данного Протокола.

2. После представления всеобъемлющего доклада каждое государство-участник включает в доклады, представляемые им Комитету по правам ребенка в соответствии со статьей 44 Конвенции, любую дополнительную информацию, касающуюся осуществления Протокола. Другие государства — участники Протокола представляют доклад каждые пять лет.

3. Комитет по правам ребенка может запросить у государств-участников дополнительную информацию, касающуюся осуществления настоящего Протокола.

Статья 13

1. Настоящий Протокол открыт для подписания любым государством, которое является участником Конвенции или подписало ее.

2. Настоящий Протокол подлежит ратификации и открыт для присоединения любого государства, которое является участником Конвенции или подписало ее. Ратификационные грамоты или документы о присоединении сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Статья 14

1. Настоящий Протокол вступает в силу через три месяца после сдачи на хранение десятой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящий Протокол или присоединится к нему после его вступления в силу, настоящий Протокол вступает в силу через один месяц после сдачи на хранение его ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья 15

1. Любое государство-участник может денонсировать настоящий Протокол в любое время путем письменного уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который затем информирует об этом другие государства — участники Конвенции и все государства, подписавшие Конвенцию. Денонсация вступает в силу по истечении одного года после даты получения такого уведомления Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций.

2. Такая денонсация не освобождает государство-участник от его обязательств по настоящему Протоколу в отношении любого преступления, совершенного до даты вступления денонсации в силу. Равным образом такая денонсация ни в коей мере не препятствует дальнейшему рассмотрению любого вопроса, который уже находится на рассмотрении Комитета до даты вступления денонсации в силу.

Статья 16

1. Любое государство-участник может предложить поправку и представить ее Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь затем препровождает предложенную поправку государствам-участникам с просьбой указать, высказываются ли они за созыв конференции государств-участников с целью рассмотрения этих предложений и проведения по ним голосования. Если в течение четырех месяцев, начиная с даты такого сообщения, по крайней мере одна треть государств-участников выскажется за такую конференцию, Генеральный секретарь созывает эту конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, принятая большинством государств-участников, присутствующих и участвующих в голосовании на этой конференции, представляется Генеральной Ассамблее на утверждение.

2. Поправка, принятая в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, вступает в силу по утверждении ее Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций и принятии ее большинством в две трети голосов государств-участников.

3. Когда поправка вступает в силу, она становится обязательной для тех государств-участников, которые ее приняли, а для других государств-участников остаются обязательными положения настоящего Протокола и любые предшествующие поправки, которые ими приняты.

Статья 17

1. Настоящий Протокол, английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский тексты которого являются равно аутентичными, подлежит сдаче на хранение в архив Организации Объединенных Наций.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает заверенные копии настоящего Протокола всем государствам — участникам Конвенции и всем государствам, подписавшим Конвенцию.

 

ФАКУЛЬТАТИВНЫЙ ПРОТОКОЛ К КОНВЕНЦИИ О ПРАВАХ РЕБЕНКА, КАСАЮЩИЙСЯ УЧАСТИЯ ДЕТЕЙ В ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ

Организация Объединенных Наций 2000
Государства — участники настоящего Протокола,

будучи воодушевлены повсеместной поддержкой Конвенции о правах ребенка, свидетельствующей о широко распространенной готовности служить делу поощрения и защиты прав ребенка,

вновь подтверждая, что права детей нуждаются в особой защите, и призывая к обеспечению постоянного улучшения положения детей без какого бы то ни было различия, а также их развития и образования в обстановке мира и безопасности,

будучи обеспокоены пагубным и широкомасштабным воздействием вооруженных конфликтов на детей, а также их долгосрочными последствиями для прочного мира, безопасности и развития,

осуждая посягательства на детей в условиях вооруженного конфликта, а также непосредственные нападения на объекты, охраняемые в соответствии с международным правом, в том числе на места, в которых обычно присутствует большое количество детей, такие, как школы и больницы,

отмечая принятие Статута Международного уголовного суда, и в частности квалификацию в нем в качестве военного преступления действий, связанных с призывом на военную службу или мобилизацией детей, не достигших 15-летнего возраста, или с их активным использованием в военных действиях в рамках как международных, так и немеждународных вооруженных конфликтов,

считая, таким образом, что в целях содействия более эффективному осуществлению прав, признанных в Конвенции о правах ребенка, необходимо усилить защиту детей от участия в вооруженных конфликтах,

отмечая, что статья 1 Конвенции о правах ребенка предусматривает, что для целей этой Конвенции ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее,

будучи убеждены, что факультативный протокол к Конвенции, повышающий возраст возможного призыва лиц в вооруженные силы и их участия в военных действиях, будет эффективным образом способствовать осуществлению принципа, согласно которому во всех действиях, касающихся детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка,

отмечая, что двадцать шестая Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, состоявшаяся в декабре 1995 года, рекомендовала, в частности, сторонам конфликтов предпринимать любые возможные шаги в целях обеспечения того, чтобы дети, не достигшие 18?летнего возраста, не принимали участия в военных действиях,

приветствуя единодушное принятие в июне 1999 года Конвенции Международной организации труда № 182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда, которая запрещает, в частности, принудительную или обязательную вербовку детей для использования их в вооруженных конфликтах,

осуждая с самой глубокой озабоченностью вербовку, обучение и использование внутри государства и за его пределами детей в военных действиях вооруженными группами, отличными от вооруженных сил государства, и признавая ответственность тех, кто вербует, обучает и использует детей с этой целью,

напоминая об обязательстве каждой стороны вооруженного конфликта соблюдать положения международного гуманитарного права,
подчеркивая, что настоящий Протокол не наносит ущерба целям и принципам, содержащимся в Уставе Организации Объединенных Наций, включая статью 51, и соответствующим нормам гуманитарного права,

принимая во внимание, что обстановка мира и безопасности, основанная на полном уважении целей и принципов, изложенных в Уставе, и на соблюдении применимых договоров в области прав человека, является непременным условием для полной защиты детей, в частности во время вооруженных конфликтов и иностранной оккупации,

признавая особые потребности детей, которые являются особенно уязвимыми по отношению к их вербовке и использованию в военных действиях вопреки настоящему Протоколу в связи с их экономическим или социальным положением или полом,

памятуя о необходимости учитывать экономические, социальные и политические причины участия детей в вооруженных конфликтах,

будучи убеждены в необходимости укрепления международного сотрудничества в осуществлении настоящего Протокола, а также в деле физической и психосоциальной реабилитации и социальной реинтеграции детей, являющихся жертвами вооруженных конфликтов,

поощряя участие общества, и в частности детей и детей, являющихся жертвами, в распространении информации и образовательных программах, касающихся осуществления Протокола,

договорились о нижеследующем:

Статья 1

Государства-участники принимают все возможные меры для обеспечения того, чтобы военнослужащие их вооруженных сил, не достигшие 18-летнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях.

Статья 2

Государства-участники обеспечивают, чтобы лица, не достигшие 18-летнего возраста, не подлежали обязательному призыву в их вооруженные силы.

Статья 3

1. Государства-участники повышают минимальный возраст добровольного призыва лиц в их национальные вооруженные силы по сравнению с возрастом, указанным в пункте 3 статьи 38 Конвенции о правах ребенка1, учитывая принципы, содержащиеся в этой статье, и признавая, что в соответствии с Конвенцией лица, не достигшие 18 лет, имеют право на особую защиту.

2. Каждое государство-участник при ратификации настоящего Протокола или присоединении к нему сдает на хранение имеющее обязательный характер заявление, в котором указывается минимальный возраст, при котором оно допускает добровольный призыв в его национальные вооруженные силы, и излагаются гарантии, принятые государством для обеспечения того, чтобы такой призыв не носил насильственного или принудительного характера.

3. Государства-участники, допускающие добровольный призыв в их национальные вооруженные силы лиц, не достигших 18 летнего возраста, предоставляют гарантии, как минимум обеспечивающие, чтобы:

a) такой призыв носил в действительности добровольный характер;

b) такой призыв производился с осознанного согласия родителей или законных опекунов данного лица;

c) такие лица были в полной мере информированы об обязанностях, связанных с несением такой военной службы;

d) такие лица представляли достоверные свидетельства своего возраста до их принятия на национальную военную службу.

4. Каждое государство-участник в любой момент может усилить положения своего заявления путем направления соответствующего уведомления в адрес Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который информирует все государства-участники. Такое уведомление вступает в силу с даты его получения Генеральным секретарем.

5. Требование о повышении возраста, содержащееся в пункте 1 настоящей статьи, не распространяется на учебные заведения, находящиеся в ведении или под контролем вооруженных сил государств-участников, в соответствии со статьями 28 и 29 Конвенции о правах ребенка.

Статья 4

1. Вооруженные группы, отличные от вооруженных сил государства, ни при каких обстоятельствах не должны вербовать или использовать в военных действиях лиц, не достигших 18?летнего возраста.

2. Государства-участники принимают все возможные меры в целях предупреждения такой вербовки и использования, включая принятие правовых мер, необходимых для запрещения и криминализации такой практики.

3. Применение настоящей статьи согласно данному Протоколу не затрагивает юридического статуса ни одной из сторон вооруженного конфликта.

Статья 5

Ничто в настоящем Протоколе не может быть истолковано как исключающее положения, содержащиеся в законодательстве государства-участника или в международных договорах и международном гуманитарном праве, которые в большей степени способствуют осуществлению прав ребенка.

Статья 6

1. Каждое государство-участник в рамках своей юрисдикции принимает все необходимые правовые, административные и иные меры для обеспечения эффективного осуществления и применения положений настоящего Протокола.

2. Государства-участники обязуются обеспечить широкое распространение и пропаганду соответствующими средствами принципов и положений настоящего Протокола среди взрослых и детей.

3. Государства-участники принимают все возможные меры для обеспечения того, чтобы лица, находящиеся под их юрисдикцией, которые были завербованы или использовались в военных действиях вопреки настоящему Протоколу, были демобилизованы или иным образом освобождены от военной службы. При необходимости государства-участники оказывают этим лицам всю надлежащую помощь в целях восстановления их физического и психологического состояния, а также их социальной реинтеграции.

Статья 7

1. Государства-участники сотрудничают в деле осуществления настоящего Протокола, в том числе в деле предупреждения любой деятельности, противоречащей Протоколу, и в деле реабилитации и социальной реинтеграции лиц, ставших жертвами действий, противоречащих настоящему Протоколу, в том числе посредством технического сотрудничества и финансовой помощи. Такие помощь и сотрудничество будут осуществляться в консультации с заинтересованными государствами-участниками и соответствующими международными организациями.

2. Государства-участники, которые в состоянии сделать это, оказывают такую помощь в рамках существующих многосторонних, двусторонних или иных программ, или, в частности, через посредство фонда добровольных взносов, учреждаемого в соответствии с правилами Генеральной Ассамблеи.

Статья 8

1. Каждое государство-участник в течение двух лет после вступления в силу данного Протокола для этого государства-участника представляет доклад Комитету по правам ребенка, содержащий всеобъемлющую информацию о мерах, принятых им в целях осуществления положений Протокола, включая меры, принятые с целью осуществления положений, касающихся участия и призыва.

2. После представления всеобъемлющего доклада каждое государство-участник включает в доклады, представляемые им Комитету по правам ребенка в соответствии со статьей 44 Конвенции, любую дополнительную информацию, касающуюся осуществления Протокола. Другие государства-участники Протокола представляют доклад каждые пять лет.

3. Комитет по правам ребенка может запросить у государств-участников дополнительную информацию, касающуюся осуществления настоящего Протокола.

Статья 9

1. Настоящий Протокол открыт для подписания любым государством, которое является участником Конвенции или которое подписало ее.

2. Настоящий Протокол подлежит ратификации и открыт для присоединения к нему любого государства. Ратификационные грамоты или документы о присоединении сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

3. Генеральный секретарь, действуя в качестве депозитария Конвенции и Протокола, уведомляет все государства-участники Конвенции и все государства, которые подписали Конвенцию, о сдаче на хранение каждого заявления в соответствии со статьей 13.

Статья 10

1. Настоящий Протокол вступает в силу через три месяца после сдачи на хранение десятой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящий Протокол или присоединится к нему после его вступления в силу, настоящий Протокол вступает в силу через один месяц после сдачи на хранение его ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья 11

1. Любое государство-участник может денонсировать настоящий Протокол в любое время путем письменного уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который затем информирует об этом другие государства — участники Конвенции и все государства, подписавшие Конвенцию. Денонсация вступает в силу по истечении одного года после даты получения уведомления Генеральным секретарем. Однако, если на день истечения этого года в денонсирующем государстве-участнике имеет место вооруженный конфликт, денонсация не вступает в силу до окончания этого вооруженного конфликта.

2. Такая денонсация не освобождает государство-участник от его обязательств, предусмотренных в настоящем Протоколе, в отношении любого действия, которое произошло до даты вступления денонсации в силу. Равным образом такая денонсация ни в коей мере не препятствует дальнейшему рассмотрению любого вопроса, который уже поступил на рассмотрение Комитета до даты вступления денонсации в силу.

Статья 12

1. Любое государство-участник может предложить поправку и представить ее Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь затем препровождает предложенную поправку государствам-участникам с просьбой указать, высказываются ли они за созыв конференции государств-участников с целью рассмотрения этих предложений и проведения по ним голосования. Если в течение четырех месяцев, начиная с даты такого сообщения, по крайней мере одна треть государств-участников выскажется за такую конференцию, Генеральный секретарь созывает эту конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, принятая большинством государств-участников, присутствующих и участвующих в голосовании на этой конференции, представляется Генеральной Ассамблее на утверждение.

2. Поправка, принятая в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, вступает в силу по утверждении ее Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций и принятии ее большинством в две трети государств-участников.

3. Когда поправка вступает в силу, она становится обязательной для тех государств-участников, которые ее приняли, а для других государств-участников остаются обязательными положения настоящего Протокола и любые предшествующие поправки, которые ими приняты.

Статья 13

1. Настоящий Протокол, английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский тексты которого являются равно аутентичными, хранится в архивах Организации Объединенных Наций.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций направляет заверенные копии настоящего Протокола всем государствам – участникам Конвенции и всем государствам, подписавшим Конвенцию.

 

ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ

Конвенция о правах ребенка

General comment 1. 17 April 2001 RUSSIAN Приложение IX

Конвенция о правах ребенка

Замечание общего порядка № 1 (2001) по пункту 1 статьи 29: цели образования

Пункт 1 статьи 29 Конвенции о правах ребенка

«1. Государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на:

а) развитие личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме;

b) воспитание уважения к правам человека и основным свободам, а также принципам, провозглашенным в Уставе Организации Объединенных Наций;

с) воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной;

d) подготовку ребенка к сознательной жизни в свободном обществе в духе понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами, а также лицами из числа коренного неселения;

е) воспитание уважения к окружающей природе».

Приложение
ЗАМЕЧАНИЕ ОБЩЕГО ПОРЯДКА № 1 (2001) — ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ

Значение статьи 29 (1)

1. Пункт 1 статьи 29 Конвенции о правах ребенка имеет очень важное значение. Изложенные в нем цели образования, которые были одобрены всеми государствами-участниками, поощряют, поддерживают и защищают базовую ценность Конвенции: присущие каждому ребенку человеческое достоинство и его равные и неотъемлемые права. Все эти цели, изложенные в пяти подпунктах статьи 29(1), напрямую связаны с уважением человеческого достоинства ребенка и осуществлением его прав, с учетом особых потребностей ребенка в плане развития и его различных изменяющихся способностей.

Эти цели включают целостное развитие полного потенциала ребенка (29(1) а)), включая воспитание уважения к правам человека (29(1) b )), осознание чувства своей самобытности и принадлежности к единому целому (29(1) с)), а также подготовку ребенка к жизни в обществе и обеспечение его взаимодействия с другими (29(1) d )) и с окружающей природой (29(1) е)).

2. Статья 29(1) не только добавляет к признанному в статье 28 праву на образование качественный аспект, отражающий права ребенка и присущее ему достоинство, но и подчеркивает необходимость обеспечения того, чтобы образование учитывало потребности и интересы ребенка и раскрывало перед ним новые возможности, а также призывает к обеспечению того, чтобы процесс образования основывался на тех принципах, которые провозглашены в этой статье [1] . Образование, на которое имеет право каждый ребенок, призвано обеспечить ребенка необходимыми для жизни навыками, расширить его возможности в плане пользования всеми правами человека и содействовать развитию культуры, учитывающей надлежащие ценности в области прав человека.

Его цель заключается в развитии потенциала ребенка посредством развития его навыков, способностей к познанию и других способностей, человеческого достоинства, самоуважения и уверенности в себе. В этом контексте понятие «образование» выходит далеко за рамки формального школьного образования и охватывает широкий круг жизненных ситуаций и процессов познания, которые позволяют детям как индивидуально, так и в коллективе развивать свою личность, таланты и способности и жить полноценной и приносящей удовлетворение жизнью в обществе.

3. Право ребенка на образование связано не только с доступом (статья 28), но и с содержанием. Образование, содержание которого прочно базируется на ценностях, провозглашенных в статье 29(1), является необходимым инструментом для каждого ребенка в его усилиях по нахождению на протяжении своего жизненного пути сбалансированных и учитывающих права человека ответов на вызовы, появляющиеся в связи с происходящими в мире радикальными изменениями, обусловленными глобализацией, новыми технологиями и связанными с ними явлениями.

Такие вызовы включают преодоление противоречий между, в частности, глобальными и локальными проблемами; индивидуальным и универсальным; традициями и современными тенденциями; долгосрочными и краткосрочными задачами; необходимостью соревнования стремлением к равенству возможностей; развитием знаний и возможностями их усвоения человеком; и между духовным и материальным миром [2] . Тем не менее в важных национальных и международных программах и стратегиях, касающихся образования, элементы, содержащиеся в статье 29(1), как представляется, в большинстве случаев либо отсутствуют, либо упоминаются лишь вскользь.

4. Согласно статье 29(1) государства-участники соглашаются в том, что образование должно быть направлено на широкий круг ценностей. Это согласие выходит за границы религии, нации и культуры, определенные во многих частях мира. На первый взгляд, может показаться, что некоторые из различных ценностей, перечисленных в статье 29(1), в определенных ситуациях противоречат друг другу.

Так, усилия, направленные на поощрение понимания, терпимости и дружбы между всеми народами, о которых говорится в пункте 1 d ), могут не всегда автоматически сочетаться со стратегиями, преследующими цель, в соответствии с пунктом 1 с), воспитания уважения к культурной самобытности ребенка, его языку и ценностям, национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, к стране его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной.

Однако на практике часть важности этого положения заключается именно в его признании необходимости сбалансированного подхода к образованию, в рамках которого обеспечивается учет различающихся ценностей благодаря диалогу и уважению к различиям. Кроме того, дети могут играть уникальную роль в сглаживании многих различий, которые исторически выступали барьерами между различными группами людей.

Функции к статье 29 (1)

5. Статья 29 (1) представляет собой нечто значительно большее, чем простое перечисление различных целей, на достижение которых должно быть направлено образование. В рамках общего контекста Конвенции она служит выделению, в частности, следующих аспектов.

6. Во‑первых, в ней подчеркивается необходимая взаимосвязь между положениями Конвенции. Она выделяет, усиливает, интегрирует и дополняет ряд других положений и не может правильно пониматься в отрыве от них. В дополнение к общим принципам Конвенции — недискриминация (статья 2), наилучшие интересы ребенка (статья 3), право на жизнь, выживание и развитие (статья 6), право на выражение взглядов и на то, чтобы эти взгляды были приняты во внимание (статья 12), — можно упомянуть о многих других положениях, в число которых, в частности, входят положения, касающиеся прав и обязанностей родителей (статьи 5 и 18), свободы выражения мнений (статья 13), свободы мысли (статья 14), права на получение информации (статья 17), прав детей-инвалидов (статья 23), права на получение знаний, касающихся здоровья (статья 24), права на образование (статья 28) и языковых и культурных прав детей, принадлежащих к группам меньшинств (статья 30).

7. Права детей являются не оторванными или изолированными ценностями, лишенными конкретного контекста, а существуют в пределах более широких этических рамок, которые частично описываются в статье 29 (1) и в преамбуле к Конвенции. Это положение служит конкретным ответом на многие критические замечания, которые высказывались в отношении Конвенции. Так, например, в этой статье подчеркивается важность уважения к родителям, необходимость рассматривать права с учетом их более широких этических, моральных, духовных, культурных и социальных рамок и того факта, что большинство прав детей являются не привнесенными извне, а основывающимися на ценностях местных общин.

8. Во‑вторых, в этой статье подчеркивается важное значение процесса, с помощью которого должно поощряться право на образование. Так, усилия по поощрению осуществления других прав должны не подрываться, а усиливаться благодаря уважению ценностей, прививаемых в процессе образования. Это включает не только содержание учебной программы, но и учебные процессы, педагогические методы и обстановку, в которой протекает процесс образования, будь то дома, в школе или в других условиях. Дети не теряют своих прав человека, переступая порог школы.

Так, например, образование должно предоставляться таким образом, чтобы при этом обеспечивалось уважение присущего ребенку достоинства и создавались возможности для свободного выражения ребенком своих мнений в соответствии со статьей 12 (1) и участия в школьной жизни. Образование должно также предоставляться таким образом, чтобы при этом соблюдались строгие ограничения в отношении дисциплины, о которых говорится в статье 28 (2), и поощрялось отсутствие насилия в школе. Комитет неоднократно ясно отмечал в своих заключительных замечаниях, что применение телесного наказания противоречит уважению присущего ребенку достоинства и нарушает строгие ограничения, касающиеся школьной дисциплины.

Уважение ценностей, признаваемых в статье 29 (1), ясно требует, чтобы школы учитывали интересы ребенка в самом полном значении этого понятия и чтобы любые аспекты их деятельности обеспечивали уважение достоинства ребенка. Участие детей в школьной жизни, создание школьных общин и советов учащихся, взаимное обучение и консультирование и привлечение детей к участию в деятельности школьных органов, рассматривающих вопросы дисциплины, следует поощрять в качестве составных элементов процесса познания и осознания реализации прав.

9. В-третьих, тогда как в статье 28 делается упор на обязанностях государств-участников, касающихся создания систем образования и обеспечения к ним доступа, в статье 29(1) подчеркивается индивидуальное и субъективное право на конкретное качество образования.

В соответствии с положениями Конвенции, в которых подчеркивается важное значение принятия мер с целью учета наилучших интересов ребенка, в рассматриваемой статье также уделяется особое внимание тому, чтобы в центре процесса образования находились интересы ребенка: в ней признается, что главная цель образования заключается в развитии личности, талантов и способностей каждого ребенка, и признается тот факт, что каждый ребенок имеет уникальные особенности, интересы, способности и учебные потребности [3].

Таким образом, учебная программа должна непосредственно учитывать социальные, культурные, экологические и экономические условия, в которых находится ребенок, и его нынешние и будущие потребности, а также его изменяющиеся способности; методы преподавания должны соответствовать различающимся потребностям различных детей. Образование должно также быть направлено на обеспечение того, чтобы каждый ребенок приобретал основные жизненные навыки и чтобы по окончании школы каждый ребенок был готов к решению различных проблем, с которыми он может столкнуться в жизни.

В число основных навыков входят не только умение читать и писать, но и такие жизненно важные навыки, как умение принимать взвешенные решения, решать конфликты ненасильственным путем, вести здоровый образ жизни, поддерживать хорошие отношения с окружающими, развитие чувства ответственности, способность к критическому мышлению, развитие творческих способностей и других способностей, которые дают детям возможность идти по жизни выбранными ими путями.

10. Дискриминация по любым признакам, перечисленным в статье 2 Конвенции, независимо от того, является ли она явной или скрытой, оскорбляет человеческое достоинство ребенка и может подорвать и даже свести на нет способность ребенка пользоваться возможностями, связанными с образованием. Тогда как отказ ребенку в доступе к возможностям в сфере образования является прежде всего вопросом, охватываемым в статье 28 Конвенции, существует множество ситуаций, в которых несоблюдение принципов, содержащихся в статье 29 (1), может приводить к аналогичным последствиям.

Если взять один из крайних примеров, то дискриминация по признаку пола может усиливаться в тех случаях, когда учебная программа не соответствует принципам гендерного равенства, когда существуют условия, ограничивающие возможности, которые могут получить девочки благодаря процессу образования, и когда участие девочек в учебном процессе ограничивается существованием небезопасной или недружественной обстановки.

Дискриминация в отношении детей‑инвалидов также широко распространена во многих официальных учебных системах и во многих ситуациях, когда обучение осуществляется на неформальной основе, в том числе на дому [4]. В рамках этих обоих типов обучения дети, зараженные ВИЧ и больные СПИДом, также подвергаются значительной дискриминации [5]. Все такие дискриминационные виды практики напрямую противоречат содержащемуся в статье 29 (1) а) требованию о том, чтобы образование было направлено на развитие личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме.

11. Комитет хотел бы также подчеркнуть связь, существующую между статьей 29 (1) и борьбой против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости. Расизм и связанные с ним явления процветают в условиях невежества, необоснованных опасений, связанных с расовыми, этническими, религиозными, культурными, языковыми или другими формами различия, использования предрассудков либо преподавания или распространения искаженных ценностей.

Надежным и долгосрочным способом устранения всех этих недостатков является обеспечение образования, поощряющего понимание и оценку ценностей, перечисленных в статье 29(1), включая уважение различий, и способствующего устранению всех аспектов дискриминации и предрассудков. Поэтому образование должно являться одним из главных приоритетов в ходе любых кампаний, направленных на борьбу с расизмом и связанными с ним явлениями. Следует также подчеркивать важность изучения различных форм расизма, имевших место на протяжении истории человечества, и в частности его различные проявления, которые имели место раньше или наблюдаются в настоящее время в конкретных общинах.

Расистское поведение не является феноменом, в котором участвуют лишь «другие». Поэтому в процессе обучения правам человека и правам ребенка и осмысления принципа недискриминации важно рассматривать положение именно в тех общинах, в которых проживают конкретные группы детей. Такое обучение может эффективно содействовать предотвращению и ликвидации расизма, этнической дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

12. В частности, в статье 29 (1) делается упор на использовании целостного подхода к образованию, который обеспечивает достижение того, чтобы создаваемые возможности в сфере образования обеспечивали надлежащий баланс между поощрением физических, психических, духовных и эмоциональных аспектов образования, развитием интеллектуальных, социальных и практических аспектов и поощрением аспектов, касающихся интересов детей и их будущих потребностей во взрослой жизни. Общая цель образования заключается в максимальном развитии способностей и возможностей детей полноценно участвовать в жизни свободного общества и сознавать ответственность за свои поступки.

Следует подчеркнуть, что процесс обучения, в ходе которого основное внимание уделяется накоплению знаний, ведущему к появлению духа состязательности и чрезмерной перегрузке детей, может служить серьезным препятствием на пути гармоничного развития ребенка с использованием всего потенциала его способностей и талантов. Образование должно учитывать интересы ребенка, а также вдохновлять и мотивировать его. Школы должны поощрять создание гуманной атмосферы и предоставлять детям возможность развиваться по мере изменения их способностей.

13. В-пятых, в ней подчеркивается необходимость обеспечения того, чтобы образование поощряло и усиливало конкретные этические ценности, провозглашенные в Конвенции, включая привитие стремления к миру, терпимости и уважения к окружающей природе, на основе комплексного и целостного подхода. Это может потребовать использования многодисциплинарного подхода. Поощрение и усиление ценностей, провозглашенных в статье 29 (1), необходимо не только по причине существования проблем в других регионах, но и с учетом проблем, существующих в общине проживания ребенка, которые также заслуживают первоочередного внимания.

Привитие этих ценностей должно осуществляться в семье, однако важную роль в этом направлении призваны также играть школа и община. Например, для развития уважения к окружающей природе в процессе образования следует увязывать вопросы, касающиеся окружающей среды и устойчивого развития, с социально-экономическими, социально-культурными и демографическими вопросами. Аналогичным образом уважительное отношение к природе должно прививаться ребенку в семье, школе и в общине, при этом следует учитывать как национальные, так и международные проблемы и активно привлекать детей к участию в осуществлении местных, региональных или глобальных экологических проектов.

14. В-шестых, рассматриваемая статья подчеркивает важную роль надлежащих возможностей в сфере образования для поощрения всех других прав человека и осознания их неделимости. Способность ребенка к полноценному и ответственному участию в жизни свободного общества может быть ограничена или сведена на нет не только полным лишением доступа к образованию, но и не обеспечением поощрения осознания ценностей, признанных в этой статье.

Образование в области прав человека

15. Статью 29 (1) можно также рассматривать как основу для осуществления различных программ, касающихся образования в области прав человека, к осуществлению которых призывали участники Всемирной конференции по правам человека, состоявшейся в Вене в 1993 году, и которые поощряются международными учреждениями. Тем не менее, в рамках такой деятельности правам ребенка не всегда уделялось то внимание, которого они заслуживают. Образование в области прав человека должно обеспечивать информацию о содержании договоров по правам человека.

Вместе с тем дети должны также узнавать о правах человека благодаря тому, что они видят осуществление соответствующих норм в повседневной жизни, будь то в семье, школе или в общине. Обучение правам человека должно являться всеобъемлющим процессом, продолжающимся на протяжении всей жизни, который начинается с практического применения ценностей, касающихся прав человека, в повседневной жизни и в тех ситуациях, с которыми детям приходится сталкиваться [6] .

16. Провозглашенные в статье 29 (1) ценности касаются детей, живущих в условиях мира, однако они имеют еще большую важность для тех детей, которые живут в условиях конфликта или чрезвычайного положения. Как отмечается в Дакарских рамках действий, в контексте систем образования, пострадавших от конфликтов, стихийных бедствий и нестабильности, важно обеспечивать, чтобы осуществление образовательных программ содействовало взаимопониманию, миру и терпимости и оказанию помощи в предотвращении насилия и конфликтов [7]

Одним из важных аспектов усилий, направленных на осуществление положений статьи 29 (1), является обучение по вопросам, касающимся международного гуманитарного права.

Осуществление, контроль и пересмотр

17. Перечисленные в рассматриваемой статье цели и ценности изложены в общем виде, и их последствия могут весьма сильно различаться. По этой причине многие государства-участники, как представляется, считают необязательным или даже нецелесообразным обеспечивать, чтобы соответствующие принципы были отражены в законодательстве или в административных директивах. Это мнение является ошибочным.

Как представляется, при отсутствии каких-либо конкретных положений, подтверждающих эти принципы в национальном законодательстве или политике, они вряд ли будут использоваться для определения соответствующих стратегий в сфере образования. Поэтому Комитет призывает все государства-участники принять необходимые меры для эффективного включения этих принципов в их стратегии в сфере образования и законодательство на всех уровнях.

18. Эффективное содействие осуществлению статьи 29 (1) требует радикального пересмотра учебных программ с целью отражения в них различных целей образования и систематического пересмотра учебников и других учебных материалов и методов, а также стратегий школьного обучения.

Подходы, в рамках которых предпринимаются попытки простого переноса целей и ценностей рассматриваемой статьи в существующую систему без осуществления серьезных изменений, являются явно неадекватными. Соответствующие ценности не могут быть реально включены в учебную программу и, таким образом, стать ее составной частью до тех пор, пока сами лица, которые призваны препровождать, поощрять, преподавать и, по мере возможности, воплощать эти ценности, не поверят в их важность.

В этой связи важное значение для преподавателей, администраторов и других лиц, участвующих в процессе обучения детей, имеют программы подготовки, предназначенные как для будущих специалистов, так и для тех, кто уже имеет опыт работы, и поощряющие принципы, отраженные в статье 29 (1). Также
важно обеспечить, чтобы используемые в школах методы преподавания отражали дух Конвенции о правах ребенка и предусмотренные в ней подходы к процессу обучения, а также закрепленные в статье 29(1) цели образования.

19. Кроме того, сама обстановка в школе должна способствовать духу понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами, а также лицами из числа коренного населения, о чем содержится призыв в подпунктах b) и d) статьи 29 (1).

Школы, которые попустительствуют запугиванию или другим насильственным действиям и видам практики, ведущим к отчуждению, не отвечают требованиям статьи 29 (1). Выражение «образование в области прав человека» слишком часто используется таким образом, при котором чрезмерно упрощаются его коннотации. В дополнение к официальному образованию в области прав человека необходимо обеспечить поощрение ценностей и стратегий, способствующих осуществлению прав человека, не только в школах и университетах, но и в обществе в целом.

20. В более общем плане различные инициативы, которые государства-участники должны предпринимать в соответствии со своими обязательствами по Конвенции, будут недостаточно эффективными, если не будет обеспечено широкое распространение текста Конвенции в соответствии с положениями статьи 42.

Это также содействовало бы тому, чтобы дети играли роль пропагандистов и защитников прав детей в повседневной жизни. Для содействия более широкому распространению Конвенции государствам-участникам следует сообщать о мерах, принятых ими для достижения этой цели, а Управлению Верховного комиссара по правам человека следует разработать комплексную базу данных, содержащую тексты Конвенции на различных языках.

21. Средства массовой информации, в широком понимании этого термина, также призваны играть важную роль как в поощрении ценностей и целей, провозглашенных в статье 29 (1), так и в обеспечении того, чтобы их деятельность не препятствовала усилиям других лиц, направленным на содействие достижению этих целей.

В соответствии со статьей 17 a) Конвенции правительства обязаны принимать все необходимые меры, направленные на «поощрение средств массовой информации к распространению информации и материалов, полезных для ребенка в социальном и культурном отношении» [8].

22. Комитет призывает государства-участники уделять больше внимания образованию как динамичному процессу и определить способы, позволяющие оценивать достигнутый со временем процесс в связи с осуществлением статьи 29(1).

Каждый ребенок имеет право на получение образования надлежащего качества, что в свою очередь требует уделения первоочередного внимания условиям, в которых осуществляется процесс обучения, качеству преподавания, учебных методов и материалов, а также достигнутым результатам. Комитет отмечает важное значение обзоров, которые могут позволять производить оценку достигнутого прогресса с учетом мнений всех участников процесса образования, включая детей (как тех, кто проходит обучение, так и тех, кто не посещает школы), преподавателей и молодежных лидеров, родителей, администраторов учебных заведений и лиц, осуществляющих контроль.

В этой связи Комитет подчеркивает роль мониторинга на национальном уровне, направленного на обеспечение того, чтобы решения, касающиеся образования, принимались с учетом мнений детей, родителей и педагогов.

23. Комитет призывает государства-участники разработать комплексный национальный план действий по поощрению и мониторингу достижения целей, перечисленных в статье 29 (1).

Если такой план разработан в более широком контексте национального плана действий в интересах детей, национального плана действий по осуществлению прав человека или национальной стратегии по образованию в области прав человека, правительствам необходимо обеспечить, чтобы он тем не менее охватывал все вопросы, рассматриваемые в статье 29 (1), и учитывал интересы детей.

Комитет настоятельно призывает Организацию Объединенных Наций и другие международные органы, занимающиеся стратегиями в сфере образования и вопросами образования в области прав человека, стремиться к осуществлению более полной координации в целях повышения эффективности процесса осуществления статьи 29 (1).

24. Разработка и осуществление программ, направленных на поощрение предусмотренных в этой статье ценностей, должны стать составной частью мер, принимаемых правительствами в ответ почти на все ситуации, связанные с нарушениями прав человека. Так, например, в тех случаях, когда имеют место серьезные инциденты, связанные с проявлениями расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в отношении несовершеннолетних, вполне оправданно предположить, что соответствующее правительство не приняло всех необходимых мер для поощрения ценностей, закрепленных в Конвенции в целом и в статье 29 (1) в частности.

Поэтому следует принимать надлежащие дополнительные меры в соответствии со статьей 29 (1), включающие изучение и принятие любых методов преподавания, которые могут способствовать осуществлению прав, признанных в Конвенции.

25. Государствам-участникам следует также рассмотреть вопрос о разработке процедуры по пересмотру, которая учитывала бы представляемые жалобы в отношении того, что существующие стратегии или виды практики не соответствуют положениям статьи 29 (1).

Разработка таких процедур по пересмотру необязательно должна приводить к созданию новых юридических и административных органов или органов по вопросам образования. Функции по пересмотру могут быть возложены также на национальные учреждения, занимающиеся вопросами прав человека, или на существующие административные органы. Комитет просит каждое государство-участник в процессе подготовки докладов по данной статье определять реальные возможности, которые существуют на национальном или местном уровнях, для пересмотра существующих подходов, которые, как утверждается, несовместимы с положениями Конвенции.

Следует также представлять информацию о том, каким образом можно приступить к осуществлению таких пересмотров и сколько соответствующих процедур по пересмотру было осуществлено за отчетный период.

26. Для более эффективного рассмотрения докладов государств-участников, касающихся статьи 29 (1), и в соответствии с требованием статьи 44 о том, что в докладах должны указываться соответствующие факторы и трудности, Комитет просит каждое государство-участник включать в свои периодические доклады подробную информацию о тех приоритетах в рамках его юрисдикции, которые оно считает наиболее важными для осуществления более согласованных усилий, направленных на поощрение провозглашенных в рассматриваемой статье ценностей, и представлять информацию о программе действий, которые оно намеревается предпринять в течение последующих пяти лет для решения выявленных проблем.

27. Комитет призывает органы и учреждения Организации Объединенных Наций и другие компетентные органы, роль которых подчеркивается в статье 45 Конвенции, активнее и более систематически содействовать деятельности, осуществляемой Комитетом в соответствии со статьей 29 (1).

28. Осуществление комплексных национальных планов действий, направленных на поощрение соблюдения положений статьи 29 (1), потребует людских и финансовых ресурсов, которые необходимо обеспечивать в максимально возможной степени в соответствии со статьей 4. Поэтому Комитет считает, что ограничения в отношении ресурсов не могут служить оправданием для непринятия государством-участником надлежащих мер или для принятия неадекватных мер.

В этой связи и в свете обязательств государств-участников по поощрению и развитию международного сотрудничества как в целом (статьи 4 и 34 Конвенции), так и в области образования (статья 28 (3)) Комитет настоятельно призывает государства-участники, осуществляющие сотрудничество в области развития, обеспечить, чтобы их программы в полной мере учитывали принципы, отраженные в статье 29 (1).
——-
[1] В этой связи Комитет принимает к сведению Замечание общего порядка № 13 (1999) Комитета по экономическим, социальным и культурным правам о праве на образование, в котором рассматриваются, в частности, цели образования, провозглашенные в статье 13(1) Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Комитет также обращает внимание на общие руководящие принципы, касающиеся формы и содержания периодических докладов, которые должны представляться государствами-участниками в соответствии с пунктом 1 b ) статьи 44 Конвенции ( CRC /С/58), пункты 112‑116.

[2] Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, Образование: сокрытое сокровище, Доклад Международной комиссии по образованию для XXI века, 1996 год, стр. 12-14.

[3] Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, Саламанкская декларация и рамки действий по образованию лиц с особыми потребностями, 1994 год, стр. viii .

[4] См. Замечания общего порядка № 5 (1994) Комитета по экономическим, социальным и культурным правам о лицах с какой-либо формой инвалидности.

[5] См. рекомендации, принятые Комитетом по правам ребенка по итогам его дня общей дискуссии в 1998 году о детях, живущих в мире, в котором существует проблема ВИЧ/СПИДа (А/55/41, пункт 1536).

[6] См. резолюцию 49/184 Генеральной Ассамблеи от 23 декабря 1994 года, провозглашающую Десятилетие образования в области прав человека Организации Объединенных Наций.

[7] «Образование для всех: выполнение наших общих обязательств», текст, принятый Всемирным форумом по образованию, Дакар, 26-28 апреля 2000 года.

[8] Комитет ссылается на рекомендации, которые были приняты по этому вопросу по итогам проведенного им в 1996 году дня общей дискуссии по теме «Дети и средства массовой информации» (см. A/53/41 , пункт 1396)

 

Комитет по правам ребенка

Тридцать вторая сессия 13-31 января 2003 года

ЗАМЕЧАНИЕ ОБЩЕГО ПОРЯДКА № 2 (2002)

Роль независимых национальных правозащитных учреждений в деле поощрения и защиты прав ребенка

1. Статья 4 Конвенции о правах ребенка обязывает государства-участники «принимать все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных настоящей Конвенцией». Независимые национальные правозащитные учреждения (НПЗУ) представляют собой важный механизм по поощрению и осуществлению Конвенции, и Комитет по правам ребенка считает, что создание подобных учреждений согласуется с обязательством, принятым на себя государствами-участниками при ратификации, а именно обеспечить осуществление Конвенции и способствовать всеобщей реализации прав детей. В этом отношении Комитет приветствует создание НПЗУ, а также бюро омбудсменов/комиссаров по вопросам детей и схожих независимых органов для поощрения и наблюдения за осуществлением Конвенции в ряде государств-участников.

2. Комитет публикует настоящее замечание общего порядка с тем, чтобы призвать государства-участники к созданию независимого учреждения для поощрения и мониторинга осуществления Конвенции и оказания им соответствующей поддержки путем разработки основных элементов таких учреждений и деятельности, которая должна ими осуществляться. Там, где такие учреждения уже были созданы, Комитет призывает государства пересмотреть их статус и эффективность работы с точки зрения поощрения и защиты прав детей, как это провозглашено в Конвенции о правах ребенка и других соответствующих международных документах.

3. Всемирная конференция по правам человека, состоявшаяся в 1993 году, в Венской декларации и Программе действий вновь подтвердила «…важную и конструктивную роль, которую играют национальные учреждения по вопросам поощрения и защиты прав человека» и «поощрила создание и укрепление национальных учреждений». Генеральная Ассамблея и Комиссия по правам человека неоднократно призывали к созданию национальных правозащитных учреждений, подчеркивая важную роль, которую играют НПЗУ в деле поощрения и защиты прав человека и улучшения осведомленности общественности в этих правах. В своем Руководстве по форме и содержанию периодических докладов Комитет предлагает государствам-участникам представлять информацию о «любых независимых институтах, созданных в целях поощрения и защиты прав ребенка…» [1] , и с тех пор он последовательно затрагивает этот вопрос в своем диалоге с государствами-участниками.

4. НПЗУ должны создаваться в соответствии с Принципами, касающимися статуса национальных учреждений, занимающихся поощрением и защитой прав человека («Парижские принципы»), принятыми Генеральной Ассамблеей в 1993 году [2] , которые были переданы Комиссии по правам человека в 1992 году [3] . Эти минимальные стандарты служат руководством в отношении создания, круга ведения, обязанностей и состава учреждений, включая такие аспекты, как плюрализм, независимость, методы работы, квазисудебную деятельность таких национальных учреждений.

5. В то время как и взрослым, и детям в равной степени требуются независимые НПЗУ для защиты их прав человека, имеются дополнительные обстоятельства, оправдывающие необходимость уделения особого внимания правам детей. Среди прочего можно упомянуть тот факт, что сам процесс развития детей является причиной их особой уязвимости с точки зрения нарушения прав человека; их мнение по‑прежнему редко принимается во внимание; в большинстве случаев дети не имеют права голоса и не могут играть сколь‑либо значимую роль в политическом процессе, который определяет отношение правительства к правам человека; дети сталкиваются со значительными проблемами при использовании судебной системы в целях защиты своих прав или поиске средств правовой защиты в отношении нарушений их прав, а доступ детей к организациям, которые могут защищать их права, в целом является ограниченным.

6. Специализированные независимые правозащитные учреждения для детей, бюро омбудсменов или комиссаров по правам детей все чаще создаются в государствах‑участниках. Там, где ресурсы ограничены, внимание следует уделять обеспечению того, чтобы имеющиеся ресурсы использовались самым эффективным способом для поощрения и защиты прав человека всех людей, включая детей, и в этом контексте наилучшим подходом, вероятно, будет создание НПЗУ широкого профиля, которые уделяют особое внимание детям. Такие НПЗУ широкого профиля должны будут включать в свою структуру либо отдельный пост комиссара, непосредственно ответственного за права детей, либо отдельную группу или подразделение, отвечающее за права детей.

7. По мнению Комитета, каждому государству требуется независимое правозащитное учреждение, отвечающее за вопросы поощрения и защиты прав детей. Основная забота Комитета заключается в том, чтобы это учреждение, независимо от его формы, было бы в состоянии независимо и эффективно осуществлять задачи по мониторингу, поощрению и защите прав детей. Важно, чтобы вопросам поощрениям и защиты прав детей уделялось основное внимание и чтобы все учреждения по правам человека, существующие в данной стране, работали в тесном сотрудничестве для достижения этой цели.
Мандат и полномочия

8. НПЗУ по мере возможности должны быть предусмотрены конституцией и наделены по крайней мере полномочиями в законодательном порядке. По мнению Комитета, их мандат должен быть как можно более широким в области поощрения и защиты прав человека, включая Конвенцию о правах ребенка и ее Факультативные протоколы и другие соответствующие международные документы в области прав человека, охватывая, таким образом, права детей, в частности их гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права. В законодательство необходимо включить положения,
касающиеся конкретных функций, полномочий и обязанностей по отношению к детям, связанные с Конвенцией о правах ребенка и Факультативными протоколами к ней. В случае, если какое-либо НПЗУ было создано еще до появления Конвенции или конкретно не учитывает ее положения, следует принять необходимые меры, включая принятие законодательства или внесение в него поправок, с тем чтобы обеспечить соответствие мандата этого учреждения с принципами и положениями Конвенции.

9. НПЗУ должны быть предоставлены такие полномочия, которые им необходимы для эффективного выполнения своего мандата, включая полномочия по заслушиванию любых лиц и получению любой информации и документов, необходимых для оценки ситуаций, входящих в их компетенцию. В число этих полномочий должны входить вопросы поощрения и защиты прав всех детей в рамках юрисдикции государства-участника по отношению не только к государству, но ко всем соответствующим общественным или частным организациям.

Процесс создания

10. Процесс создания НПЗУ должен носить консультативный, всеобъемлющий и транспарентный характер при том, что инициативы и поддержка должны обеспечиваться на высших правительственных уровнях, и охватывать все соответствующие элементы, присущие государству, законодательной власти и гражданскому обществу. Чтобы обеспечить их независимость и эффективное функционирование, НПЗУ должны иметь адекватную инфраструктуру, финансирование (включая отдельное финансирование деятельности, связанной с правами детей, в учреждениях широкого профиля), иметь соответствующий персонал, помещения и быть свободными от всех форм финансового контроля, который может повлиять на их независимость.

Ресурсы

11. Комитет, признавая, что этот вопрос является очень сложным и что государства-участники имеют различные объемы экономических ресурсов, полагает, что обязанностью государств является выделение разумных финансовых средств для функционирования национальных правозащитных учреждений в свете статьи 4 Конвенции. Мандат и полномочия национальных учреждений могут быть лишены смысла или осуществление их полномочий ограничено, если у национального учреждения не будет средств для эффективной работы в целях реализации своих полномочий.

Плюралистическое представительство

12. НПЗУ должны обеспечить в рамках своей структуры плюралистическое представительство различных элементов гражданского общества, связанных с поощрением и защитой прав человека. Им необходимо стремиться к сотрудничеству, среди прочего, со следующими организациями: неправительственными организациями (НПО), которые занимаются вопросами прав человека, борьбы с дискриминацией и правами детей, включая организации, возглавляемые детьми и молодежью; профсоюзами; социальными и профессиональными организациями (врачей, адвокатов, журналистов, научных работников и т.д.); университетами и специалистами, в том числе со специалистами по правам детей. Правительственные учреждения должны привлекаться только в качестве советников. НПЗУ должны иметь надлежащие и транспарентные процедуры назначения сотрудников на должности, включая открытый и конкурсный процесс отбора кандидатов.

Предоставление средств правовой защиты в случае нарушений прав детей

13. НПЗУ должны обладать полномочиями рассматривать индивидуальные жалобы и заявления, включая жалобы и заявления, представленные от имени детей или непосредственно самими детьми, и проводить расследования. Для того чтобы иметь возможность эффективно проводить такие расследования, они должны обладать полномочиями по вызову и допросу свидетелей, а также иметь доступ к соответствующим документальным доказательствам и доступ в места заключения. В их обязанности также входит обеспечение детей эффективными средствами правовой защиты — независимое консультирование, предоставление адвоката и процедуры подачи жалобы — по любому нарушению их прав. Там, где это уместно, НПЗУ должны заниматься вопросами посредничества и примирения по представленным жалобам.

14. НПЗУ должны быть уполномочены на оказание помощи детям, чьи дела направляются в суд, включая следующие полномочия: а) заниматься делами, касающимися детских вопросов, от имени НПЗУ и b) участвовать в рассмотрении судебных дел для информирования суда по вопросам прав человека, затрагиваемых в рассматриваемом деле.

Доступность и участие

15. НПЗУ должны быть доступными для всех детей как с точки зрения их географического расположения, так и физической возможности посещать такие учреждения. В духе статьи 2 Конвенции они должны в высшей степени активно охватывать своей деятельностью все группы детей, в особенности наиболее уязвимые и находящиеся в неблагоприятном положении (но не ограничиваться только этими группами), такие, как группы детей, находящихся на попечении или в заключении, детей из числа меньшинств и групп коренного населения, детей-инвалидов, детей, живущих в нищете, детей-беженцев и детей-мигрантов, беспризорных детей и детей, имеющих особые потребности в плане культурных, языковых, медицинских и образовательных аспектов. Законодательство о НПЗУ должно включать в себя право таких учреждений иметь доступ, при соблюдении условий сохранения тайны личной жизни, к детям, на которых распространяются любые формы альтернативного ухода, а также во все учреждения, занимающиеся детьми.

16. НПЗУ должны играть ключевую роль в деле поощрения уважения взглядов детей по всем затрагивающим их вопросам, как это подчеркивается в статье 12 Конвенции, при содействии правительства и всего общества. Этот общий принцип должен применяться к вопросам, связанным с созданием, организацией и деятельностью национальных правозащитных учреждений. Учреждения должны обеспечивать прямой контакт с детьми, надлежащее участие детей и консультирование с ними. Например, можно было бы создать детские советы в качестве консультативных органов при НПЗУ в целях содействия участию детей в решении касающихся их вопросов.

17. НПЗУ необходимо разработать специальные консультативные программы и стратегии творческого общения для обеспечения полного соответствия с положениями статьи 12 Конвенции. Необходимо определить подходящие методы, позволяющие детям общаться с данным учреждением.

18. НПЗУ должны обладать правом прямого, независимого и отдельного информирования государственных и парламентских органов о положении в области прав детей. В этом отношении государства-участники должны обеспечить проведение ежегодных дебатов в парламенте, чтобы дать возможность парламентариям обсудить работу НПЗУ по вопросам соблюдения прав детей и выполнения государством положений Конвенции.

Рекомендуемая деятельность

19. Ниже приводится примерный, но не исчерпывающий перечень видов деятельности, которую должны проводить НПЗУ в связи с осуществлением прав детей в свете общих принципов Конвенции.

Им необходимо:

а) проводить расследования любых случаев нарушения прав ребенка, по жалобе или по своей собственной инициативе, в рамках их мандата;

b ) проводить опросы по проблемам, связанным с правами детей;

с) подготавливать и публиковать мнения, рекомендации и доклады либо по просьбе национальных властей, либо по своей собственной инициативе по любому вопросу, имеющему отношение к поощрению и защите прав детей;

d ) следить за адекватностью и эффективностью законов и практики, относящихся к защите прав детей;

е) осуществлять согласование национального законодательства, правовых норм и практики с положениями Конвенции о правах ребенка, ее Факультативных протоколов и других международных документов по правам человека, имеющих отношение к правам детей, и содействовать их эффективному осуществлению, в том числе путем предоставления консультативной помощи государственным и частным органам по вопросам толкования и применения положений Конвенции;

f) обеспечить учет прав детей лицами, формирующими национальную экономическую политику, при разработке и оценке национальных планов в области экономики и развития;

g) рассматривать и сообщать об осуществлении правительством прав детей и о контроле положения с правами детей, добиваясь надлежащего дезагрегирования статистических данных и другой информации, собираемой на регулярной основе, для того чтобы определить задачи по реализации прав детей;

h) поощрять ратификацию любого соответствующего документа по правам человека или присоединение к нему;

i) в соответствии со статьей 3 Конвенции, предусматривающей, чтобы во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделялось наилучшему обеспечению интересов ребенка, обеспечить, чтобы на всех этапах от разработки до осуществления законов и политики, а также в дальнейшем тщательно рассматривался вопрос об их воздействии на детей;

j ) обеспечить в свете статьи 12, чтобы дети могли выражать свои взгляды и быть заслушанными по вопросам, затрагивающим их права человека, а также при определении вопросов, относящихся к их правам;

k ) стимулировать и способствовать действенному участию НПО по правам детей, включая организации, состоящие из самих детей, в разработке внутреннего законодательства и международных документов по вопросам, затрагивающим детей;

l ) содействовать пониманию общественностью важности прав детей и расширению ее осведомленности в этих вопросах, и в этих целях тесно сотрудничать со средствами массовой информации, а также предпринимать или финансировать исследовательскую и учебную деятельность в этой области;

m ) в соответствии со статьей 42 Конвенции, которая обязывает государства-участники «используя надлежащие и действенные средства, широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей» привлекать внимание правительств, государственных учреждений и широкой общественности к положениям Конвенции и следить за методами, используемыми государством для выполнения своих обязательств в этой области;

n ) оказывать помощь в подготовке учебных программ и проведении исследований по вопросам прав детей, а также способствовать включению этих вопросов в учебные планы школ и университетов и их рассмотрению в кругах специалистов;

o ) организовывать обучение по вопросам прав человека, уделяя особое внимание детям (в дополнение к мерам по содействию пониманию широкой общественностью важности прав детей);

p ) прибегать к судебным процедурам для отстаивания прав детей в государстве или предоставлять правовую помощь детям;

q ) там, где это необходимо, участвовать в посредническом или примирительном процессе до отправки дел в суд;

r ) в надлежащих случаях предоставлять судам помощь специалистов по правам детей в качестве amicus curiae или стороны дела;

s ) в соответствии со статьей 3 Конвенции, которая обязует государства-участники «обеспечивать, чтобы учреждения, службы и органы, ответственные за заботу о детях или их защиту, отвечали нормам, установленным компетентными органами, в частности в области безопасности и здравоохранения и с точки зрения численности и пригодности их персонала, а также компетентного надзора» посещать детские дома (или все учреждения исправительного характера или места отбывания наказания детьми), а также учреждения по уходу за детьми в целях составления доклада о существующем положении и подготовке рекомендаций по его улучшению;

t ) осуществлять другие виды деятельности, имеющие отношение к вышеупомянутым вопросам.
Представление докладов в Комитет по правам ребенка и сотрудничество между НПЗУ и учреждениями Организации Объединенных Наций и механизмами в области прав человека

20. НПЗУ должны вносить независимый вклад в процесс представления докладов в рамках Конвенции и других соответствующих международных документов и следить за целостностью правительственных докладов в международные договорные органы с точки зрения прав ребенка, в том числе посредством диалога с Комитетом по правам ребенка на его предсессионной рабочей группе, а также с другими соответствующими договорными органами.

21. Комитет обращается с просьбой к государствам-участникам представлять подробную информацию о законодательной основе, мандате и основной соответствующей деятельности НПЗУ в их докладах Комитету. Государствам-участникам предлагается проводить консультации с независимыми правозащитными учреждениями в ходе подготовки докладов в Комитет. Однако государства-участники должны уважать независимость этих учреждений и их самостоятельную роль в представлении информации в Комитет. Не следует перепоручать НПЗУ работу по составлению докладов или включать их представителей в состав правительственной делегации, когда отчеты рассматриваются Комитетом.

22. НПЗУ следует также участвовать в специальных процедурах Комиссии по правам человека, включая страновые и тематические механизмы, в частности в деятельности Специального докладчика по вопросу о торговле детьми, детской проституции и детской порнографии, а также со Специальным представителем Генерального секретаря по вопросу о положении детей и вооруженных конфликтах.

23. В Организации Объединенных Наций действует долгосрочная программа помощи по созданию и укреплению национальных правозащитных учреждений. Эта программа, которая осуществляется в рамках Управления Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ), оказывает техническую помощь и способствует региональному и глобальному сотрудничеству и обменам между национальными правозащитными учреждениями. Государства-участники могут воспользоваться этой помощью в случае необходимости. Детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) также предлагает помощь специалистов и техническое сотрудничество в этой области.

24. Как говорится в статье 45 Конвенции, Комитет может также препровождать, когда он считает это целесообразным, в любые специализированные учреждения Организации Объединенных Наций, УВКПЧ и любые другие компетентные органы любые доклады государств-участников, в которых содержится просьба о технической консультации или помощи или указывается на потребность в этом, при создании НПЗУ.

НПЗУ и государства-участники

25. Государство ратифицирует Конвенцию о правах ребенка и берет на себя обязательства по ее осуществлению в полном объеме. Роль НПЗУ заключается в независимом наблюдении за выполнением государством своих обязательств и за достижением прогресса в области осуществления Конвенции, а также в том, чтобы делать все возможное для обеспечения полномерного соблюдения прав детей. Хотя эта задача может потребовать от учреждения разработки проектов по активизации деятельности в области поощрения и защиты прав детей, нельзя допускать, чтобы правительство делегировало свои обязательства по наблюдению национальному учреждению. Важно, чтобы за учреждениями оставалась полная свобода в выборе своей собственной повестки дня и определении своей собственной деятельности.
НПЗУ и НПО

26. Неправительственные организации играют важную роль в поощрении прав человека и прав детей. НПЗУ, имея собственную законодательную базу и конкретные полномочия, играют вспомогательную роль. Необходимо, чтобы эти учреждения работали в тесном сотрудничестве с НПО и чтобы правительства уважали независимость как НПЗУ, так и НПО.

Региональное и международное сотрудничество

27. Региональные и международные процессы и механизмы могут упрочить и консолидировать НПЗУ благодаря обмену опытом и навыками работы, поскольку НПЗУ занимаются общими с ними проблемами в области поощрения и защиты прав человека в своих соответствующих странах.

28. В этом отношении НПЗУ необходимо консультироваться и сотрудничать с соответствующими национальными, региональными и международными органами и учреждениями по вопросам прав детей.

29. Вопросы, связанные с правами детей, не ограничиваются национальными границами и все более необходимой становится разработка надлежащих региональных и международных ответов на самые различные вопросы, связанные с правами ребенка (включая такие проблемы, как торговля женщинами и детьми, детская порнография, проблема детей-солдат, детский труд, насилие над детьми, проблема детей-беженцев и детей-мигрантов и т.д., но ограничиваясь ими). Поощряются международные и региональные механизмы и обмены, поскольку они дают НПЗУ возможность воспользоваться взаимным опытом, совместно усилить позиции друг друга и содействовать решению проблем, связанных с правами человека, которые затрагивают как страны, так и регионы.
——-
[1] Руководство по форме и содержанию периодических докладов, которые должны представляться государствами-участниками в соответствии с пунктом 1 b ) статьи 44 Конвенции ( CRC / C /58, пункт 18).

[2] Принципы, касающиеся статуса национальных учреждений, занимающихся поощрением и защитой прав человека («Парижские принципы»), резолюция Генеральной Ассамблеи 48/134 от 20 декабря 1993 года, приложение.

[3] Резолюция 1992/54 Комиссии по правам человека от 3 марта 1992 года, приложение

 

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА

Тридцать вторая сессия 13-31 января 2003 года

Замечание общего порядка № 3 (2003) ВИЧ/СПИД и права ребенка

I. ВВЕДЕНИЕ [1]

1. Эпидемия ВИЧ/СПИДа резко изменила мир, в котором живут дети. Миллионы детей подверглись заражению и умерли, а еще гораздо большее число детей переносит серьезные страдания из‑за того, что процесс распространения ВИЧ‑инфекции затронул их семьи и сообщества. Эпидемия отражается на повседневной жизни малолетних детей и усиливает процессы виктимизации и маргинализации детей, особенно детей, живущих в крайне тяжелых условиях. ВИЧ/СПИД — проблема не отдельных стран, а всего мира. Для обеспечения действенного контроля за ее воздействием на детей потребуются согласованные и целенаправленные усилия всех стран, независимо от степени их развития.

2. Вначале считалось, что эпидемия затрагивает детей лишь косвенно. Однако затем международное сообщество осознало, что, к сожалению, дети находятся в самом эпицентре этой проблемы. По данным Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС), самые последние тенденции в этой области не могут не вызывать тревоги: в большинстве районов мира основную часть вновь инфицированных составляют молодые люди в возрасте от 15 до 24 лет, а иногда — моложе. Неуклонно растет и число инфицированных женщин, в том числе малолетних девочек. В большинстве районов мира подавляющее большинство инфицированных женщин не знают о том, что они инфицированы, поэтому они могут стать невольной причиной инфицирования своих детей. Как следствие, во многих государствах в последнее время наблюдается рост младенческой и детской смертности. Стать жертвами ВИЧ/СПИДа рискуют и подростки, поскольку свой первый сексуальный опыт они нередко приобретают в условиях, исключающих адекватное информирование и консультирование. Большому риску подвергаются дети, потребляющие наркотики.

3. Однако стать уязвимыми к нему конкретных жизненных обстоятельств могут все дети, особенно а) дети, сами являющиеся ВИЧ‑инфицированными лицами; b ) дети, затрагиваемые эпидемией вследствие прекращения ухода за ними со стороны родителей или учителей и/или в силу значительной тяжести ее последствий для их семей или сообществ; и с) дети, в наибольшей мере подверженные риску быть инфицированными или затронутыми им.

II. ЦЕЛИ НАСТОЯЩЕГО ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА

4. Ниже перечислены цели настоящего замечания общего порядка:

а) более четкое определение и осознание всех прав человека детей в условиях эпидемии ВИЧ/СПИДа;

b ) содействие осуществлению в условиях эпидемии ВИЧ/СПИДа прав человека детей, гарантируемых в соответствии с Конвенцией о правах ребенка (далее именуется «Конвенцией»);

с) выявление мер и оптимальной практики повышения степени осуществления государствами прав, связанных с профилактикой ВИЧ/СПИДа и поддержкой, лечением и защитой ВИЧ-инфицированных детей и детей, затронутых этой пандемией;

d ) содействие разработке и пропаганде ориентированных на детей планов действий, стратегий, законов, политики и программ, которые направлены на борьбу с распространением и на смягчение воздействия ВИЧ/СПИДа на национальном и международном уровнях.

III. ВЗГЛЯД НА ВИЧ/СПИД С ПОЗИЦИЙ КОНВЕНЦИИ: ЦЕЛОСТНЫЙ ПОДХОД С ОПОРОЙ НА ПРАВА РЕБЕНКА

5. Вопрос о детях и ВИЧ/СПИДе зачастую воспринимается как сугубо медицинская или здравоохранительная проблема, хотя на самом деле он связан с гораздо более широким кругом проблем. В центре же этого круга ‑ право на здоровье (статья 24 Конвенции). Но воздействие ВИЧ/СПИДа на жизнь всех детей является настолько значительным, что затрагивает все их права — гражданские, политические, экономические, социальные и культурные. Поэтому при рассмотрении проблемы ВИЧ/СПИДа на всех уровнях системы, обеспечивающей профилактику, лечение, уход и поддержку, необходимо руководствоваться правами, воплощенными в общих принципах Конвенции: правом на недискриминацию (статья 2), правом ребенка на первоочередное внимание обеспечению его интересов (статья 3), правом на жизнь, выживание и развитие (статья 6) и правом на уважение его взглядов (статья 12).

6. Адекватные меры по борьбе с ВИЧ/СПИДом могут быть приняты лишь в том случае, если будут полностью соблюдаться права детей и подростков. Помимо перечисленных выше в пункте 5, к наиболее актуальным в этом плане правам относятся следующие права: право на доступ к информации и материалам, которые направлены на содействие социальному, духовному и моральному благополучию, а также здоровому физическому и психическому развитию (статья 17); право на профилактическую медицинскую помощь, половое воспитание и на просвещение и услуги в области планирования размеров семьи (статья 24 f)); право на соответствующий уровень жизни (статья 27); право на личную жизнь (статья 16); право не разлучаться со своими родителями (статья 9); право на защиту от насилия (статья 19); право на особую защиту и помощь со стороны государства (статья 20); права детей, неполноценных в умственном или физическом отношении (статья 23); право на здоровье (статья 24); право на социальное обеспечение, включая социальное страхование (статья 26); право на образование и досуг (статьи 28 и 31); право быть защищенным от экономической и сексуальной эксплуатации и совращения, а также от незаконного употребления наркотических средств (статьи 32, 33, 34 и 36); право на защиту от похищений, торговли и контрабанды, а также от пыток или других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания (статьи 35 и 37); право на физическое и психологическое восстановление и социальную реинтеграцию (статья 39). Вследствие эпидемии реализация вышеупомянутых прав детей становится весьма проблематичной. Конвенция, и особенно четыре общих принципа с заложенным в них комплексным подходом, составляют прочную основу для осуществления усилий по уменьшению негативного воздействия пандемии на жизнь детей. Требуемый для осуществления Конвенции целостный подход с опорой на права представляет собой оптимальное средство для решения более широкого круга проблем, связанных с усилиями по профилактике, лечению и уходу.

А. Право на недискриминацию (статья 2)

7. Дискриминация ведет к повышению степени уязвимости детей к ВИЧ и СПИДу, а также оказывает серьезное воздействие на жизнь детей, затрагиваемых ВИЧ/СПИДом или являющихся ВИЧ-инфицированными лицами. Девочки и мальчики, родители которых инфицированы ВИЧ или больны СПИДом, нередко подвергаются клеймению позором и дискриминации, так как их самих нередко тоже считают инфицированными. В результате дискриминации детям отказывают в доступе к информации, образованию (см. Замечание общего порядка № 1 о целях образования), медицинским или социальным услугам либо к общественной жизни. В своих крайних проявлениях дискриминация ВИЧ-инфицированных детей приводит к тому, что их семьи, сообщество и/или общество бросают таких детей на произвол судьбы. Кроме того, дискриминация содействует распространению эпидемии, повышая степень уязвимости детей к инфекции, особенно детей, относящихся к некоторым конкретным группам населения, например детей, живущих в отдаленных или сельских районах, где степень доступности соответствующих услуг меньше. Таким образом, эти дети оказываются как бы дважды наказанными.

8. Особое беспокойство вызывает дискриминация по признаку пола в сочетании с запрещением половых контактов девочек либо с отрицательным или осуждающим отношением к ним: по этой причине нередко ограничивается их доступ к профилактическим мерам и другим услугам. Вызывает беспокойство и дискриминация по признаку сексуальной ориентации. Разрабатывая связанные с ВИЧ/СПИДом стратегии и выполняя свои обязательства по Конвенции, государства-участники должны тщательно анализировать установленные в их обществе гендерные нормы с целью ликвидации дискриминации по признаку пола, так как эти нормы отражаются на степени уязвимости девочек и мальчиков к ВИЧ/СПИДу. Государства-участники должны, в частности, признать, что в условиях эпидемии ВИЧ/СПИДа дискриминация зачастую отражается на девочках в большей степени, чем на мальчиках.

9. Все вышеперечисленные виды дискриминационной практики являются нарушениями прав детей, предусмотренных в Конвенции. Статья 2 Конвенции обязывает государства-участники обеспечивать все предусмотренные Конвенцией права без какой-либо дискриминации, «независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств». Понятие «иные обстоятельства» по смыслу статьи 2 Конвенции толкуется Комитетом как категория, охватывающая ВИЧ/СПИД — статус ребенка или его родителя (родителей). В законах, политике, стратегиях и на практике должны учитываться все формы дискриминации, способствующие усилению воздействия эпидемии. Стратегии должны также содействовать реализации учебно-просветительских программ, конкретно направленных на изменение отношения к практике дискриминации и клеймения позором в связи с ВИЧ/СПИДом.

B. Наилучшие интересы ребенка (статья 3)

10. Политика и программы, направленные на обеспечение профилактики, ухода и лечения ВИЧ/СПИДа, как правило, разрабатываются для взрослых лиц, при этом необходимости соблюдать в первоочередном порядке принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка внимания уделяется мало. В пункте 1 статьи 3 Конвенции говорится: «Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка». Связанные с этим правом обязательства имеют основополагающее значение для ориентирования действий государства по борьбе с ВИЧ/СПИДом. В фокусе мер реагирования на пандемию должен находиться ребенок, а вырабатываемые стратегии должны быть адаптированы к правам и потребностям детей.

C. Право на жизнь, выживание и развитие (статья 6)

11. Дети имеют право на защиту от произвольного лишения жизни, а также на получение благ в результате реализации социально-экономической политики, которая должна создавать им условия для дожития до взрослого возраста и для развития в самом широком смысле этого слова. Кроме того, обязательства государства по реализации права на жизнь, выживание и развитие высвечивают необходимость уделения пристального внимания половым аспектам жизни детей, а также их поведению и образу жизни, даже если они и не согласуются с тем, что общество считает приемлемым для конкретной возрастной группы при превалирующих культурных нормах. В этой связи следует отметить, что дети женского пола часто становятся объектом вредной традиционной практики типа ранних и/или принудительных браков, которые являются нарушением их прав и повышают степень их уязвимости к ВИЧ-инфекции, в том числе и по той причине, что такая практика нередко имеет следствием прерывание доступа к образованию и информации. Эффективностью отличаются лишь такие программы профилактики, в которых признаются реалии жизни подростков и обеспечивается учет ее половых аспектов — за счет предоставления равного доступа к соответствующей информации, жизненным умениям и профилактическим мерам.

D. Право на выражение взглядов и их учет (статья 12)

12. Дети являются носителями прав и имеют право, сообразно своим развивающимся способностям, участвовать в информационно-просветительской работе, высказываясь о воздействии ВИЧ/СПИДа на их жизнь, а также в выработке политики и программ по борьбе с ВИЧ/СПИДом. Наиболее полезным для них такое участие признается в тех случаях, когда они активно вовлекаются в деятельность по оценке потребностей, выработке вариантов решений, формированию стратегий и их осуществлению, а не рассматриваются в качестве объектов, для которых предназначаются принимаемые решения. В этой связи следует активно пропагандировать участие детей в неформальной воспитательной работе среди сверстников в школе и вне ее.

Государства, международные учреждения и неправительственные организации должны создавать детям благоприятные условия для того, чтобы те могли реализовывать свои собственные инициативы и в полной мере участвовать в концептуализации, разработке, осуществлении, координации, мониторинге и обзоре политики и программ борьбы с ВИЧ-инфекцией на уровне сообществ и на национальном уровне. Для обеспечения участия детей из всех слоев общества могут потребоваться самые разнообразные подходы, в том числе механизмы для поощрения детей сообразно их развивающимся способностям к выражению собственных взглядов и для принятия их во внимание с должным учетом их возраста и зрелости (статья 12, пункт 1).

В соответствующих случаях исключительно важное значение для эффективной профилактики и уменьшения практики клеймения позором и дискриминации имеет вовлечение в информационно-просветительскую деятельность ВИЧ-инфицированных детей и детей, больных СПИДом, которые при проведении соответствующих мероприятий могут делиться пережитым опытом со своими сверстниками и другими лицами. Государство-участник должно обеспечивать, чтобы участвующие в таких информационно-просветительских мероприятиях дети делали это добровольно и после консультаций с ними, а также получали социальную поддержку и правовую защиту для того, чтобы иметь возможность вести нормальную жизнь в период участия такой деятельности и впоследствии.

E . Препятствия

13. Опыт свидетельствует о существовании многочисленных проблем, препятствующих эффективной профилактике, оказанию лечебных услуг и поддержке общественных инициатив по борьбе с ВИЧ/СПИДом. Они носят преимущественно культурный, структурный и финансовый характер. К числу препятствий, которые могут быть причиной отсутствия необходимой для эффективных программ политической и личной приверженности, в частности, относятся: отрицание факта существования проблемы, культурно обусловленные практика и подходы, в том числе практика установления запретов и клеймения позором, бедность и покровительственно-снисходительное отношение к детям, причем приведенный перечень является далеко не исчерпывающим.

14. Что касается финансовых, технических и людских ресурсов, то Комитет сознает невозможность их немедленного выделения. Однако в связи с этой проблемой ему хотелось бы напомнить государствам-участникам об их обязательствах по статье 4. Он далее отмечает недопустимость оправдания ресурсной ограниченностью факта непринятия государствами-участниками необходимых технических или финансовых мер или их принятия в недостаточном объеме. В заключение Комитету хотелось бы подчеркнуть в этой связи существенную важность роли международного сотрудничества.

IV. ПРОФИЛАКТИКА, УХОД, ЛЕЧЕНИЕ И ПОДДЕРЖКА

15. Комитету хотелось бы подчеркнуть, что профилактика, уход, лечение и поддержка являются взаимоусиливающими элементами, которые в системе эффективного реагирования на проблемы ВИЧ/СПИДа образуют своего рода континуум.

A. Информирование о профилактике ВИЧ-инфекции и просветительская деятельность

16. В соответствии с обязательствами государств-участников в отношении прав на здоровье и информацию (статьи 24, 13 и 17) детям должно предоставляться право на доступ к получению достаточной информации о профилактике и лечении ВИЧ/СПИДа по официальным (например, в процессе учебы и через детские средства массовой информации) и неофициальным (например, посредством контактов с беспризорными детьми, детьми, находящимися в соответствующих учреждениях, и детьми, живущими в тяжелых условиях) каналам.

Государствам-участникам напоминается о необходимости своевременного распространения среди детей представляющей для них интерес соответствующей информации с учетом существующих между ними различий в уровнях понимания при должном принятии во внимание их возраста и способностей в целях создания условий для формирования у них правильного и ответственного полового поведения, с тем чтобы они могли предохранить себя от ВИЧ-инфекции.

Комитету хотелось бы подчеркнуть, что для обеспечения эффективной профилактики ВИЧ/СПИДа государства должны воздерживаться от цензурирования, утаивания или умышленного искажения здравоохранительной информации, в том числе в процессе полового просвещения и информирования, и что в соответствии со своими обязательствами по обеспечению права на жизнь, выживание и развитие ребенка (статья 6) государства-участники должны обеспечивать детям возможность приобретения знаний и умений в целях предохранения самих себя и других лиц на начальном этапе половой жизни.

17. Полезным средством доведения до девочек и мальчиков информации о важности профилактики ВИЧ признаются диалог с окружающими, семьей и знающими сверстниками, а также привитие им «жизненных умений» в школах, в том числе умения общаться на темы половых отношений и здорового образа жизни, хотя для обеспечения охвата других групп детей могут потребоваться и иные подходы.

Государства-участники должны стремиться к учету различий между полами, так как они могут влиять на доступность для детей информации профилактического характера, а также обеспечивать, чтобы соответствующая профилактическая информация доходила до детей даже в тех случаях, когда те сталкиваются с проблемами по причине языка, религии, инвалидности или в силу действия других факторов дискриминации. Особое внимание необходимо уделять просветительской работе с населением труднодоступных районов.

В этой связи следует отметить признаваемую в статье 17 Конвенции роль средств массовой информации и/или устных традиций в обеспечении доступа детей к информации и материалам: она исключительно важна для распространения соответствующей информации и уменьшения практики клеймения позором и дискриминации.

Государствам-участникам следует поддерживать деятельность по регулярному мониторингу и оценке информационно-просветительских кампаний против ВИЧ/СПИДа, чтобы удостовериваться в их эффективности как средстве обеспечения информацией, уменьшения непросвещенности и сокращения масштабов практики клеймения позором и дискриминации, а также в эффективности их использования для преодоления опасений и неверных представлений по поводу ВИЧ-инфекции и ее передачи между детьми, включая подростков.

B. Роль образования

18. Образование играет важнейшую роль в обеспечении детей представляющей для них интерес соответствующей информацией о ВИЧ/СПИДе, которая может содействовать повышению уровня их осведомленности об этой пандемии и ее более глубокому пониманию и способствовать недопущению негативного отношения к жертвам ВИЧ-СПИДа (см. также Замечание общего характера № 1 Комитета о целях образования). Кроме того, образование может и должно давать детям возможность предохранять себя от риска заражения ВИЧ-инфекцией.

В этой связи Комитету хотелось бы напомнить государствам-участникам об их обязательстве обеспечивать доступность начального образования всем детям — инфицированным, осиротевшим или затронутым ВИЧ/СПИДом каким-либо иным образом. Во многих сообществах, где ВИЧ-инфекция широко распространена, детям из затрагиваемых семей, и особенно девочкам, весьма сложно оставаться в школе, а многочисленность умерших от СПИДа учителей и других школьных работников ограничивает возможности доступа детей к образованию и создает риск утраты ими этих возможностей.

Государства-участники должны предусмотреть достаточные меры для обеспечения того, чтобы затрагиваемые ВИЧ/СПИДом дети могли оставаться в школе, и гарантировать квалифицированную замену больных учителей, с тем чтобы их болезнь не отражалась на регулярности посещения детьми школ, а также полную защищенность права на образование (статья 28) всех детей, живущих в таких сообществах.

19. Государства-участники должны предпринимать все возможные усилия для обеспечения того, чтобы школы были безопасным для детей местом, где им гарантируется защищенность и ничто не способствует усилению их уязвимости перед ВИЧ-инфекцией. В соответствии со статьей 34 Конвенции государства-участники обязаны принимать все необходимые меры для предотвращения, в частности, склонения или принуждения ребенка к любой незаконной сексуальной деятельности.

С. Здравоохранительные услуги конфиденциального характера для детей и подростков

20. Комитет обеспокоен тем, что здравоохранительные службы, как правило, пока еще в недостаточной мере учитывают потребности детей в возрасте младше 18 лет, и в частности подростков. Как неоднократно отмечал Комитет, дети с большей вероятностью обратятся в те здравоохранительные службы, где персонал относится к ним дружелюбно и подбадривающе, где предоставляются многообразные услуги и информация, учитываются их потребности, дается возможность участвовать в принятии решений, затрагивающих их здоровье, где услуги доступны и финансово необременительны, где обеспечивается конфиденциальность и непредвзятость, не требуется родительское согласие и не допускается дискриминация.

В связи с эпидемией ВИЧ/СПИДа и с учетом постепенного изменения дееспособности ребенка государствам-участникам предлагается обеспечивать использование в здравоохранительных службах подготовленного персонала, который в полной мере соблюдает права детей на личную жизнь (статья 16) и недискриминацию при обеспечении им доступа к связанной с ВИЧ-инфекцией информации, проведении добровольного консультирования и тестирования, информировании об их ВИЧ-статусе, оказании конфиденциальной сексологической помощи и репродуктивных здравоохранительных услуг и предоставлении бесплатных или недорогих контрацептивных средств и услуг, а также, когда и если это необходимо, — при обеспечении ухода и лечения в связи с ВИЧ-инфекцией, в том числе при профилактике и лечении таких связанных с ВИЧ/СПИДом болезней, как туберкулез и условно-патогенные инфекции.

21. В некоторых странах даже при существовании практики доброжелательного обслуживания детей и подростков в связи с ВИЧ-инфекцией услуги такого рода являются недостаточно доступными для детей-инвалидов, детей из семей коренного населения, детей, относящихся к меньшинствам, детей, живущих в сельских районах, детей, живущих в условиях крайней бедности, или детей, занимающих в обществе обособленное положение в силу других обстоятельств.

В других странах, где общий потенциал системы здравоохранения близок к исчерпанию, детям — носителям ВИЧ обычно отказывают в доступе к базовой медицинской помощи. Государства-участники должны обеспечивать, чтобы услуги в максимально возможной степени оказывались без какой-либо дискриминации всем детям, живущим на их территории, и чтобы при их оказании в достаточной степени учитывались различия между полами, возрастными группами и социальными, экономическими, культурными и политическими условиями, в которых живут дети.

D . ВИЧ-консультирование и тестирование

22. Основополагающее значение для прав и здоровья детей имеет доступность услуг по добровольному конфиденциальному ВИЧ-консультированию и тестированию с уделением должного внимания изменяющейся дееспособности ребенка. От таких услуг в решающей степени зависят возможности детей по снижению риска заражения ВИЧ-инфекцией или ее передачи, получению в связи с ВИЧ-инфекцией доступа к конкретным формам ухода, лечения и поддержки и улучшению планирования своей будущей жизни. В соответствии с предусмотренным в статье 24 Конвенции обязательством обеспечивать, чтобы ни один ребенок не был лишен своего права на доступ к необходимым услугам системы здравоохранения, государствам-участникам следует обеспечивать доступность добровольного конфиденциального ВИЧ‑консультирования и тестирования для всех детей.

23. Комитету хотелось бы подчеркнуть, что, поскольку первейшим долгом государств-участников является обеспечение защиты прав ребенка, они должны в любых обстоятельствах воздерживаться от введения обязательного тестирования детей на ВИЧ/СПИД и обеспечивать защиту от него. Вопрос о том, от кого требуется получать согласие — непосредственно от ребенка либо от его родителя или опекуна, должен решаться исходя из того, что дееспособность ребенка постепенно изменяется, но при этом во всех случаях, сообразуясь с правом ребенка на получение информации в соответствии со статьями 13 и 17 Конвенции, государства-участники должны до проведения любого ВИЧ-тестирования детей, которые получают медицинские услуги в связи с иным медицинским обстоятельством в здравоохранительном учреждении или находятся в любой другой ситуации, обеспечивать предоставление достаточной информации о рискованности и полезности такого тестирования, с тем чтобы можно было принять осознанное решение.

24. Государства-участники должны охранять конфиденциальность результатов ВИЧ‑тестирования в соответствии с обязательством по защите права ребенка на личную жизнь (статья 16), в том числе внутри систем здравоохранения и социального обеспечения, при этом информация о ВИЧ-статусе детей не должна раскрываться без согласия ребенка третьим сторонам, в том числе родителям.

Е. Передача инфекции от матери к ребенку

25. Большинство случаев заражения младенцев и малолетних детей ВИЧ-инфекцией связаны с ее передачей от матери к ребенку. Младенцы и малолетние дети могут быть заражены ВИЧ-инфекцией во время беременности, родов и родоразрешения, а также при кормлении грудью. Государствам-участникам предлагается обеспечить реализацию рекомендованных учреждениями системы Организации Объединенных Наций стратегий предупреждения заражения ВИЧ-инфекцией младенцев и малолетних детей. Они предусматривают: а) первичную профилактику ВИЧ-инфекции среди будущих родителей; b) предупреждение случайной беременности у ВИЧ-инфицированных женщин; с) предупреждение передачи ВИЧ-инфекции от ВИЧ-инфицированных женщин к их младенцам; и d) обеспечение ухода, лечения и поддержки ВИЧ-инфицированным женщинам, их младенцам и семьям.

26. Для профилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку государства-участники должны предпринимать соответствующие шаги, в том числе предоставлять лекарственные препараты первой необходимости, например антиретровиральные медикаменты, обеспечивать соответствующий дородовой, родовой и послеродовой уход и создавать возможности для оказания беременным женщинам и их партнерам услуг по добровольному ВИЧ-консультированию и тестированию. Комитет признает, что антиретровиральные медикаменты, прописываемые женщине во время беременности и/или родов, а при некоторых обстоятельствах — и ее младенцу, зарекомендовали себя как средства, значительно сокращающие риск передачи инфекции от матери к ребенку.

Однако государствам-участникам, наряду с этим, следует также обеспечивать поддержку матерей и детей, в том числе консультирование по возможным вариантам вскармливания младенцев. Государствам-участникам напоминается, что при консультировании ВИЧ-позитивных матерей их следует информировать о рискованности и полезности различных вариантов вскармливания младенцев, а также ориентировать на выбор такого варианта вскармливания, который с наибольшей вероятностью может оказаться подходящим для их ситуации. Чтобы женщины могли с максимальной безопасностью применять выбранный ими вариант вскармливания, им должна оказываться и последующая поддержка.

27. Даже в группах населения с высокой распространенностью ВИЧ-инфекции большинство младенцев рождаются от женщин, не являющихся ВИЧ-инфицированными лицами. Что касается младенцев от ВИЧ-негативных женщин и женщин, не знающих своего ВИЧ-статуса, то Комитету хотелось бы, руководствуясь статьями 6 и 24 Конвенции, подчеркнуть, что самым лучшим вариантом вскармливания остается кормление грудью.

Кормление грудью младенцев от ВИЧ-позитивных матерей, согласно имеющимся данным, может усилить риск передачи ВИЧ на 10-20%, но дети, которых не кормят грудью, подвергаются повышенному риску недостаточного питания или заражения другими инфекционными болезнями, помимо ВИЧ-инфекции. Учреждения системы Организации Объединенных Наций рекомендует ВИЧ-инфицированным матерям вообще избегать кормления грудью в тех общественных случаях, когда они могут позволить себе регулярно применять в качестве осуществимого, приемлемого и безопасного варианта альтернативное вскармливание, в противном случае рекомендуется в первые месяцы жизни младенца применять исключительно грудное вскармливание с его последующим прекращением в возможно кратчайшие сроки.

F . Лечение и уход

28. Обязательства государств-участников по Конвенции предусматривают обеспечение детям постоянного и равного доступа к комплексным лечению и уходу, в том числе к необходимым в случае ВИЧ-инфекции лекарствам, товарам и услугам на основе принципа недискриминации. В настоящее время широко признается, что комплексные лечение и уход включают в себя использование антиретровиральных и других медикаментов, применение диагностики и соответствующих технологий лечения ВИЧ/СПИДа, связанных с ними условно-патогенных инфекций и других заболеваний, обеспечение хорошего питания и социальной, моральной и психологической поддержки, а также семейного, общественного и домашнего ухода.

В связи с этим государствам-участникам следует проводить переговоры с предприятиями фармацевтической промышленности для обеспечения поставок необходимых лекарств на местный рынок по максимально низким ценам. Кроме того, государствам-участникам предлагается подтвердить, поддерживать и облегчать участие сообществ в обеспечении комплексного лечения, ухода и поддержки в связи с ВИЧ/СПИДом соответствующих сообществ и в то же время соблюдать свои собственные обязательства по Конвенции. Государствам-участникам предлагается уделять особое внимание учету тех факторов, которые препятствуют обеспечению всем детям равного доступа к лечению, уходу и поддержке.

G . Использование детей в научно-исследовательской работе

29. В соответствии со статьей 24 Конвенции государства-участники должны обеспечивать проведение в рамках научно-исследовательских программ по борьбе с ВИЧ/СПИДом выполнение конкретных исследований, содействующих эффективным профилактике, уходу и лечению и уменьшению его воздействия на детей. Вместе с тем государства-участники должны гарантировать неиспользование детей в качестве предметов исследования до тщательной проверки методики вмешательства на взрослых.

В связи с проведением биомедицинских исследований, хирургических операций, а также социальных, культурных и поведенческих исследований в связи с ВИЧ/СПИДом встает вопрос прав и этических соображений. Дети подвергаются ненужным или неадекватно спроектированным исследованиям, при проведении которых они имеют мало возможностей или вообще не имеют возможности отказаться от участия или дать согласие на него.

С учетом постепенного изменения дееспособности ребенка согласие на участие следует запрашивать у самого ребенка или — при необходимости — у его родителей или опекунов, но во всех случаях в основе согласия должна лежать полная информация о рисках и пользе исследования для ребенка. Государствам-участникам далее напоминается о необходимости обеспечивать, чтобы в процессе исследований в соответствии с их обязательствами по статье 16 Конвенции не допускалось случайных нарушений прав детей на личную жизнь и чтобы информация о личности детей, ставшая доступной в ходе исследования, ни при каких обстоятельствах не использовалась в иных целях, помимо целей, являющихся объектом данного согласия.

Государства-участники должны предпринимать все возможные усилия для обеспечения участия детей и, с учетом постепенного изменения их дееспособности, их родителей и/или опекунов в принятии решений по исследовательским приоритетам и для создания участвующим в таких исследованиях детям благоприятных условий.

V. УЯЗВИМОСТЬ И ДЕТИ, НУЖДАЮЩИЕСЯ В ОСОБОЙ ЗАЩИТЕ

30. Подверженность детей к ВИЧ/СПИДу, обусловленная действием политических, экономических, социальных, культурных и иных факторов, предопределяет вероятность лишения их поддержки, которая была бы достаточной для того, чтобы справиться с последствиями ВИЧ/СПИДа для их семей и сообщества, подвергающихся риску инфицирования и являющихся предметом ненужных исследований на фоне отсутствия доступа к лечению, уходу и поддержке после заражения ВИЧ-инфекцией. Наиболее уязвимыми к ВИЧ/СПИДу являются дети, живущие в лагерях беженцев и переселенцев, дети, находящиеся в местах содержания под стражей или живущие в соответствующих учреждениях, дети, живущие в условиях крайней бедности или вооруженных конфликтов, дети-солдаты, дети, подвергающиеся экономической и сексуальной эксплуатации, а также дети с физическими или психическими недостатками, дети-мигранты, дети, относящиеся к меньшинствам или коренному населению, и беспризорные дети.

Однако в тех или иных жизненных обстоятельствах уязвимыми к ним могут стать все дети. Комитету хотелось бы обратить внимание на необходимость защиты прав уязвимых членов общества даже в условиях жесткой ограниченности ресурсов и на возможность принятия многочисленных мер с минимальным вовлечением ресурсов. Для снижения степени уязвимости к ВИЧ/СПИДу необходимо прежде всего дать детям, их семьям и сообществам возможность делать осознанный выбор в отношении затрагиваемых их решений, практики или программ, связанных с ВИЧ/СПИДом.

А. Дети, затрагиваемые ВИЧ/СПИДом и осиротевшие вследствие ВИЧ/СПИДа

31. Особое внимание необходимо уделять детям, осиротевшим вследствие СПИДа, и детям из затрагиваемых семей, в том числе домохозяйствам, возглавляемым детьми, так как это влияет на степень уязвимости к ВИЧ-инфекции. В случае детей из семей, затрагиваемых ВИЧ/СПИДом, практика их клеймения позором и социальной изоляции может усугубляться пренебрежением их правами или их нарушением, в том числе допущением дискриминации, ведущей к уменьшению или утрате доступа к образованию, здравоохранительным или социальным услугам.

Комитету хотелось бы подчеркнуть необходимость предоставления правовой, экономической и социальной защиты затрагиваемым детям для гарантирования им доступа к образованию, наследству, крову и здравоохранительным и социальным услугам, а также для обеспечения того, чтобы они чувствовали себя защищенными при раскрытии их ВИЧ-статуса и ВИЧ-статуса членов их семей в тех случаях, когда дети считают такие действия целесообразными. В этой связи государствам-участникам напоминается, что вышеперечисленные меры имеют исключительно важное значение для реализации прав детей и для получения ими навыков и поддержки, необходимых для уменьшения степени их уязвимости и снижения риска инфицирования.

32. Комитету хотелось бы подчеркнуть исключительную важность последствий доказательства истинности личности для детей, затрагиваемых ВИЧ/СПИДом, поскольку это связано с обеспечением признания их в качестве личности перед законом, гарантированием защиты прав, особенно на наследство, образование, здравоохранительные и другие социальные услуги, а также с уменьшением уязвимости детей перед злоупотреблениями и эксплуатацией, особенно в случае разлучения со своими семьями по причине болезни или смерти. В этом плане крайне важна для обеспечения прав ребенка регистрация его рождения, которая также необходима для сведения к минимуму воздействия ВИЧ/СПИДа на жизнь затрагиваемых детей. Поэтому государствам-участникам напоминается о закрепленном в статье 7 Конвенции обязательстве обеспечивать создание систем для регистрации каждого ребенка в момент рождения или сразу после него.

33. Страдания, которые приносят в жизнь сирот ВИЧ-инфекция и СПИД, нередко начинаются с болезни и смерти одного из их родителей, при этом они зачастую усиливаются из-за последствий практики клеймения позором и дискриминации. В этой связи государствам-участникам особо напоминается о необходимости обеспечивать поддержку принадлежащих сиротам прав наследования и собственности законодательными актами и практическими действиями, уделяя особое внимание коренной проблеме дискриминации по признаку пола, которая может препятствовать осуществлению этих прав.

В соответствии со своими обязательствами по статье 27 Конвенции государства-участники должны также поддерживать и укреплять потенциал семей и сообществ детей, осиротевших вследствие СПИДа, чтобы обеспечивать им уровень жизни, достаточный для их физического, психического, духовного, нравственного, экономического и социального развития, в том числе при необходимости — для доступа к психосоциальному уходу.

34. Наилучшая защита и уход обеспечиваются сиротам в тех случаях, когда предпринимаются усилия для обеспечения единокровным детям возможности оставаться вместе под опекой родственников или членов семьи. При отсутствии каких-либо иных осуществимых альтернатив пребывание в расширенной семье, пользующейся поддержкой окружающего сообщества, может быть наименее болезненным и, следовательно, наилучшим способом организации ухода за сиротами. Для того чтобы дети могли в максимально возможном числе случаев оставаться внутри существующих семейных структур, необходимо оказывать помощь.

Этот вариант может быть невозможен из-за воздействия ВИЧ/СПИДа на расширенную семью. В этом случае государствам-участникам следует по возможности обеспечивать альтернативный уход семейного типа (например, устройство на воспитание). Государствам-участникам предлагается при необходимости оказывать финансовую и иную поддержку домохозяйствам, возглавляемым детьми. Они должны обеспечивать, чтобы в их стратегиях признавалась первостепенная роль сообществ в борьбе с ВИЧ/СПИДом и чтобы эти стратегии были направлены на оказание сообществам помощи в определении наилучших способов поддержки живущих в них сирот.

35. Хотя институциализированная форма ухода может оказать неблагоприятное воздействие на развитие ребенка, государства-участники, тем не менее, могут прийти к выводу о том, что эта форма способна играть промежуточную роль в обеспечении ухода за детьми, осиротевшими вследствие ВИЧ-инфекции/СПИДа, когда семейный уход в их собственных сообществах невозможен. Комитет считает, что любая институционализированная форма ухода за детьми должна применяться лишь в крайних случаях и что необходимо в полном объеме принимать меры для защиты прав ребенка и его предохранения от всех форм злоупотреблений и эксплуатации.

С учетом права детей на особую защиту и на получение помощи в таких обстоятельствах и в соответствии со статьями 3, 20 и 25 Конвенции необходимо принимать строгие меры для обеспечения того, чтобы эти учреждения отвечали конкретным нормам ухода и чтобы в них соблюдались гарантии правовой защиты. Государствам-участникам напоминается о необходимости установления ограничений на время пребывания детей в соответствующих учреждениях, а также о необходимости разработки программ поддержки всех находящихся в них детей, будь то ВИЧ-инфицированные дети или дети, затрагиваемые ВИЧ/СПИДом, в целях их успешной реинтеграции в общество.

В. Жертвы сексуальной и экономической эксплуатации

36. Девочки и мальчики, лишенные средств выживания и развития, особенно дети, осиротевшие вследствие СПИДа, могут подвергаться разнообразным формам сексуальной и экономической эксплуатации, в том числе за деньги оказывать сексуальные услуги или выполнять опасную работу, чтобы выжить, поддержать своих больных или умирающих родителей и младших единокровных братьев или сестер либо оплатить расходы на обучение в школе.

Дети, зараженные ВИЧ-инфекцией или больные СПИДом либо напрямую затрагиваемые ВИЧ/СПИДом, могут оказаться в положении, неблагоприятном вдвойне, т.е. подвергаться дискриминации вследствие своей социальной и экономической маргинализации, с одной стороны, и из-за своего ВИЧ-статуса или ВИЧ-статуса своих родителей, с другой.

С учетом права детей, закрепленного в статьях 32, 34, 35 и 36 Конвенции, а также в целях уменьшения степени уязвимости детей к ВИЧ/СПИДу государства-участники обязаны защищать детей от всех форм экономической и сексуальной эксплуатации, в том числе обеспечивать, чтобы они не попадали в сети проституции и были ограждены от любых работ, могущих причинить ущерб или повредить их образованию, здоровью или физическому, психическому, духовному, нравственному либо социальному развитию.

Государства-участники должны предпринимать решительные действия для защиты детей от сексуальной и экономической эксплуатации, контрабанды и торговли и с учетом прав, предусмотренных в статье 39, создавать лицам, подвергшимся таким формам обращения, возможности для пользования услугами по поддержке и уходу, оказываемыми государственными и неправительственными структурами, которые занимаются этими проблемами.

С. Жертвы насилия и злоупотреблений

37. Дети могут подвергнуться различным формам насилия и злоупотреблений, способным повысить риск заражения ВИЧ-инфекцией, а также стать объектом насилия вследствие своей принадлежности к категории ВИЧ-инфицированных лиц или лиц, затрагиваемых ВИЧ/СПИДом. Насилие, включая изнасилование и другие формы сексуального надругательства, может иметь место в их собственной семье или семье, где они воспитываются, либо быть совершено лицами, выполняющими по отношению к детям конкретные функции, включая учителей и сотрудников учреждений, работающих с детьми, например тюрем и учреждений для лиц с психическими и другими недостатками.

С учетом прав детей, предусмотренных в статье 19 Конвенции, государства-участники обязаны защищать детей от всех форм насилия и злоупотреблений, будь то дома, в школе или других учреждениях либо в обществе.

38. Программы должны быть конкретно адаптированы к условиям жизни детей, их способности распознавать злоупотребления и сообщать о них, а также учитывать их индивидуальные способности и самостоятельность. Комитет считает, что особого внимания требует взаимосвязь между ВИЧ/СПИДом и насилием или злоупотреблениями по отношению к детям в контексте войны и вооруженных конфликтов.

Меры по предотвращению насилия и злоупотреблений в таких ситуациях имеют исключительно важное значение, и государства-участники должны обеспечивать учет проблем ВИЧ/СПИДа и прав ребенка при рассмотрении положения и осуществлении поддержки детей, девочек и мальчиков, которые использовались военным и другим военизированным персоналом для оказания домашней помощи или сексуальных услуг либо являются внутренне перемещенными лицами или лицами, живущими в лагерях беженцев.

С учетом обязательств государств-участников, в том числе обязательств по статьям 38 и 39 Конвенции, необходимо в районах, затрагиваемых конфликтами и бедствиями, наряду с консультированием детей и применением механизмов предотвращения и раннего распознавания насилия и злоупотреблений, проводить активные информационные кампании, которые должны являться неотъемлемой частью действий по реагированию на ВИЧ/СПИД на национальном и сообщественном уровнях.

Злоупотребление соответствующими веществами

39. Использование некоторых веществ, в том числе алкоголя и наркотиков, может вызвать у детей снижение способности к осуществлению контроля над своим половым поведением и, как следствие, повысить степень их уязвимости к ВИЧ-инфекции. Дополнительно повышает риск передачи ВИЧ-инфекции практика инъекций с использованием нестерилизованных инструментов. Комитет обращает внимания на необходимость обеспечения более глубокого понимания поведения детей по поводу использования таких веществ, в том числе влияния на него пренебрежительного отношения к правам ребенка и их нарушений.

В большинстве стран не существует прагматичных программ профилактики ВИЧ-инфекции среди детей в связи с использованием этих веществ, а там, где такие программы существуют, они предназначаются главным образом для взрослых. Комитету хотелось бы подчеркнуть, что в политике и программах сокращения использования соответствующих веществ и уменьшения передачи ВИЧ-инфекции должны признаваться особая чувствительность и специфика образа жизни детей, в том числе подростков, в контексте профилактики ВИЧ/СПИДа.

С учетом прав детей, предусмотренных в статьях 33 и 24 Конвенции, государства-участники обязаны обеспечивать реализацию программ, направленных на уменьшение действия факторов, приводящих к потреблению детьми соответствующих веществ, а также программ, обеспечивающих детям, злоупотребляющим такими веществами, лечение и поддержку.

VI . РЕКОМЕНДАЦИИ

40. Настоящим Комитет подтверждает рекомендации, сформулированные в день общей дискуссии по вопросу о детях, живущих в эпоху ВИЧ/СПИДа ( CRC / C /80), и призывает государства-участники:

а) утвердить и претворять в жизнь общенациональную и локальную политику в отношении ВИЧ/СПИДа, включая эффективные планы действий, стратегии и программы, которые сориентированы на детей, основаны на правах и учитывают предусмотренные в Конвенции права ребенка, в том числе посредством учета рекомендаций, сделанных в предыдущих пунктах настоящего Замечания общего порядка, и рекомендаций, принятых на Специальной сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций по положению детей (2002 год);

b ) в максимально возможном объеме выделять финансовые, технические и людские ресурсы на поддержку действий, предпринимаемых на национальном уровне и на уровне сообществ (статья 4), а в соответствующих случаях ‑ в связи с осуществлением международного сотрудничества (см. ниже пункт 41);

с) проанализировать существующие законы и ввести в действие новые акты законодательства с целью осуществления в полном объеме статьи 2 Конвенции, и в частности для прямого запрещения дискриминации по признаку действительного или предполагаемого ВИЧ/СПИД‑статуса, с тем чтобы гарантировать всем детям равный доступ ко всем соответствующим услугам с уделением особого внимания праву ребенка на личную жизнь и конфиденциальность и другим сформулированным в предыдущих пунктах рекомендациям Комитета по поводу законодательства;

d ) включить планы действий, стратегии, политику и программы борьбы с ВИЧ/СПИДом в сферу функционирования общенациональных механизмов мониторинга и координации прав детей и изучить возможность установления процедуры рассмотрения, которая позволяла бы давать конкретные ответы на жалобы по поводу пренебрежения правами ребенка в связи с ВИЧ/СПИДом или их нарушений, с созданием для этой цели нового законодательного или административного органа или с возложением этой функции на существующее национальное учреждение;

е) провести переоценку работы по сбору и оценке данных в отношении ВИЧ-инфекции для обеспечения надлежащего охвата ими детей по смыслу определения Конвенции с половозрастной разбивкой данных — лучше всего с формированием пятилетних возрастных групп — и вычленением в них, по возможности, данных о детях, относящихся к уязвимым группам, и детях, нуждающихся в особой защите;

f) включать в отчетность по статье 44 Конвенции информацию о национальной политике и программах борьбы с ВИЧ/СПИДом и, по мере возможности, о бюджетировании и выделении ресурсов на национальном, региональном и местном уровнях, а внутри этих группировок — приводить сведения о доле средств, выделяемых на профилактику, уход, исследования и меры по уменьшению воздействия.

Необходимо обращать особое внимание на то, насколько конкретно в этих программах и политике принимаются в расчет дети (в свете их развивающихся способностей) и признаются их права, а также на то, в какой степени в законах, политике и на практике учитываются права детей, связанные с ВИЧ-инфекцией, уделяя при этом конкретное внимание проблеме дискриминации детей, допускаемой из-за их ВИЧ-статуса и вследствие того, что они являются сиротами или детьми ВИЧ-инфицированных родителей или родителей, больных СПИДом.

Комитет просит государства-участники конкретно указать в своих докладах наиболее важные, по их мнению, приоритеты, которые относятся к их компетенции в связи с проблемами детей и ВИЧ/СПИДа, а также в общих чертах охарактеризовать намечаемую на ближайшие пять лет программу деятельности по разрешению выявленных проблем. Это позволило бы со временем постепенно провести оценку осуществляемой деятельности.

41. В целях содействия международному сотрудничеству Комитет призывает ЮНИСЕФ, Всемирную организацию здравоохранения, Фонд Организации Объединенных Наций в области народонаселения (ЮНФПА), ЮНЭЙДС и другие соответствующие международные органы, организации и учреждения вносить на национальном уровне систематический вклад в усилия по обеспечению прав детей в связи с ВИЧ/СПИДом, а также продолжать проводить вместе с Комитетом работу по улучшению положения с соблюдением прав ребенка в условиях эпидемии ВИЧ/СПИДа. Комитет далее обращается к государствам, занимающимся вопросами осуществления сотрудничества в целях развития, с настоятельным призывом обеспечить, чтобы стратегии борьбы с ВИЧ/СПИДом разрабатывались с полным учетом прав ребенка.

42. Важнейшую роль в осуществлении деятельности по реагированию на пандемию ВИЧ/СПИДа призваны играть неправительственные организации, а также группы местных сообществ и другие субъекты гражданского общества, например молодежные группы, религиозные организации, организации женщин и традиционные лидеры, включая религиозных и культурных лидеров.

К государствам-участникам обращается призыв обеспечить благоприятные условия для участия групп гражданского общества, что предполагает содействие сотрудничеству и координации действий между различными участниками, а также оказание этим группам поддержки, необходимой для того, чтобы они могли эффективно и беспрепятственно выполнять свою работу.

В этой связи государствам-участникам конкретно предлагается поддержать работу, направленную на полномасштабное вовлечение в деятельность по оказанию в связи с ВИЧ/СПИДом услуг по профилактике, уходу, лечению и поддержке ВИЧ-инфицированных лиц и лиц, больных СПИДом, с уделением особого внимания вопросу о привлечении к этой деятельности детей.
——
[1] На своей восемнадцатой сессии (1998 год) Комитет по правам ребенка провел однодневную общую дискуссию по теме «ВИЧ/СПИД и права ребенка», по итогам которой рекомендовал предпринять ряд действий, в том числе облегчить вовлечение государств-участников в разрешение проблем ВИЧ/СПИДа в связи с правами ребенка.

В связи с ВИЧ/СПИДом права человека обсуждались и на восьмом Совещании председателей договорных органов по правам человека в 1997 году, а также рассматривались Комитетом по экономическим, социальным и культурным правам и Комитетом по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Кроме того, на протяжении более чем 10 лет проблемы ВИЧ/СПИДа ежегодно обсуждает Комиссия по правам человека.

Обращают особое внимание на права ребенка в связи с ВИЧ/СПИДом в работе над всеми охватываемыми ими аспектами ЮНЭЙДС и Детский фонд Организации Объединенных Наций, а основной темой Всемирной кампании по борьбе со СПИДом в 1997 году была тема «Дети в эпоху СПИДа», а в 1998 году — «Молодежь: движущая сила перемен».

Кроме того, в целях поощрения и защиты прав человека в связи с ВИЧ/СПИДом ЮНЭЙДС и Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека выпустили Международные руководящие принципы по ВИЧ/СПИДу и правам человека (1998 год) и Пересмотренный руководящий принцип 6 (2002 год).

Что касается международного политического уровня, то связанные с ВИЧ/СПИДом права признаны в «Декларации о приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИДом», принятой на Специальной сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, в документе «Мир, пригодный для жизни детей», принятом на Специальной сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций по положению детей, а также в других документах международного и регионального характера

 

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА

Тридцать третья сессия 19 мая — 6 июня 2003 года

Замечание общего порядка № 4 (2003 год) Здоровье и развитие подростков в контексте Конвенции о правах ребенка

Введение

1. Конвенция о правах ребенка определяет ребенка как «каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее» (статья 1). Таким образом, подростки в возрасте до 18 лет имеют все права, закрепленные в Конвенции; они имеют право на особые меры защиты и в соответствии со своими развивающимися способностями могут в прогрессивном порядке пользоваться своими правами (статья 5).

2. Подростковый возраст характеризуется быстрыми физическими, умственными и социальными изменениями, включая половое и репродуктивное созревание; постепенное развитие способностей к поведению и роли взрослого человека, влекущих за собой новые обязанности и требующие новых знаний и навыков. Хотя в целом подростки являются группой населения с нормальным состоянием здоровья, они также сталкиваются с новыми проблемами в области здоровья и развития в связи с их относительной уязвимостью и давлением со стороны общества, в том числе со стороны сверстников, заставляющих их совершать рискованные для здоровья поступки.

К этим проблемам относятся развитие личности и половое созревание. Этот динамичный период перехода к жизни взрослого человека в целом представляет собой время положительных перемен, вызванных хорошими способностями подростков быстро учиться, переживать новые и многообразные ситуации, развивать и использовать критическое мышление, постигать свободу, творчество и жизнь общества.

3. Комитет по правам ребенка с обеспокоенностью отмечает, что, осуществляя свои обязательства по Конвенции, государства-участники не уделяют должного внимания особым потребностям подростков, наделенных соответствующими правами, а также укреплению их здоровья и развитию. Такая ситуация побудила Комитет принять настоящее Замечание общего порядка для повышения уровня информированности государств-участников и вынесения им рекомендаций для оказания им поддержки в их усилиях по обеспечению уважения, защиты и выполнения прав подростков, в том числе путем выработки конкретных стратегий и мер.

4. Комитет понимает концепцию «здоровье и развитие» в более широком смысле по сравнению со строго ограниченными положениями статей 6 (право на жизнь, выживание и здоровое развитие) и 24 (право на здоровье) Конвенции. Одна из целей настоящего Замечания общего порядка как раз и заключается в определении основных прав человека, требующих поощрения и защиты, с тем чтобы подростки имели максимально хорошее состояние здоровья, гармонично развивались, надлежащим образом готовились к жизни взрослого человека и играли конструктивную роль в своих общинах и обществе в целом. Настоящее

Замечание общего порядка следует рассматривать одновременно с Конвенцией и двумя Факультативными протоколами к ней, касающимися торговли детьми, детской проституции и детской порнографии и участия детей в вооруженных конфликтах, а также с другими соответствующими международными нормами и стандартами в области прав человека [1] .

I . Основополагающие принципы и другие обязательства государств-участников

5. Как было признано на Всемирной конференции по правам человека (1993 год) и как неоднократно отмечал Комитет, права детей являются неделимыми и взаимозависимыми. Помимо статей 6 и 24, важнейшее значение с точки зрения обеспечения полного использования подростками своего права на здоровье и развитие имеют также и другие положения и принципы Конвенции.

Право на недискриминацию

6. Государства-участники обязаны обеспечить, чтобы все люди в возрасте моложе 18 лет пользовались всеми правами, предусмотренными в Конвенции, без какой-либо дискриминации (статья 2), в том числе в связи с «расой, цветом кожи, полом, языком, религией, политическими или иными убеждениями, национальным, этническим или социальным происхождением, имущественным положением, состоянием здоровья или рождением ребенка или какими-либо иными обстоятельствами». Эти основания также охватывают сексуальную ориентацию и состояние здоровья подростков (включая ВИЧ/СПИД и психическое здоровье). Подростки, подвергающиеся дискриминации, более уязвимы перед лицом злоупотреблений, других форм насилия и эксплуатации, а их здоровье и развитие подвергается повышенному риску. В связи с этим они имеют право на особое внимание и защиту со стороны всех групп общества.

Соответствующие рекомендации в связи с осуществлением прав

7. В Конвенции признаются ответственность, права и обязанности родителей (и других лиц, несущих по закону ответственность за ребенка) «должным образом управлять и руководить ребенком в осуществлении им признанных настоящей Конвенцией прав и делать это в соответствии с развивающимися способностями ребенка» (статья 5). Комитет считает, что родители или другие лица, несущие по закону ответственность за ребенка, должны разумно пользоваться своими правами и выполнять обязанности, с тем чтобы управлять и руководить своими детьми-подростками при осуществлении ими своих прав. Они обязаны учитывать мнения подростков в соответствии с их возрастом и зрелостью, а также создавать безопасную и благоприятную среду, в которой может развиваться подросток. Члены семьи должны признавать подростков как наделенных реальными правами лиц, имеющих все возможности стать полноценными и ответственными гражданами при условии надлежащего руководства и управления.

Уважение взглядов ребенка

8. Основополагающее значение с точки зрения осуществления подростками своего права на здоровье и развитие имеет также право на свободное выражение мнения и учет этого мнения (статья 12). Государствам-участникам необходимо обеспечить, чтобы подросткам была предоставлена реальная возможность свободно выражать свои мнения по всем относящимся к ним вопросам, особенно в семье, школе и в своих общинах.

Для того чтобы подростки могли безопасно и надлежащим образом осуществлять это право, государственным органам, родителям и другим взрослым, работающим с детьми или для детей, необходимо создать среду, которая в условиях доверия, обмена информацией, возможности выслушать и высказать пожелания, стимулировала бы подростков к участию на равноправной основе в жизни общества, в том числе в процессах принятия решений.

Правовые судебные меры и процессы

9. В соответствии со статьей 4 Конвенции государства-участники «принимают все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в настоящей Конвенции».

В контексте прав подростков на здоровье и развитие государствам-участникам необходимо обеспечить, чтобы в национальном законодательстве были предусмотрены конкретные правовые положения, в том числе определяющие минимальный возраст для согласия на вступление в половую связь, брак, а также возможность лечения без согласия родителей.

Такой минимальный возраст должен быть одинаковым для мальчиков и девочек (статья 2 Конвенции) и должен непосредственно отражать признание статуса человека в возрасте моложе 18 лет как наделенного правами в соответствии со своими развивающимися способностями, возрастом и зрелостью (статьи 5 и 12-17).

Кроме того, подросткам необходимо иметь беспрепятственный доступ к системам подачи индивидуальных жалоб, а также к судебным и соответствующим внесудебным механизмам рассмотрения жалоб, которые гарантируют справедливый и надлежащий процесс разбирательства при уделении особого внимания праву на невмешательство в частную жизнь (статья 16).

Гражданские права и свободы

10. В статьях 13-17 определяются гражданские права и свободы детей и подростков. Эти права и свободы имеют основополагающее значение с точки зрения обеспечения права на здоровье и развитие подростка. Статья 17 гласит, что ребенок имеет право на «доступ к информации и материалам из различных национальных и международных источников, особенно к такой информации и материалам, которые направлены на содействие официальному, духовному и моральному благополучию, а также здоровому физическому и психическому развитию ребенка».

Право подростков на доступ к соответствующей информации имеет важнейшее значение, если учесть тот факт, что стороны должны поощрять эффективные с точки зрения затрат меры, в том числе на основе законодательства, политики и программ в связи с многочисленными ситуациями, связанными со здоровьем, включая ситуации, указанные в статьях 24 и 33, такие, как планирование семьи, предупреждение несчастных случаев, защита от вредной традиционной практики, включая вступление в ранний брак и калечение женских половых органов, а также злоупотребление алкоголем, табаком и другими вредными веществами.

11. Для содействия охране здоровья и развития подростков государствам-участникам также предлагается строго соблюдать право на частную жизнь и конфиденциальность, в том числе в связи с вынесением рекомендаций и консультированием по вопросам здоровья (статья 16). Органы здравоохранения и медицинские работники обязаны соблюдать конфиденциальность медицинской информации, касающейся подростков, учитывая при этом основные принципы Конвенции.

Такая информация может быть раскрыта только с согласия подростка или в ситуациях, аналогичных ситуациям, связанным с конфиденциальностью информации о взрослых. Подростки, достигшие достаточного уровня зрелости для получения консультаций в отсутствие родителя или другого лица, имеют право на неприкосновенность личной жизни и могут обращаться с просьбой о предоставлении им конфиденциальных услуг, включая лечение.
Защита от всех форм злоупотребления, пренебрежения, насилия и эксплуатации [2]

12. Государства-участники должны принять эффективные меры для обеспечения защиты подростков от всех форм насилия, злоупотребления, пренебрежения и эксплуатации (статьи 19, 32-36 и 38), при уделении особого внимания конкретным формам злоупотребления, пренебрежения и эксплуатации, затрагивающим эту возрастную группу.

В частности, они должны принять специальные меры для обеспечения физической, сексуальной и психической неприкосновенности подростков-инвалидов, которые особенно уязвимы перед лицом злоупотреблений и пренебрежения. Государства-участники должны также обеспечить, чтобы живущие в условиях бедности и социально маргинализированные подростки не подвергались криминализации. В этой связи необходимо выделить необходимые финансовые и людские ресурсы для поощрения исследований, которые позволили бы получить информацию о принятии эффективных местных и национальных законов, политики и программ.

Следует регулярно анализировать и соответствующим образом пересматривать политику и стратегии. Принимая такие меры, государства-участники должны учитывать развивающиеся способности подростков и привлекать их соответствующим образом к разработке мер, включая программы, направленных на их защиту. В этой связи Комитет подчеркивает положительное воздействие, которое могут оказывать на подростков сверстники, а также положительное влияние надлежащих ролевых моделей, особенно в области искусства, досуга и спорта.

Сбор данных

13. Для того чтобы государства-участники могли контролировать состояние здоровья и развитие подростков, необходим систематический сбор данных. Государствам-участникам следует разработать механизмы сбора данных, позволяющие собирать информацию в разбивке по полу, возрасту, происхождению и социально-экономическому статусу, с тем чтобы отслеживать положение различных групп.

Данные необходимо также собирать для изучения ситуации конкретных групп, таких, как этнические меньшинства и/или коренные народы, подростки-мигранты или беженцы, подростки-инвалиды, работающие подростки и т.д. В соответствующих случаях подростки также должны участвовать в анализе этих данных, с тем чтобы обеспечить понимание и использование полученной информации с учетом потребностей подростков.

III. Создание безопасной и благоприятной среды

14. Здоровье и развитие подростков во многом определяются средой их обитания. Создание безопасной и благоприятной среды включает в себя анализ позиций и условий, в которых находится подросток, — семьи, сверстников, школ и служб, — а также более широкого пространства, охватывающего, в частности, общины и религиозных лидеров, средства массовой информации, национальную и местную политику и законодательство.

Пропаганда и осуществление положений и принципов Конвенции, особенно статей 2-6, 12-17, 24, 28, 29 и 31, имеют важнейшее значение с точки зрения обеспечения права подростков на здоровье и развитие. Государства-участники должны принять меры для повышения уровня информированности и стимулирования и/или регулирования осуществляемых действий путем выработки политики или принятия законодательства и осуществления специальных программ для подростков.

15. Комитет подчеркивает важность семейного окружения, включая членов семей, состоящих из представителей разных поколений, а также общины или других лиц, по закону отвечающих за ребенка или подростка (статьи 5 и 18). Хотя большинство подростков растут в нормальных семьях, для некоторых из них семья не обеспечивает безопасной и благоприятной среды.

16. Комитет призывает государства-участники в соответствии с развивающимися способностями подростков разработать и осуществить законодательные положения, политику и программы для поощрения охраны здоровья и развития подростков путем

а) оказания родителям (или законным опекунам) соответствующей помощи в форме создания учреждений, возможностей и служб, позволяющих надлежащим образом обеспечить благополучие подростков, в том числе при необходимости предоставления материальной помощи и поддержки путем обеспечения их питанием, одеждой и жильем (статья 27(3));

b) предоставления надлежащей информации и поддержки родителям для содействия развитию отношений доверия и уверенности, при которых могут открыто обсуждаться вопросы, касающиеся, например, сексуальности и сексуального поведения и рискованного стиля жизни, и вырабатываться решения, уважающие права подростка (статья 27(3));

с) оказания матерям и отцам-подросткам поддержки и консультирования их по вопросам их собственного благосостояния и благосостояния их детей (статья 24 f), 27 (2-3));

d) уважения ценностей и норм этнических и других меньшинств и уделения особого внимания, консультативной помощи и поддержки подросткам и родителям (или законным опекунам), традиции и нормы которых могут отличаться от традиций и норм их общества; и

е) обеспечения, чтобы вмешательство в семейную жизнь для защиты подростка и, при необходимости, отделения ее/его от семьи, например в случае злоупотребления или пренебрежения, осуществлялось в соответствии с действующим законодательством и процедурами. Такое законодательство и процедуры должны быть рассмотрены на предмет их соответствия принципам Конвенции.

17. Важную роль в жизни многих подростков играет школа как место учебы, развития и установления социальных связей. Статья 29 (1) гласит, что образование должно быть направлено на «развитие личности, талантов и умственных и физических способностей в их самом полном объеме».

Кроме того, в Замечании общего порядка № 1 о целях образования говорится, что «образование должно быть также направлено на обеспечение того, чтобы каждый ребенок приобретал основные жизненные навыки и чтобы по окончании школы каждый ребенок был готов к решению различных проблем, с которыми он может столкнуться в жизни.

В число основных навыков входят… умение принимать взвешенные решения, решать конфликты ненасильственным путем, вести здоровый образ жизни и поддерживать хорошие отношения с окружающими…». Принимая во внимание важность надлежащего образования для нынешнего и будущего здоровья и развития подростков, а также для их детей, Комитет в соответствии со статьями 28 и 29 Конвенции настоятельно призывает государства-участники

а) обеспечить, чтобы качественное начальное образование было обязательным и гарантированным, доступным и бесплатным для всех и чтобы для всех подростков было обеспечено и доступно среднее и высшее образование;

b) создать нормально функционирующие школьные объекты и объекты досуга, не представляющие риска для здоровья учащихся, включая водоснабжение и канализацию и безопасный путь в школу;

с) принять необходимые меры для предупреждения и запрещения всех форм насилия и злоупотребления, включая сексуальные злоупотребления, телесные наказания и другие бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания в школе, со стороны школьного персонала и среди учащихся;

d) разработать и поддержать меры, подходы и мероприятия, поощряющие здоровый стиль жизни путем включения соответствующих предметов в школьную программу.

18. Растет число молодых людей подросткового возраста, оставляющих школу и приступающих к работе для оказания помощи своим семьям или для получения заработной платы в официальном и неофициальном секторах. Если участие в трудовой деятельности соответствует международным нормам и не наносит ущерба осуществлению любого из других прав подростка, включая право на здоровье и образование, то оно может содействовать развитию подростка.

Комитет настоятельно призывает государства-участники принять все необходимые меры для искоренения всех форм детского труда, начиная с наихудших его форм, постоянно пересматривать национальные правила о минимальной заработной плате и трудоустройстве с целью приведения их в соответствие с международными стандартами, а также регулировать условия труда работающих подростков (в соответствии со статьей 32 Конвенции, а также Конвенциями № 138 и 182 МОТ), с тем чтобы обеспечить полную защиту подростков и их доступ к механизмам правовой защиты.

19. Комитет также подчеркивает, что в соответствии со статьей 23 (3) Конвенции необходимо учитывать особые права подростков-инвалидов и оказывать им помощь, с тем чтобы ребенок/подросток-инвалид имел реальный доступ к надлежащему качественному образованию и получал такое образование. Государства должны признать принцип равных возможностей в области начального, среднего и высшего образования для детей/подростков-инвалидов и, при возможности, их обучения в нормальных школах.

20. Комитет выражает обеспокоенность в связи с тем, что ранние браки и беременность являются важными факторами в проблемах здоровья, связанных с половым и репродуктивным здоровьем, включая ВИЧ/СПИД. В некоторых государствах-участниках по‑прежнему крайне мал законный минимальный и фактический возраст вступления в брак, особенно у девочек.

В связи с этим возникают также и другие, помимо здоровья, проблемы: дети, вступающие в брак, особенно девочки, часто вынуждены бросать школу и не имеют возможности участвовать в жизни общества. Кроме того, в некоторых государствах-участниках состоящие в браке дети на законном основании рассматриваются как взрослые, даже если их возраст составляет менее 18 лет, что лишает их права на все специальные меры защиты, предусмотренные в Конвенции.

Комитет настоятельно рекомендует государствам-участникам рассмотреть и, по необходимости, внести поправки в свое законодательство и практику для повышения минимального возраста вступления в брак с согласия и без согласия родителей до 18 лет как для девушек, так и для юношей. Аналогичная рекомендация была вынесена Комитетом по ликвидации дискриминации в отношении женщин (Замечание общего порядка № 21 1994 года).

21. В большинстве стран одной из главных причин смертности или пожизненной инвалидности среди подростков являются травмы, полученные в результате несчастных случаев или насилия. В этой связи Комитет выражает обеспокоенность в связи с травматизмом и смертностью в результате дорожно-транспортных происшествий, несоразмерно затрагивающих именно подростков.

Государства-участники должны принять и ввести в действие законодательство и программы по улучшению безопасности дорожного движения, включая обучение и экзамен по вождению для подростков, а также принять или ужесточить уже зарекомендовавшие себя законы, такие, как обязанность иметь действующие водительские права, использование ремней безопасности и шлемов, а также устройство пешеходных зон.

22. Комитет также крайне обеспокоен в связи с высоким коэффициентом самоубийств среди подростков. Относительно широкое распространение в этой группе получили психические расстройства и психологические болезни. Во многих странах увеличивается число таких симптомов, как депрессия, нарушение питания и самоистязание, иногда ведущие к нанесению себе травм и самоубийству. Эти симптомы, возможно, связаны, в частности, с насилием, жестоким обращением, злоупотреблениями и пренебрежением, включая сексуальное надругательство, неоправданно высокие ожидания и/или запугивание или издевательство в школе и на улице. Государства-участники должны оказывать таким подросткам всю необходимую помощь.

23. Насилие есть следствие сложного взаимодействия индивидуальных, семейных, общинных и общественных факторов. Особенно подвержены институциональному и межличностному насилию такие уязвимые подростки, как бездомные, дети, находящиеся в исправительных заведениях, дети члены банд или мобилизованные в качестве детей-солдат.

В соответствии со статьей 19 Конвенции государства-участники должны принимать все соответствующие меры [3] для предупреждения и искоренения:

а) институционального насилия в отношении подростков, включая законодательные и административные меры, относящиеся к государственным и частным учреждениями для подростков (школы, учреждения для подростков-инвалидов, исправительные учреждения для несовершеннолетних и т.д.), а также подготовку и контроль персонала детских учреждений или лиц, каким-либо иным образом контактирующим с детьми в рамках своей работы, включая сотрудников полиции; и

b ) межличностного насилия среди подростков, включая надлежащую поддержку родителей и создание возможностей для социального и образовательного развития в раннем детстве, содействие распространению ненасильственных культурных норм и ценностей (в соответствии со статьей 29 Конвенции), жесткий контроль за огнестрельным оружием и ограничение доступа к алкоголю и наркотикам.

24. В свете статей 3, 6, 12, 19 и 24 (3) Конвенции государства-участники должны принять все эффективные меры для ликвидации любых актов или действий, угрожающих праву подростков на жизнь, включая убийства в защиту чести. Комитет настоятельно призывает государства-участники разработать и провести кампании повышения информированности, просветительские программы и законодательство, направленные на изменение существующих подходов и решение проблемы гендерных ролей и стереотипов, приводящих к вредной традиционной практике. Кроме того, государства-участники должны способствовать созданию многодисциплинарных информационных и консультационных центров по рассмотрению вредных аспектов некоторых видов традиционной практики, включая ранний брак и калечение женских половых органов.

25. Комитет обеспокоен тем влиянием, которое оказывает на поведение подростков в области здоровья реклама вредных продуктов и стиля жизни. В соответствии со статьей 17 Конвенции государствам-участникам настоятельно предлагается защищать подростков от информации, наносящей вред их здоровью и развитию, обращая при этом внимание на право пользоваться информацией и материалами из различных национальных и международных источников. В связи с этим государствам-участникам настоятельно предлагается регулировать или запрещать рекламу и сбыт таких веществ, как алкоголь и табак, особенно если они предназначены для детей и подростков [4] .

IV . Услуги в области информации, развития навыков, консультирования и охраны здоровья

26. Подростки имеют право на доступ к надлежащей информации, имеющей важное значение для их здоровья и развития, а также для их способности реально участвовать в жизни общества. Государства-участники обязаны обеспечить, чтобы всем подросткам, девочкам и мальчикам, посещающим и не посещающим школу, предоставлялась и не запрещалась к ознакомлению точная и надлежащая информация о методах защиты их здоровья и развития и здоровом образе жизни. акая информация должна включать в себя данные об использовании и злоупотреблении табаком, алкоголем и другими веществами, безопасном и уважительном социальном и сексуальном поведении, правильном питании и физической активности.

27. Для того чтобы действовать в соответствии с полученной информацией, подросткам необходимо развивать требуемые навыки, включая навыки самопомощи, например сбалансированное питание и приготовление здоровой пищи и соблюдение надлежащей личной гигиены, а также готовность к некоторым социальным ситуациям, таким, как межличностное общение, принятие решений и поведение в стрессовых и конфликтных ситуациях.

Государства-участники должны стимулировать и поддерживать возможности для развития таких навыков, в частности, с помощью официальных и неофициальных программ обучения и профессиональной подготовки, молодежных организаций и средств массовой информации.

28. С учетом статей 3, 17 и 24 Конвенции государства-участники должны обеспечить подросткам доступ к информации о сексуальном и репродуктивном поведении, включающей вопросы планирования семьи и использования контрацептивов, опасность ранней беременности, профилактику ВИЧ/СПИДа, а также профилактику и лечение болезней, передающихся половым путем (БППП).

Кроме того, государства-участники должны обеспечить подросткам доступ к надлежащей информации, независимо от их семейного положения и наличия согласия со стороны их родителей или опекунов. Важно найти правильные средства и методы предоставления информации, которая являлась бы адекватной и учитывала бы особенности конкретных прав девочек и мальчиков-подростков.

В этой связи государствам-участникам предлагается обеспечить активное участие подростков в разработке и распространении информации по различным каналам за пределами школы, включая молодежные организации, религиозные, общинные и другие группы и средства массовой информации.

29. В соответствии со статьей 24 Конвенции, государствам-участникам настоятельно предлагается обеспечить надлежащее лечение и реабилитацию для подростков с психическими расстройствами, информировать общество о ранних признаках, симптомах и серьезности таких заболеваний, а также ограждать подростков от чрезмерного давления, включая психологический стресс.

Государствам-участникам также настоятельно рекомендуется бороться с дискриминацией и предвзятым отношением, сопряженными с психическими расстройствами, в соответствии с их обязательствами по статье 2. Каждый подросток с психическим расстройством имеет право на максимально возможное лечение и уход в своей общине.

При возникновении необходимости госпитализации или направления в психиатрическую лечебницу такое решение должно приниматься в соответствии с принципами наилучшей защиты интересов ребенка. В случае госпитализации или отправления в специализированное учреждение пациенту должна быть предоставлена максимальная возможность пользоваться всеми своими правами, признанными в Конвенции, включая права на образование и доступ к рекреационной деятельности [5] . В соответствующих случаях подростков следует отделять от взрослых.

Государства-участники должны обеспечить, чтобы подростки имели доступ к личному представителю не из числа членов семьи для защиты их интересов в необходимых и соответствующих случаях [6] . Согласно статье 25 Конвенции, государства-участники должны проводить периодическую оценку лечения подростков в больницах или психиатрических лечебницах.

30. Подростки, как девочки, так и мальчики, подвергаются риску заражения или заболевания БППП, включая ВИЧ/СПИД [7] . Государствам следует обеспечить наличие и доступность товаров, услуг и информации по профилактике и лечению БППП, включая ВИЧ/СПИД. В этой связи государствам-участникам настоятельно рекомендуется:

а) разрабатывать эффективные профилактические программы, включая меры, направленные на изменение взглядов в обществе на потребности подростков в контрацептических средствах и профилактике БППП, а также на устранение культурных и других запретов, связанных с сексуальной жизнью подростков;

b) принимать законы для борьбы с практикой, которая повышает риск заражения подростов или ведет к маргинализации подростков, уже зараженных БППП, включая ВИЧ;

с) принимать меры для устранения всех барьеров, препятствующих доступу подростков к информации, профилактическим мерам, таким, как использование презервативов и лечение.

31. Девочки-подростки должны иметь доступ к информации о вредных последствиях ранних браков и ранней беременности, а беременные должны иметь доступ к медицинскому обслуживанию, учитывающему их права и особые потребности.

Государствам-участникам следует принимать меры для сокращения материнской заболеваемости и смертности среди девочек-подростков, особенно в связи с ранней беременностью и связанной с риском для здоровья практикой абортов, и для поддержания родителей подросткового возраста. Молодые матери, особенно лишенные поддержки, имеют склонность к депрессии и тревоге, которые подрывают их способности по уходу за ребенком. Комитет настоятельно призывает государства-участники:

а) разработать и осуществить программы, обеспечивающие доступ к услугам в области сексуального и репродуктивного здоровья, включая планирование семьи, контрацепцию и безопасные аборты, если аборты не запрещены законом, надлежащий и всесторонний акушерский уход и консультирование;

b) содействовать формированию позитивного и доброжелательного отношения к родителям подросткового возраста, их матерям и отцам, и

с) разработать политику, позволяющую матерям подросткового возраста продолжать свое образование.

32. До получения согласия со стороны родителей подросткам необходимо предоставить возможность свободно выразить свои взгляды, которые необходимо должным образом учитывать в соответствии со статьей 12 Конвенции. Однако, если подросток еще не достиг достаточного уровня зрелости, осознанное согласие должно быть получено от самого подростка при информировании родителей о его соответствии «наилучшему обеспечению интересов ребенка» (статья 3).

33. В связи с неприкосновенностью личной жизни и конфиденциальностью и смежным вопросом осознанного согласия на лечение государствам-участникам следует:

а) принять законы или правила, обеспечивающие оказание подросткам конфиденциальных консультативных услуг в связи с лечением, с тем чтобы они могли принять осознанное согласие на такое лечение, в таких законах или правилах должен оговариваться возраст или содержаться ссылка на развивающиеся способности ребенка; и

b ) обеспечить подготовку медицинского персонала по вопросам прав подростков на неприкосновенность личной жизни и конфиденциальность, на информирование о планируемом лечении и на осознанное согласие на лечение.

V. Уязвимость и риск

34. При соблюдении прав подростков на здоровье и развитие необходимо принимать во внимание как индивидуальное поведение, так и особенности среды, которая повышает степень их уязвимости и риска. Особенности среды, такие, как вооруженный конфликт или социальная изоляция, повышают уязвимость подростка перед лицом злоупотреблений, других форм насилия и эксплуатации и тем самым резко ограничивают возможности подростков вести самостоятельную, здоровую жизнь. Например, отказ от использования презервативов повышает риск для здоровья подростков.

35. В соответствии со статьей 23 Конвенции неполноценные в умственном или физическом отношении подростки имеют равные права на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. Государства-участники обязаны предоставлять подросткам-инвалидам необходимые средства для реализации их прав [8] .

Государства-участники должны обеспечить, чтобы

а) всем подросткам-инвалидам предоставлялось медицинское оборудование, товары и услуги и чтобы это оборудование и услуги содействовали повышению степени их самостоятельности и активному участию в жизни общества;

b) обеспечить необходимое оборудование и личную поддержку, обеспечивающие им свободу передвижения, участие в жизни общества и в общении;

с) уделять повышенное внимание особым потребностям, связанным с половой жизнью подростков-инвалидов; и

d ) устранять барьеры, препятствующие подросткам-инвалидам в реализации их прав.

36. Государства-участники должны взять под особую защиту бездомных подростков, включая подростков, работающих в неофициальном секторе. Бездомные подростки особенно уязвимы перед лицом насилия, злоупотреблений и сексуальной эксплуатации со стороны других лиц, поведения, наносящего ущерб им самим, злоупотребления алкоголем и наркотиками и психическими расстройствами.

В этой связи государствам-участникам предлагается

а) разработать политику и принять и ввести в действие законодательство, защищающее таких подростков от насилия, например со стороны сотрудников правоохранительных органов;

b) разработать стратегии обеспечения надлежащего образования и доступа к медицинскому обслуживанию, а также возможностей и развития жизненных навыков.

37. Подростки, подвергающиеся сексуальной эксплуатации, включая проституцию и порнографию, серьезно рискуют своим здоровьем, включая БППП, ВИЧ/СПИД, непланируемую беременность, связанные с риском для здоровья аборты, насилие и психологические расстройства. Они имеют право на физическое и психологическое восстановление и социальную реинтеграцию в условиях, обеспечивающих здоровье, самоуважение и достоинство (статья 39).

Государства-участники обязаны принять и ввести в действие законы, запрещающие все формы сексуальной эксплуатации и торговлю людьми; сотрудничать с другими государствами-участниками в деле ликвидации межнациональной торговли людьми; и предоставлять соответствующие медицинские и консультативные услуги подросткам, подвергшимся сексуальной эксплуатации, обеспечивая при этом, чтобы к ним относились как жертвам, а не как к правонарушителям.

38. Кроме того, в особенно уязвимом положении могут оказаться подростки, живущие в условиях бедности, вооруженных конфликтов, различных форм несправедливости, распада семьи, политической, социальной и экономической нестабильности и всех видов миграции. Эти ситуации могут серьезно подорвать их здоровье и развитие.

Выделяя значительные средства на реализацию политики и мер по предотвращению таких ситуаций, государства-участники могут существенно сократить уровень уязвимости и факторы риска; тем самым они также предложат обществу эффективные с точки зрения затрат пути оказания подросткам помощи в области гармоничного развития в свободном обществе.

VI. Характер обязательств государств

39. Выполняя свои обязательства, связанные со здоровьем и развитием подростков, государства-участники во всех случаях должны полностью учитывать общие принципы Конвенции. По мнению Комитета, государства-участники должны принять все соответствующие законодательные, административные и другие меры для установления и контроля за осуществлением прав подростков на здоровье и развитие, признанных в Конвенции.

В этой связи государства-участники должны, прежде всего, выполнить следующие обязательства:

а) создать безопасную и благоприятную развитие среду обитания подростков, включая их семьи, школы и все виды учреждений, в которых они могут находиться, по месту работы и/или в обществе в целом;

b) обеспечить, чтобы подростки имели доступ к информации, имеющей важное значение для их здоровья и развития, и чтобы им была предоставлена возможность участвовать в принятии решений, затрагивающих их здоровье (особенно на основе осознанного согласия и права на конфиденциальность), чтобы подростки получали жизненные навыки, адекватную и учитывающую их возраст информацию и могли выбирать здоровый образ жизни;

с) обеспечить, чтобы все подростки имели доступ к медицинскому оборудованию, товарам и услугам, включая консультирование и медицинские услуги в области психического, полового и репродуктивного здоровья, при соответствующем качестве и с учетом потребностей подростков;

d) обеспечить, чтобы подростки, как девочки, так и мальчики имели возможность активно участвовать в планировании и укреплении своего собственного здоровья и развития;

е) защищать подростков от всех форм труда, который может нанести ущерб осуществлению их прав, особенно путем ликвидации всех форм детского труда и регулирования среды и условий труда в соответствии с международными нормами;

f) защищать подростков от всех форм умышленных и неумышленных травм, включая травм от насилия и дорожно-транспортных происшествий;

g) защищать подростков от всех вредных видов традиционной практики, таких, как ранний брак, убийства в защиту чести и калечение женских половых органов;

h) обеспечить, чтобы подростки, принадлежащие к особо уязвимым группам, в полной мере учитывались при выполнении вышеупомянутых обязательств;

i) принять меры для предупреждения психических расстройств и укрепления психического здоровья подростков.

40. Комитет обращает внимание государств-участников на посвященное праву на наивысший достижимый уровень здоровья Замечание общего порядка № 14 Комитета по экономическим, социальным и культурным правам, в котором говорится, что «государства-участники должны обеспечивать подросткам здоровую и благоприятную среду, гарантирующую им возможность участвовать в принятии решений относительно их здоровья, формировать необходимые для жизни навыки, приобретать нужную информацию, получать советы и выбирать свой образ жизни.

Осуществление права подростков на здоровье зависит от развития ориентированной на молодежь системы здравоохранения, в рамках которой соблюдаются конфиденциальность и неприкосновенность частной жизни и предоставляются адекватные услуги в области полового и репродуктивного здоровья».

41. Согласно статьям 24, 39 и другим соответствующим положениям Конвенции, государства-участники должны обеспечивать медицинские услуги, учитывающие особые потребности и права человека всех подростков при уделении внимания следующим факторам:

а) Наличие. Первичная медицинская помощь должна включать в себя услуги, учитывающие потребности подростков при уделении особого внимания половому, репродуктивному и психическому здоровью.

b) Доступность. Медицинское оборудование, товары и услуги должны быть известны и легко доступны (с экономической, физической и социальной точек зрения) для всех подростков без какой-либо дискриминации. По необходимости должна быть гарантирована конфиденциальность.

с) Приемлемость. При полном соблюдении положений и принципов Конвенции все медицинские службы, товары и услуги должны обеспечивать уважение культурных ценностей, гендерные аспекты, нормы медицинской этики и должны быть приемлемы как для подростков, так и в общинах их проживания.

d) Качество. Медицинские услуги и товары должны быть адекватными с научной и медицинской точек зрения, что требует наличия персонала, подготовленного для ухода за подростками, надлежащего оборудования и научно-приемлемых методов.

42. Государства-участники должны по возможности взять на вооружение многосекторальный подход к укреплению и защите здоровья и развитию подростков, содействию реальным и устойчивым связям и партнерским отношениям между соответствующими участниками. На национальном уровне такой подход требует тесного и систематического сотрудничества и координации в рамках правительства, с тем чтобы обеспечить необходимое участие всех соответствующих государственных органов.

Используемые подростками органы государственного управления и другие службы следует также стимулировать и оказывать им содействие для налаживания сотрудничества, в частности с частными и/или традиционными врачами, профессиональными ассоциациями, аптеками и организациями, оказывающими услуги уязвимым группам подростков.

43. Многосекторальный подход к укреплению и защите здоровья и развитию подростков будет неэффективным без международного сотрудничества. В связи с этим государства-участники в соответствующих случаях должны стремиться к такому сотрудничеству со специализированными учреждениями, программами и органами Организации Объединенных Наций, международными НПО и двухсторонними учреждениями по оказанию помощи, международными профессиональными ассоциациями и другими негосударственными участниками.
——
[1] К ним относятся Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Международная конвенция о защите прав всех мигрантов-трудящихся и членов их семей и Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

[2] См. также доклады по результатам общей дискуссии Комитета на тему «Насилие в отношении детей», состоявшейся в 2000 и 2001 году, и рекомендации, принятые в этой связи (см. СRС/С/100, глава V, и СRС/С/111, глава V).

[3] Там же.

[4] В соответствии с предложением, содержащимся в Рамочной конвенции Всемирной организации здравоохранения по борьбе против табака (2003 год).

[5] Более подробную информацию по этому вопросу см. в «Принципах защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи» (резолюция 46/119 Генеральной Ассамблеи от 17 декабря 1991 года, приложение).

[6] Там же, в частности принципы 2, 3 и 7.

[7] Дополнительную информацию по этому вопросу см. Замечание общего порядка № 3 (2003 год) о ВИЧ/СПИД и правам ребенка.

[8] Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов

 

ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ CRC 1 Конвенция о правах ребенка

Distr. CRC/GC/2003/5 27 November 2003 RUSSIAN Original: 

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА

Тридцать четвертая сессия 19 сентября — 3 октября 2003 года

ЗАМЕЧАНИЕ ОБЩЕГО ПОРЯДКА № 5 (2003)

Общие меры по осуществлению Конвенции о правах ребенка (статьи 4 и 42 и пункт 6 статьи 44)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее замечание общего порядка сформулировано Комитетом по правам ребенка с целью очертить обязательства государств-участников по разработке так называемых «общих мер по осуществлению». Различные элементы этой концепции представляются сложными, и Комитет подчеркивает вероятность издания им в соответствующее время более подробных замечаний общего порядка по отдельным элементам концепции в целях дальнейшего развития предлагаемой общей схемы. Комитет уже развивал данную концепцию в своем замечании общего порядка № 2 (2002) под названием «Роль независимых национальных правозащитных учреждений в деле поощрения и защиты прав ребенка».

Статья 4

«Государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в настоящей Конвенции. В отношении экономических, социальных и культурных прав государства-участники принимают такие меры в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов и, в случае необходимости, в рамках международного сотрудничества».

I. ВВЕДЕНИЕ

1. Когда какое-либо государство ратифицирует Конвенцию о правах ребенка, оно принимает на себя по международному праву обязательства по ее осуществлению. Претворение положений Конвенции в жизнь представляет собой процесс, в рамках которого государства-участники принимают меры по обеспечению осуществления всех предусмотренных в Конвенции прав всех детей, находящихся в пределах их юрисдикции1.

В статье 4 Конвенции содержится обращенное к государствам-участникам требование принимать «все необходимые законодательные, административные и другие меры» для осуществления признанных в ней прав. Хотя обязательства по Конвенции принимаются на себя государством, решение задачи ее осуществления, т.е. претворения прав человека ребенка в жизнь, требует участия в соответствующей работе представителей всех слоев общества и, разумеется, самих детей.

Особенно важное значение в этом отношении имеет обеспечение полного соответствия всех положений национального законодательства постановлениям Конвенции и возможность прямого применения и принудительного обеспечения соблюдения принципов и положений Конвенции.

Наряду с этим Комитет по правам ребенка выявил широкий круг мер, которые необходимы для эффективного осуществления Конвенции, включая создание специальных структур и проведение мероприятий по наблюдению, профессиональной подготовке и иным направлениям на всех уровнях исполнительной, законодательной и судебной власти2.

2. Периодически рассматривая доклады, представляемые государствами-участниками в соответствии с Конвенцией, Комитет обращает особое внимание на так называемые «общие меры по осуществлению». В своих заключительных замечаниях по итогам рассмотрения докладов Комитет формулирует конкретные рекомендации в отношении общих мер. Комитет ожидает, что в своих последующих периодических докладах государства-участники представят информацию о мерах, принимаемых в целях реализации этих рекомендаций.

В выработанных Комитетом общих руководящих принципах статьи Конвенции сгруппированы в соответствующие разделы3, первый из которых посвящен «общим мерам по осуществлению» и объединяет статью 4 со статьей 42 (обязательство широко информировать о содержании Конвенции как детей, так и взрослых; см. пункт 66 ниже) и пунктом 6 статьи 44 (обязательство придавать широкой гласности доклады в своих собственных странах; см. пункт 71 ниже).

3. Наряду с этими положениями в статье 2 устанавливаются другие обязательства, касающиеся общих мер по осуществлению: «Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации…».

4. В пункте 2 статьи 3 также говорится, что «Государства-участники обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимают все соответствующие законодательные и административные меры».

5. В международных правовых актах в области прав человека имеются схожие со статьей 4 Конвенции статьи, предусматривающие всеобъемлющие обязательства по осуществлению, такие, как, например, статья 2 Международного пакта о гражданских и политических правах и статья 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

Комитетом по правам человека и Комитетом по экономическим, социальным и культурным правам изданы замечания общего порядка, имеющие отношение к указанным положениям, которые следует рассматривать как дополнение к настоящему замечанию общего порядка и которые перечислены ниже4.

6. Хотя в статье 4 находит отражение всеобъемлющее обязательство государств-участников по осуществлению Конвенции, во втором предложении этой статьи как бы вводится различие между гражданскими и политическими правами и экономическими, социальными и культурными правами: «В отношении экономических, социальных и культурных прав государства-участники принимают такие меры в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов и, в случае необходимости, в рамках международного сотрудничества».

Однако простого или же подтверждаемого авторитетными источниками разделения на две категории прав человека в целом или прав, предусматриваемых Конвенцией, не существует. В руководящих принципах в отношении представления докладов Комитет группирует статьи 7, 8, 13-17 и 37 а) в разделе под названием «Гражданские права и свободы», но самим контекстом указывает, что это не является исчерпывающим перечислением в Конвенции гражданских и политических прав.

В самом деле, ясно, что во многих других статьях, в частности статьях 2, 3, 6 и 12 Конвенции, содержатся элементы, представляющие собой гражданские/политические права, чем, собственно, и подчеркивается взаимозависимость и неделимость всех прав человека.

Пользование экономическими, социальными и культурными правами неразрывным образом переплетается с осуществлением гражданских и политических прав. Как это явствует из пункта 25 ниже, Комитет считает, что экономические, социальные и культурные права, а равно и гражданские и политические следует рассматривать как подлежащие судебной защите.

7. Во втором предложении статьи 4 находит свое отражение отличающееся реализмом восприятие того факта, что отсутствие ресурсов — финансовых и других — может препятствовать осуществлению в полном объеме экономических, социальных и культурных прав в некоторых государствах; тем самым вводится понятие «прогрессивного осуществления» таких прав: государствам необходимо иметь возможность доказать, что они принимают необходимые меры «в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов» и что в необходимых случаях они стремились действовать в рамках международного сотрудничества.

Когда государства ратифицируют Конвенцию, они принимают на себя обязательства не только обеспечивать осуществление ее положений в пределах своей юрисдикции, но и также способствовать в рамках международного сотрудничества универсальному осуществлению Конвенции (см. пункт 60 ниже).

8. Данное предложение схоже с формулировкой, использованной в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, и Комитет полностью согласен с Комитетом по экономическим, социальным и культурным правам в утверждении о том, что «даже в тех случаях, когда наличных ресурсов явно недостаточно, государство-участник все же связано обязательством стараться обеспечить как можно более широкое осуществление соответствующих прав в сложившихся условиях…»5.

Каковы бы ни были особенности экономического положения государств, они обязаны принимать все возможные меры, направленные на осуществление прав ребенка, с уделением особого внимания группам, находящимся в наиболее неблагоприятном положении.

9. Названные Комитетом и охарактеризованные в настоящем замечании общего порядка общие меры по осуществлению призваны способствовать обеспечению соблюдения в полном объеме всех предусмотренных в Конвенции прав всеми детьми посредством реализации таких мер, как реформа законодательства, создание правительственных и независимых координирующих и наблюдательных органов, сбор всеобъемлющих данных, повышение уровня информированности и профессиональной подготовки и разработка и осуществление соответствующих стратегий, предложение услуг и реализация программ.

Одним из отрадных результатов принятия и почти универсальной ратификации Конвенции является создание на национальном уровне широкого круга разнообразных новых ориентированных на улучшение положения детей и учитывающих их интересы органов, структур и механизмов, например, занимающихся проблемами прав детей подразделений центрального правительства, ведомств, призванных решать проблемы детей, межведомственных комитетов по проблемам детей, парламентских комитетов, органов анализа воздействия программ на детей, органов, ведающих вопросами составления бюджетов, в которых учитывались бы интересы детей, и готовящих доклады о «положении дел с осуществлением прав детей», коалиций НПО по вопросам прав детей, канцелярий омбудсмена и уполномоченных по правам детей и т.д.

10. Хотя некоторые из этих факторов могут представляться по сути своей лишь средствами косметического улучшения положения, их возникновение по меньшей мере свидетельствует об изменении концептуального подхода к представлению о месте, занимаемом детьми в обществе, решимости ставить проблемы детей на более высокий уровень в шкале политических приоритетов и более глубоком осознании воздействия государственного управления на решение проблем детей и обеспечение их прав человека.

11. Комитет подчеркивает, что в контексте Конвенции государства обязаны видеть в себе субъектов, несущих ясные юридические обязательства перед каждым отдельным ребенком и всеми детьми, вместе взятыми. Осуществление прав человека детей не должно рассматриваться как некий филантропический процесс одаривания детей милостями.

12. Утверждением в качестве приоритетных принципов защиты прав детей в деятельности органов исполнительной, законодательной и судебной власти всех уровней обеспечивается эффективное осуществление Конвенции в целом, и в частности следующих ее статей, выделяемых Комитетом в качестве общих принципов:

Статья 2: обязательство государств уважать и обеспечивать все права, предусмотренные настоящей Конвенцией за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации. Это обязательство недискриминации требует от государств активного выявления отдельных детей и групп детей, для признания и осуществления прав которых могут потребоваться специальные меры.

Например, Комитет подчеркивает, в частности, необходимость сбора дезагрегированных данных, с тем чтобы обеспечить выявление случаев фактической или возможной дискриминации. Решение проблем дискриминации может потребовать изменений в законодательной и административной сферах и в распределении ресурсов, а также мер в области образования в целях изменения подходов.

Следует подчеркнуть, что применение недискриминационного принципа равного доступа к правам не означает применения одинакового для всех режима. В замечании общего порядка Комитета по правам человека была подчеркнута важность принятия специальных мер в целях ослабления воздействия или устранения условий, вызывающих дискриминацию6.

Статья 3 1): уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению интересов ребенка во всех действиях в отношении детей. В этой статье говорится о действиях, предпринимаемых «государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами».

Данный принцип требует принятия активных мер на всех уровнях исполнительной, законодательной и судебной власти.

Каждый законодательный, административный и судебный орган или учреждение обязаны руководствоваться принципом наилучшего обеспечения интересов ребенка посредством систематического рассмотрения вопроса о том, каким образом их решения и действия затрагивают или затронут права и интересы детей, в частности предлагаемыми или существующими законами или политикой, или административными мерами, или судебными решениями, включая и те из них, которые прямо не касаются детей, но косвенно их затрагивают.

Статья 6: неотъемлемое право ребенка на жизнь и обязательство государств-участников обеспечивать в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка. Комитет ожидает от государств, что они будут понимать выражение «здоровое развитие ребенка» в его самом широком смысле в качестве целостного понятия, охватывающего физическое, умственное, духовное, моральное, психологическое и социальное развитие ребенка. Соответствующие меры по осуществлению должны быть направлены на обеспечение возможностей оптимального развития для всех детей.

Статья 12: право ребенка свободно выражать свои взгляды «по всем вопросам, затрагивающим ребенка», и уделение взглядам ребенка должного внимания. Этот принцип, подчеркивающий роль ребенка как активного участника процесса поощрения защиты и контроля осуществления его прав, в равной степени применяется и ко всем мерам, принимаемым государствами в целях осуществления Конвенции.

Позитивным новшеством, на которое, по мнению Комитета, во все большей степени откликаются государства, является открытие для участия детей процессов принятия решений на государственном уровне. Если учесть, что лишь немногие государства до настоящего времени установили минимальный возраст участия в голосовании на уровне ниже 18 лет, тем больше появляется оснований для обеспечения уважения взглядов не имеющих избирательных прав детей в деятельности правительства и парламента.

Для того чтобы учет мнения детей был полнозначным, необходимо открыть доступ ко всем документам, а также процессам. Но одна только видимость «выслушивания» мнения детей — дело сравнительно нетрудное, тогда как уделение должного внимания взглядам ребенка требует реальных преобразований.

Учет мнения детей должен быть не целью сам по себе, а скорее одним из тех средств, с помощью которых государства устанавливают с ними свое взаимодействие и в своих действиях от имени детей проявляют все больше заботы об осуществлении их прав.

Единичные или регулярные мероприятия в виде организации сессий детских парламентов могут стимулировать активность и повышать общий уровень информированности. Но статья 12 требует систематической и непрекращающейся организации мероприятий. Кроме того, вовлечение детей и учет формулируемых ими взглядов не должны быть чисто символическими; они должны быть нацелены на выявление мнений представительной аудитории.

Постановка в пункте 1 статьи 12 акцента на «вопросах, затрагивающих ребенка», подразумевает выявление взглядов конкретной группы детей по конкретным вопросам, например детей, которым пришлось столкнуться с системой правосудия по делам несовершеннолетних, в отношении предложений о реформе законодательства в этой области или усыновленных детей и детей, проживающих в приемных семьях, в отношении законодательства и политики в области усыновления.

Важно, чтобы правительства устанавливали прямые связи с детьми, а не просто опосредованные контакты через неправительственные организации (НПО) или правозащитные учреждения. В первые годы после вступления Конвенции в силу НПО сыграли заметную роль во внедрении подходов, предусматривающих активное участие детей, однако интересам как правительств, так и самих детей отвечает установление надлежащих прямых контактов.

II. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ВОПРОСУ О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ОГОВОРОК

13. В своих руководящих принципах, касающихся общих мер по осуществлению, Комитет прежде всего предлагает государству-участнику указать, считает ли оно необходимым сохранять сделанные им оговорки, если таковые имеются, или оно намерено их снять7. Государства — участники Конвенции имеют право формулировать оговорки во время ратификации Конвенции или присоединения к ней (статья 51).

Преследуемая Комитетом цель обеспечения полного и безусловного соблюдения прав человека детей может быть достигнута, только если государства снимут свои оговорки. При рассмотрении докладов Комитет неизменно рекомендует государствам-участникам возвращаться к вопросу о целесообразности сделанных оговорок и снимать их.

В тех случаях, когда после повторного рассмотрения вопроса об оговорке государство принимает решение оставить ее в силе, Комитет требует, чтобы в следующем периодическом докладе было дано исчерпывающее объяснение такого шага. Комитет обращает внимание государств-участников на обращенный к ним призыв Всемирной конференции по правам человека относительно возвращения к вопросу об оговорках и их снятии8.

14. В статье 2 Венской конвенции о праве международных договоров «оговорка» определяется как «одностороннее заявление в любой формулировке и под любым наименованием, сделанное государством при подписании, ратификации, принятии или утверждении договора или присоединении к нему, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству».

В Венской конвенции отмечается, что государства могут при ратификации договора или присоединении к нему формулировать оговорку, за исключением тех случаев, когда оговорка «несовместима с объектом и целями договора» (статья 19).

15. Это постановление находит свое отражение в пункте 2 статьи 51 Конвенции о правах ребенка: «Оговорка, не совместимая с целями и задачами настоящей Конвенции, не допускается». Комитет серьезно обеспокоен тем, что рядом государств сделаны оговорки, явным образом нарушающие пункт 2 статьи 51, поскольку ими заявлено, например, что соблюдение положений Конвенции ограничивается действующей конституцией или законодательством государства, в том числе в ряде случаев положениями законов о религии.

В статье 27 Венской конвенции о праве международных договоров предусматривается, что: «Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

16. Комитет отмечает, что в ряде случаев государства-участники выступили с официальными возражениями против подобных обладающих широкой сферой охвата оговорок, сформулированных другими государствами-участниками. Он приветствует любые действия, которые способствуют обеспечению возможно более полного соблюдения Конвенции во всех государствах-участниках.

III. РАТИФИКАЦИЯ ДРУГИХ ВАЖНЕЙШИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

17. Как часть проводимого Комитетом рассмотрения вопроса об общих мерах по осуществлению и с учетом принципов неделимости и взаимозависимости прав человека он настоятельно рекомендует государствам-участникам, если они еще не сделали этого, ратифицировать два Факультативных протокола к Конвенции о правах ребенка (касающихся участия детей в вооруженных конфликтах и торговли детьми, детской проституции и детской порнографии) и шесть других основных международных договоров по правам человека.

В ходе диалога с государствами-участниками Комитет часто призывает их рассмотреть вопрос о ратификации других соответствующих международных договоров. Неисчерпывающий по своему характеру перечень этих договоров приводится в приложении к настоящему замечанию общего порядка, и Комитет время от времени намерен обновлять его.

IV. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ

18. Комитет считает, что всеобъемлющий пересмотр всего внутреннего законодательства и соответствующих административных инструкций по обеспечению соблюдения в полной мере Конвенции представляет собой обязательство.

Опыт Комитета в рассмотрении не только первоначальных, но теперь уже и вторых и третьих периодических докладов, представляемых в соответствии с Конвенцией, говорит о том, что на национальном уровне такой процесс пересмотра в большинстве случаев был начат, но он должен быть более тщательным.

Необходимо, чтобы такой пересмотр не сводился лишь к постатейному разбору Конвенции, но предусматривал и более целостный подход к данному процессу, подчеркивающий взаимозависимость и неделимость прав человека.

Процесс пересмотра должен быть непрерывным, а не единовременным мероприятием, причем пересмотру должны подвергаться как предлагаемые, так и имеющиеся положения закона.

И хотя представляется важным, чтобы такой процесс пересмотра проистекал в рамках механизмов всех соответствующих правительственных ведомств, целесообразно было бы проводить и независимый пересмотр законодательства, используя для этой цели, например, деятельность парламентских комитетов и парламентские слушания, работу национальных правозащитных учреждений, НПО, представителей академических кругов, затрагиваемых групп детей и молодежи и других субъектов.

19. Государствам-участникам необходимо всеми надлежащими средствами обеспечить, чтобы положения Конвенции были наделены юридической силой в их внутренних правовых системах. Эта задача по‑прежнему нуждается в решении во многих государствах-участниках.

Особое значение имеет необходимость прояснить масштабы применения Конвенции в государствах, где действует принцип «самоисполнимости», и в государствах, где, как утверждается, Конвенция «имеет конституционный статус» или же была инкорпорирована во внутреннее законодательство.

20. Комитет приветствует включение Конвенции во внутреннее законодательство, что является традиционным подходом при осуществлении международных договоров по правам человека в некоторых, но не во всех государствах.

Инкорпорация Конвенции должна означать, что на ее положения можно непосредственно ссылаться в судах и что она применяется национальными органами власти, а также то, что в случае коллизии с внутренним законодательством или установившейся практикой применяются положения Конвенции.

Сама по себе инкорпорация не избавляет от необходимости обеспечить, чтобы все соответствующие положения внутреннего законодательства, включая любые местные законы или нормы обычного права, были приведены в соответствие с Конвенцией.

В случае коллизии законов приоритет, согласно статье 27 Венской конвенции о праве международных договоров, всегда должен отдаваться Конвенции.

В тех случаях, когда государство делегирует полномочия законотворчества объединенным на федеративных началах региональным или территориальным органам управления, оно должно также требовать, чтобы эти вспомогательные органы в своем законотворчестве действовали в рамках Конвенции и обеспечивали эффективное осуществление ее положений (см. также ниже пункт 40 и последующие).

21. Некоторые государства заявляют Комитету, что включения в их конституции гарантий прав для «каждого» достаточно для того, чтобы эти права соблюдались и в отношении детей. Критерием в данном отношении должно служить то, действительно ли осуществляются применимые права в отношении детей и можно ли на них непосредственно ссылаться в судах.

Комитет приветствует включение в национальные конституции разделов, касающихся прав детей, отражающих ключевые устанавливаемые Конвенцией принципы, что помогает выделить важнейшую мысль Конвенции, — идею о том, что дети наравне со взрослыми обладают правами человека. Однако включение таких разделов не обеспечивает автоматического соблюдения прав детей.

В целях содействия осуществлению в полном объеме этих прав, включая в соответствующих случаях осуществление этих прав самими детьми, могут понадобиться дополнительные законодательные и иные меры.

22. Комитет подчеркивает, в частности, важность обеспечения того, чтобы во внутреннем праве были отражены закрепленные в Конвенции общие принципы (статьи 2, 3, 6 и 12) (см. пункт 12 выше)). Комитет приветствует разработку сводных законодательных актов, касающихся прав детей, что может подчеркивать значение закрепленных в Конвенции принципов.

Но Комитет подчеркивает при этом, что чрезвычайно важно, чтобы во всех соответствующих «отраслевых» законах (об образовании, здравоохранении, отправлении правосудия и т.д.) неизменно отражались принципы и стандарты, устанавливаемые Конвенцией.

23. Комитет призывает все государства-участники принимать и обеспечивать исполнение в рамках своей юрисдикции таких законодательных положений, которые в большей степени способствуют осуществлению прав ребенка, нежели чем те, которые содержатся в Конвенции, как это предусмотрено в ее статье 41. Комитет подчеркивает, что другие международные правовые акты в области прав человека применяются ко всем лицам, не достигшим 18 лет.

V. СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ

24. Для того чтобы права действительно соблюдались, должны быть предусмотрены эффективные средства судебной защиты, призванные обеспечивать возможность обжалования нарушений. Это требование подразумевается в Конвенции и систематически подчеркивается в шести других важнейших международных договорах по правам человека.

Особое и зависимое положение детей создает для них реальные трудности в плане использования судебных средств защиты в случае нарушения их прав. Поэтому государствам надлежит уделять особое внимание обеспечению того, чтобы существовали эффективные и ориентированные на защиту прав детей процессуальные нормы, которыми могли бы воспользоваться дети и их представители.

К числу таких процедур должно относиться предоставление доступной и понятной детям информации, консультативная помощь, возможность использования помощи адвокатов, включая меры по поддержке самозащиты, а также доступ к независимым процедурам обжалования и в суды с необходимой юридической и иной помощью.

В тех случаях, когда установлено, что права были нарушены, должно быть предусмотрено надлежащее возмещение, включая выплату компенсации, и в необходимых случаях должны приниматься меры по содействию физическому и психологическому восстановлению, реабилитации и реинтеграции, как это предусмотрено в статье 39.

25. Как уже отмечалось в пункте 6 выше, Комитет подчеркивает, что экономические, социальные и культурные права, а равно и гражданские и политические права должны рассматриваться как права, подлежащие судебной защите. Важно, чтобы во внутреннем законодательстве были предусмотрены достаточно подробно разработанные правовые нормы для того, чтобы средства судебной защиты в случае нарушения прав были эффективны.

VI. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ И ИНЫЕ МЕРЫ

26. Комитет не может указывать со всеми подробностями, какие меры все и каждое государство-участник должны считать необходимыми для обеспечения эффективного осуществления Конвенции. Однако, опираясь на свой опыт, накопленный в течение первого десятилетия рассмотрения докладов государств-участников, а также в ходе продолжающегося диалога с правительствами, Организацией Объединенных Наций и связанными с Организацией Объединенных Наций учреждениями, а также НПО и другими компетентными органами, Комитет формулирует некоторые ключевые рекомендации для государств.

27. Комитет считает, что эффективное осуществление Конвенции требует значимой межсекторальной координации деятельности по признанию и осуществлению прав человека ребенка всеми органами государственного управления, на различных уровнях государственной власти, а также между правительством и гражданским обществом с привлечением, в частности, и самих детей, и представителей молодежи.

Неизменно оказывается, что на жизни детей и осуществлении ими своих прав сказывается деятельность многих различных правительственных ведомств и других правительственных или квазиправительственных органов. Лишь очень немногие правительственные ведомства не оказывают прямого или опосредованного влияния на жизнь детей.

Необходимым считается строгий контроль за осуществлением Конвенции, предусмотренный самими механизмами, через которые осуществляется процесс управления обществом на всех уровнях, но также и независимый контроль со стороны национальных правозащитных учреждений, НПО и других органов.

А. Разработка всеобъемлющей национальной стратегии, опирающейся на положения Конвенции

28. Для того чтобы правительство в целом и на всех уровнях поощряло и соблюдало права ребенка, оно должно работать, опираясь на унифицирующую, всеобъемлющую и учитывающую необходимость соблюдения прав человека общенациональную стратегию, уходящую своими корнями в положения Конвенции.

29. Комитет высказывается за разработку всеобъемлющей национальной стратегии или национального плана действий в интересах детей, в основании которых лежали бы положения Конвенции.

Комитет ожидает, что государства-участники будут принимать во внимание при разработке и/или пересмотре своих национальных стратегий рекомендации Комитета, содержащиеся в его заключительных замечаниях, формулируемых по итогам рассмотрения их периодических докладов.

Для того чтобы подобная стратегия была эффективной, она должна охватывать положение всех детей и все права, предусмотренные в Конвенции. Она должна разрабатываться посредством процесса консультаций с участием детей и представителей молодежи и тех лиц, которые проживают и работают с ними.

Как уже отмечалось выше (пункт 12), для полнозначной консультации с детьми требуются специальные ориентированные на уровень детского восприятия материалы и процедуры; такие консультации не могут быть лишь простым расширением доступа детей к участию в процедурах, предназначенных для взрослых.

30. Особое внимание следует уделять выявлению маргинализованных и поставленных в неблагоприятное положение групп детей и приданию им приоритетного значения. Закрепленный в Конвенции принцип недискриминации требует, чтобы все гарантируемые ею права признавались за всеми детьми, находящимися в пределах юрисдикции государств.

Как отмечалось выше (пункт 12), принцип недискриминации не исключает возможности принятия специальных мер по снижению уровня дискриминации.

31. Для того чтобы стратегия была авторитетной, она должна быть поддержана на самом высоком уровне государственного управления. Кроме того, она должна быть увязана с национальным планом развития и отражена в госбюджете; в противном случае стратегия может не получить к себе достаточного внимания со стороны участников важнейших процессов принятия решений.

32. Стратегия не должна быть простым перечислением добрых намерений; в нее должно входить описание устойчивого процесса реализации прав ребенка на всей территории государства; она не должна ограничиваться лишь политическими заявлениями и изложением принципов и должна предусматривать реальные и достижимые целевые показатели в отношении всего комплекса экономических, социальных и культурных прав и гражданских и политических прав для всех детей.

Всеобъемлющая национальная стратегия может быть разработана в секторальных национальных планах действий, например в области образования и здравоохранения, в которых указывались бы конкретные цели, назывались адресные меры по осуществлению и устанавливалось распределение финансовых и людских ресурсов.

В стратегии неизбежно будут расставлены приоритеты, однако в ней никоим образом не должны игнорироваться или размываться конкретные обязательства по Конвенции, взятые на себя государствами-участниками. Осуществление стратегии должно быть обеспечено надлежащими ресурсами, как людскими, так и финансовыми.

33. Разработка национальной стратегии не является единовременной задачей. После разработки стратегии она должна получить широкое распространение среди правительственных ведомств и общественности, включая детей (в виде изложения на доступном пониманию детей языке, а также на соответствующих языках и в соответствующей форме). В стратегии должны быть предусмотрены механизмы наблюдения и непрерывного пересмотра, регулярного обновления и периодической отчетности перед парламентом и общественностью.

34. «Национальные планы действий», которые государствам было предложено разработать после состоявшейся в 1990 году первой Всемирной встречи на высшем уровне в интересах детей, должны были увязываться с конкретными обязательствами, принятыми странами, участвовавшими во Встрече на высшем уровне9.

В Венской декларации и Программе действий , принятых на Всемирной конференции по правам человека в 1993 году, содержался обращенный к государствам призыв включить вопрос осуществления Конвенции о правах ребенка в их национальные планы действий в области прав человека10.

35. В итоговом документе специальной сессии Генеральной Ассамблеи по положению детей, состоявшейся в 2002 году, на государства также налагается обязательство «разработать и усилить в неотложном порядке, по возможности к концу 2003 года, национальные и, в надлежащих случаях, региональные планы действий, содержащие обусловленные конкретными сроками и поддающиеся оценке цели и задачи, основанные на настоящем плане действий…»11.

Комитет приветствует взятые государствами на себя обязательства по реализации целей и заданий, установленных на специальной сессии по положению детей и перечисленных в итоговом документе «Мир, пригодный для жизни детей». Вместе с тем Комитет подчеркивает, что принятие конкретных обязательств на всемирных конференциях никоим образом не отменяет правовых обязательств, принятых государствами-участниками по Конвенции.

Аналогичным образом разработка конкретных планов действий в ответ на решения специальной сессии не ослабляет необходимости наличия всеобъемлющей стратегии по осуществлению Конвенции. Государствам надлежит включить принимаемые в ответном порядке меры в соответствии с решениями специальной сессии 2002 года и других соответствующих всемирных конференций в свои общие стратегии осуществления Конвенции в целом.

36. В итоговом документе государствам-участникам рекомендуется также «рассмотреть вопрос о включении в свои доклады Комитету по правам ребенка информации о принятых мерах и достигнутых результатах в деле осуществления настоящего Плана действий»12.

Комитет поддерживает это предложение; он сохраняет приверженность задаче наблюдения за прогрессом в направлении выполнения обязательств, взятых на специальной сессии, и в своем пересмотренном руководстве по представлению периодических докладов в соответствии с Конвенцией выскажет свои дополнительные рекомендации.

В. Координация осуществления прав детей

37. В ходе рассмотрения докладов государств-участников Комитет почти всегда приходил к выводу о необходимости поощрять в целях обеспечения эффективного осуществления Конвенции дальнейшую координацию деятельности правительственных органов, т.е. координацию между правительственными ведомствами в центре, между различными областями и регионами, между органами управления в центре и на других уровнях и между правительством и гражданским обществом.

Цель координации заключается в обеспечении соблюдения всех устанавливаемых Конвенцией принципов и стандартов для всех детей, находящихся в пределах юрисдикции государств; обеспечении того, чтобы обязательства, возникающие в связи с ратификацией Конвенции или присоединением к ней, не только признавались этими крупными ведомствами, оказывающими существенное воздействие на положение детей, а именно министерствами образования, здравоохранения, социального обеспечения и т.д., но и всеми правительственными органами, включая, например, такие министерства, которые ведают финансами, планированием, занятостью и обороной, причем на всех уровнях.

38. Комитет считает, что как договорному органу ему едва ли бы имело смысл пытаться устанавливать детально разработанные процедуры, необходимые для каждой из различающихся систем управления, действующих в государствах-участниках. Есть множество формальных и неформальных способов достижения эффективной координации, в том числе, например, через межминистерские и междепартаментские комитеты, занимающиеся вопросами положения детей.

Комитет предлагает государствам-участникам, если они еще не сделали этого, проанализировать работу механизма государственного управления с точки зрения осуществления Конвенции и, в частности, претворения в жизнь положений четырех ее статей, излагающих общие принципы (см. пункт 12 выше).

39. Многие государства-участники преуспели в создании конкретных департаментов или подразделений в самом центре государственного управления, в ряде случаев при администрациях президента или премьер-министра или при правительстве, в целях координации осуществления Конвенции или претворения в жизнь политики в отношении детей.

Как уже отмечалось выше, деятельность практически всех государственных ведомств оказывает воздействие на жизнь детей. С практической точки зрения представляется неразумным возлагать ответственность за все виды обслуживания детей на единственный департамент, и в любом случае такой подход может быть чреват опасностью дальнейшей маргинализации детей в системе управления.

Однако специальное подразделение, наделенное широкими полномочиями, отчитывающееся напрямую, например перед премьер-министром, президентом или образованным при кабинете министров комитетом по делам детей, может способствовать достижению общей цели уделения проблемам детей более пристального внимания в правительстве и координации, которая обеспечит соблюдение прав ребенка всеми правительственными ведомствами и на всех уровнях государственного управления.

На такое подразделение может быть возложена ответственность за разработку всеобъемлющей стратегии по защите интересов детей и наблюдению за ее практической реализацией, а также по координации деятельности, связанной с представлением докладов в соответствии с Конвенцией.

С. Децентрализация, федерализация и делегирование полномочий

40. Комитет считает необходимым подчеркнуть для сведения многих государств, что децентрализация власти через передачу прав и обязанностей и делегирование правительственных функций никоим образом не уменьшают прямую ответственность правительства государства-участника за выполнение принятых им обязательств в отношении всех детей, находящихся в пределах его юрисдикции, независимо от формы государственного устройства.

41. Комитет хотел бы еще раз заявить, что при всех обстоятельствах государство, которое ратифицировало Конвенцию или присоединилось к ней, сохраняет ответственность за обеспечение соблюдения в полном объеме положений Конвенции на всех территориях, находящихся под его юрисдикцией.

Осуществляя процесс передачи прав и обязанностей, государства-участники должны обеспечить, чтобы органы власти, которым передаются такие полномочия, обладали необходимыми финансовыми, людскими и иными ресурсами, позволяющими им эффективно выполнять обязательства по соблюдению Конвенции.

Правительства государств-участников обязаны сохранять за собой властные функции, позволяющие им требовать от органов администрации, наделяемых такими правами и обязанностями, а также органов местного самоуправления полного соблюдения Конвенции; они обязаны формировать постоянные механизмы наблюдения, с тем чтобы обеспечить соблюдение и применение положений Конвенции ко всем детям, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации.

Кроме того, должны быть предусмотрены гарантии, обеспечивающие, чтобы децентрализация или передача полномочий не приводили к дискриминации в осуществлении прав детьми в различных регионах.

D. Приватизация

42. Процесс приватизации средств и предприятий обслуживания детей может оказывать серьезное воздействие на признание и осуществление прав ребенка. В 2002 году Комитет провел день общей дискуссии по теме «Частный сектор в качестве поставщика услуг и его роль в деле осуществления прав ребенка», определив, что в этом контексте частный сектор включает в себя предприятия, неправительственные организации и другие коммерческие и некоммерческие частные ассоциации.

По итогам состоявшихся в этот день обсуждений Комитет принял подробные рекомендации, на которые он обращает внимание государств-участников13.

43. Комитет подчеркивает, что на государствах — участниках Конвенции лежит юридическое обязательство соблюдать и обеспечивать осуществление прав ребенка в том виде, как они предусмотрены в Конвенции, что включает обязательство обеспечивать, чтобы негосударственные поставщики услуг действовали в соответствии с положениями Конвенции, тем самым возлагая непрямые обязательства на подобных субъектов.

44. Комитет подчеркивает, что наделение частного сектора функциями оказания услуг, руководства учреждениями и т.д. отнюдь не приуменьшает значение обязательства государства обеспечивать всем детям, находящимся в пределах его юрисдикции, полное признание и осуществление всех предусмотренных в Конвенции прав (статьи 2(1) и 3(2)).

В пункте 1 статьи 3 предусматривается, что во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. В пункте 3 этой же статьи содержится требование об установлении компетентными органами (органами, наделенными необходимыми юридическими правомочиями) надлежащих норм, в частности в области здравоохранения, а также с точки зрения численности и пригодности их персонала.

В этом отношении для обеспечения соблюдения положений Конвенции требуется создание системы строгой проверки. Комитет исходит из того, что необходимо создавать постоянно действующие наблюдательные механизмы или процедуры, нацеленные на обеспечение того, чтобы все государственные и негосударственные поставщики услуг соблюдали положения Конвенции.

Е. Наблюдение за осуществлением — необходимость оценки и анализа воздействия на детей

45. Решение задачи уделения первоочередного внимания наилучшему обеспечению интересов ребенка (статья 3(1)), а также соблюдения всех положений Конвенции в законодательстве, при разработке политики и ее реализации на всех уровнях государственного управления требует непрерывной оценки воздействия на детей (прогнозирование воздействия на детей и осуществление их прав человека любого предлагаемого закона, политики или выделяемых бюджетных ассигнований) и анализа воздействия на ребенка (анализа фактического воздействия процесса осуществления на положение детей). Этот процесс должен быть составным элементом действий правительства на всех уровнях и внедряться как можно скорее после начала разработки политики.

46. На правительствах лежит обязательство самоконтроля и анализа. Вместе с тем Комитет считает существенно важным независимый контроль за ходом осуществления положений Конвенции, например силами парламентских комитетов, НПО, академических учреждений, профессиональных объединений, молодежных групп и независимых правозащитных учреждений (см. пункт 65 ниже).

47. Комитет с удовлетворением отмечает, что в ряде государств приняты нормативные акты, требующие подготовки и представления парламенту и/или общественности официальных отчетов, содержащих анализ воздействия. Каждому государству следует рассмотреть вопрос о том, как оно может обеспечить соблюдение положений пункта 1 статьи 3, причем сделать это таким образом, чтобы это еще более способствовало широкому вовлечению детей в процессы принятия политических решений и обеспечению учета соблюдения их прав.

F. Сбор и анализ данных и разработка показателей

48. Важной частью процесса осуществления Конвенции является сбор в достаточном объеме надежных характеризующих положение детей данных в разбивке, делающей возможным выявление случаев дискриминации и/или неравенства в осуществлении прав.

Комитет напоминает государствам-участникам, что процесс сбора данных должен охватывать весь период жизни ребенка до достижения им 18 лет. Этот процесс должен также координироваться на всей территории государства с использованием показателей, применимых на общенациональном уровне.

Государствам надлежит сотрудничать с соответствующими исследовательскими институтами и ставить перед собой задачу получения полной картины прогресса в направлении осуществления Конвенции посредством качественного и количественного анализа.

В руководстве по представлению периодических докладов указывается на необходимость представления подробных дезагрегированных статистических данных и иной информации, охватывающих все покрываемые Конвенцией тематические разделы.

Важно не только создавать эффективные системы для сбора данных, но и обеспечивать, чтобы собранные данные анализировались и использовались для оценки прогресса в осуществлении Конвенции, выявления проблем и информационного обоснования всей разрабатываемой в интересах детей политики. Оценка требует применения показателей, охватывающих все права, гарантируемые Конвенцией.

49. Комитет приветствует те государства-участники, которые внедрили практику ежегодного опубликования всеобъемлющих докладов о положении дел с осуществлением прав детей всеми органами власти. Публикация и широкое распространение и обсуждение подобных докладов, в том числе и в парламенте, может служить стимулом для вовлечения широких кругов общественности в процесс осуществления.

Важное значение для вовлечения в этот процесс детей и представителей групп меньшинств имеют переводы на используемые языки, в том числе и такие варианты документов, которые составлены на языке, понятном для детей.

50. Комитет подчеркивает, что во многих случаях только сами дети и оказываются в состоянии засвидетельствовать, признаются ли и осуществляются в полном объеме их права. Проведение собеседований с детьми и привлечение детей к участию в аналитической работе (при соблюдении надлежащих гарантий) являются, по-видимому, важным средством выяснения, например, в какой мере соблюдаются в рамках семьи, в школах и т.д. их гражданские права, включая установленное в статье 12 чрезвычайно важное право иметь возможность выражать свои взгляды, которым необходимо уделять должное внимание.

G. Отражение проблематики прав ребенка в бюджетах государств

51. В своем руководстве по представлению докладов и при рассмотрении докладов государств-участников Комитет уделяет много внимания выяснению объемов и анализу распределения средств, выделяемых в государственных и иного уровня бюджетах в целях осуществления прав детей14.

Ни одно государство не может сказать, соблюдает ли оно экономические, социальные и культурные права детей «в максимальных рамках имеющихся… ресурсов», как оно должно это делать в соответствии со статьей 4, если оно не может указать долю ассигнований из национального бюджета и бюджетов других уровней, выделяемых в социальный сектор и в том числе прямо и опосредованно на нужды детей.

Некоторые государства утверждают, что проводить такой анализ государственного бюджета невозможно.

Однако другие государства делают это и публикуют ежегодно так называемые «детские бюджеты». Комитету необходимо знать, какие меры принимаются на всех уровнях государственного управления в целях обеспечения того, чтобы при принятии решений в сфере экономического и социального планирования и разработки бюджета первоочередное внимание уделялось наилучшему обеспечению интересов ребенка и чтобы дети, в том числе из маргинализованных и находящихся в неблагоприятном положении групп были защищены от негативного воздействия проводимой экономической политики или урезания финансовых средств.

52. Исходя из того, что экономическая политика никогда не бывает нейтральной по своему воздействию для осуществления прав ребенка, Комитет выражает серьезную обеспокоенность в связи с зачастую негативным воздействием на положение детей программ структурной перестройки и перехода к рыночной экономике.

Устанавливаемые в статье 4 и других статьях Конвенции обязательства по осуществлению прав требуют создания системы строго наблюдения за последствиями таких изменений и корректировки политики для защиты экономических, социальных и культурных прав детей.

Н. Профессиональная подготовка и наращивание потенциала

53. Комитет подчеркивает обязательство государств расширять систему профессиональной подготовки и наращивания потенциала для всех лиц, участвующих в процессе осуществления Конвенции, – правительственных должностных лиц, парламентариев и работников системы органов судебной власти, – а также всех, кто работает с детьми или в их интересах.

К числу таких лиц относятся, например, общинные и религиозные лидеры, учителя, социальные работники и другие специалисты, в частности, работающие с детьми в специальных закрытых учреждениях и местах заключения, работники полиции и военнослужащие, включая представителей сил по поддержанию мира, лица, работающие в средствах массовой информации, и многие другие.

Профессиональная подготовка должна носить систематический и непрерывный характер, т.е. представлять собой систему первоначальной профессиональной подготовки и переподготовки. Задача профессиональной подготовки состоит в том, чтобы утвердить статус ребенка как носителя прав человека, способствовать более глубокому изучению Конвенции и ее пониманию и поощрять активное соблюдение всех ее положений.

Комитет ожидает, что вопросы изучения Конвенции найдут отражение во всех учебных программах профессиональной подготовки, кодексах поведения и воспитательных учебных программах всех уровней.

Необходимо содействовать изучению и пониманию вопросов прав человека и самими детьми посредством включения соответствующих вопросов в школьные учебные программы и иными методами (см. также пункт 69 ниже и замечание общего порядка № 1, принятое Комитетом в 2001 году и посвященное целям образования).

54. В разработанном Комитетом руководстве по представлению периодических докладов упоминаются многие аспекты профессиональной подготовки, включая профессиональную подготовку специалистов, деятельность которых имеет важное значение для того, чтобы все дети могли пользоваться своими правами.

В этом отношении в преамбуле Конвенции и во многих ее статьях подчеркивается значение роли семьи. Особенно важно, чтобы вопросы поощрения прав ребенка были составной частью подготовки к приобретению родительского статуса и воспитательной работы с родителями.

55. Должна быть сформирована система периодической оценки эффективности профессиональной подготовки, позволяющая определить не только степень знакомства с Конвенцией и ее положениями, но также и ту степень, в которой подготовка содействовала выработке подходов и установлению практики, активно способствующих использованию детьми своих прав.

I. Сотрудничество с гражданским обществом

56. Хотя осуществление Конвенции является обязательством государств-участников, необходимо вовлекать в этот процесс все слои общества, включая и самих детей. Комитет признает, что ответственность за соблюдение и обеспечение прав ребенка на практике ложится не только на государства и контролируемые им службы и учреждения, но также и на детей, родителей и других членов семьи, других взрослых лиц и негосударственные службы и организации.

Комитет сходится во мнении, например с Комитетом по экономическим, социальным и культурным правам, который в пункте 42 своего замечания общего порядка № 14 (2000) о праве на наивысший достижимый уровень здоровья, констатирует, что: «Хотя сторонами Пакта являются исключительно государства, которые в конечном счете отвечают за выполнение его положений, все члены общества – индивидуумы, включая работников системы здравоохранения, семьи, местные коммуны, межправительственные и неправительственные организации, организации гражданского общества, а также частный деловой сектор, ‑ несут ответственность за осуществление права на здоровье.

Поэтому государствам‑участникам следует создавать такие условия, которые помогали бы выполнению этих обязательств».

57. Как уже было отмечено (см. пункт 12 выше), в статье 12 Конвенции содержится требование о том, чтобы взглядам ребенка по всем затрагивающим его вопросам уделялось должное внимание, и это что ясно выраженным образом включает в себя осуществление «относящейся к нему» Конвенции.

58. Государствам надлежит работать в тесном контакте с самыми различными НПО, но соблюдая их автономию; к числу таких организаций относятся, например, правозащитные НПО, детские и возглавляемые представителями молодежи организации и молодежные группы, родительские и семейные группы, религиозные группы, академические учреждения и профессиональные объединения. НПО сыграли крайне важную роль в разработке Конвенции, и их участие в процессе ее осуществления представляется чрезвычайно важным.

59. Комитет приветствует создание союзов и объединений НПО, призванных поощрять, защищать и контролировать соблюдение прав человека ребенка, и настоятельно рекомендует правительствам оказывать им поддержку, не ущемляющую их самостоятельность, и развивать с ними позитивные формальные и неформальные связи сотрудничества.

Участие подпадающих под определение «компетентные органы» в статье 45 а) НПО в процессе представления периодических докладов в соответствии с Конвенцией во многих случаях служит реальным стимулом для осуществления Конвенции, а также представления докладов. Группа неправительственных организаций, оказывающих содействие в осуществлении Конвенции о правах ребенка, оказывает весьма благотворное, активное и вспомогательное воздействие на процесс представления докладов и другие аспекты работы Комитета.

В своем руководстве по представлению докладов Комитет подчеркивает, что процесс подготовки доклада «должен стимулировать и развивать участие общественности в наблюдении за осуществлением государственной политики»15. Ценными партнерами в процессе осуществления Конвенции могут быть и средства массовой информации (см. также пункт 70).

J. Международное сотрудничество

60. В статье 4 подчеркивается, что осуществление Конвенции представляет собой процесс, осуществляемый в рамках международного сотрудничества государств всего мира. В этой и других статьях Конвенции выделяется необходимость международного сотрудничества16.

В Уставе Организации Объединенных Наций (статьи 55 и 56) формулируются общие цели международного экономического и социального сотрудничества и государства-члены принимают на себя в соответствии с Уставом обязательство «предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией» для достижения этих целей.

В Декларации тысячелетия Организации Объединенных Наций, а также в документах других всемирных конференций, включая специальную сессию Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций по положению детей, государства, в частности, приняли на себя обязательство предпринять в рамках международного сотрудничества действия по искоренению нищеты.

61. Комитет напоминает государствам-участникам, что Конвенция должна служить основой для международной помощи на цели развития, связанной прямо или опосредованно с решением затрагивающих детей проблем, и что программы государств-доноров должны быть ориентированы на защиту прав человека.

Комитет настоятельно призывает государства обеспечить выполнение согласованных на международном уровне целевых показателей, включая установленный Организацией Объединенных Наций уровень выделения средств на оказание международной помощи на цели развития в 0,7% от валового внутреннего продукта.

Этот целевой показатель наряду с другими показателями был вновь подтвержден в Монтеррейском консенсусе — итоговом документе Международной конференции по финансированию развития 2002 года17. Комитет призывает государства-участники, являющиеся реципиентами международной помощи, выделять значительную часть этой помощи конкретно на удовлетворение потребностей детей.

Комитет ожидает, что государства-участники смогут на ежегодной основе определять общий объем и удельный вес международной помощи, выделяемой на осуществление прав ребенка.

62. Комитет поддерживает в качестве общей ответственности развивающихся стран и государств-доноров рассматриваемые в инициативе 20/20 цели по обеспечению всеобщего доступа к основным социальным услугам хорошего качества на устойчивой основе.

Комитет отмечает, что на международных конференциях по оценке прогресса был сделан вывод о том, что многим государствам будет трудно обеспечить соблюдение основных экономических и социальных прав, если на эти цели не будут выделены дополнительные средства и не будет повышен уровень эффективности в распределении ресурсов.

Комитет принимает к сведению и одобряет усилия по снижению нищеты в странах с наибольшей внешней задолженностью, предпринимаемые в рамках Стратегии смягчения проблемы нищеты (ССПН). Будучи основной ориентированной на конкретные страны стратегией достижения целей развития, определенных в Декларации тысячелетия, ССПН должна быть в значительной степени ориентирована на защиту прав ребенка.

Комитет настоятельно рекомендует правительствам, донорам и гражданскому обществу обеспечить, чтобы проблематике прав ребенка уделялось приоритетное внимание при разработке ССПН и общесекторальных подходов к развитию (ОСП). И в ССПН, и в ОСП должны найти отражение принципы обеспечения прав ребенка с применением целостного, ориентированного на защиту детей подхода, признающего детей обладателями прав человека и включающего цели и показатели развития, имеющие отношение к детям.

63. Комитет призывает государства предоставлять и в соответствующих случаях использовать в процессе осуществления Конвенции техническую помощь. Такая техническая помощь по многим аспектам соблюдения Конвенции может быть предоставлена Детским фондом Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), Управлением Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) и другими учреждениями Организации Объединенных Наций, а также связанными с нею учреждениями.

Государствам-участникам рекомендуется сообщать о своей заинтересованности в получении технической помощи в докладах, представляемых в соответствии с Конвенцией.

64. В своей деятельности по поощрению международного сотрудничества и оказания технической помощи все органы системы Организации Объединенных Наций и связанные с Организацией Объединенных Наций учреждения должны руководствоваться Конвенцией и учитывать факторы обеспечения защиты прав детей во всей своей деятельности.

В своих соответствующих сферах компетенции им надлежит обеспечивать, чтобы международное сотрудничество было нацелено на оказание государствам поддержки в осуществлении их обязательств по Конвенции. Аналогичным образом, Группе Всемирного банка, Международному валютному фонду и Всемирной торговой организации следует обеспечивать, чтобы в их деятельности, имеющей отношение к международному сотрудничеству и экономическому развитию, первоочередное внимание уделялось наилучшему обеспечению интересов ребенка и содействию осуществлению в полной мере положений Конвенции.

К. Независимые правозащитные учреждения

65. В своем замечании общего порядка № 2 (2002), озаглавленном «Роль независимых национальных правозащитных учреждений в деле поощрения и защиты прав ребенка»,

Комитет отмечает, что, по его мнению, «создание подобных учреждений согласуется с обязательством, принятым на себя государствами-участниками при ратификации, а именно обеспечить осуществление Конвенции и способствовать всеобщей реализации прав детей.

Независимые правозащитные учреждения носят вспомогательный характер по сравнению с фактически имеющимися правительственными структурами, занимающимися проблемами детей; важнейшим элементом является независимость: роль национальных правозащитных учреждений заключается в независимом наблюдении за выполнением государством своих обязательств и за достижением прогресса в области осуществления Конвенции, а также в том, чтобы делать все возможное для обеспечения полномерного соблюдения прав детей.

Хотя эта задача может потребовать от учреждения разработки проектов по активизации деятельности в области поощрения и защиты прав детей, нельзя допускать, чтобы правительство делегировало свои обязательства по наблюдению национальному учреждению.

Важно, чтобы за учреждениями оставалась полная свобода в выборе своей собственной повестки дня и определении своей собственной деятельности»18.

В замечании общего порядка № 2 содержатся подробные указания относительно создания и функционирования независимых правозащитных учреждений, занимающихся проблемами прав детей.

Статья 42: Ознакомление взрослых и детей с Конвенцией

«Государства-участники обязуются, используя надлежащие и действенные средства, широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей».

66. Людям необходимо знать, в чем состоят их права. Традиционно, если не во всех обществах, то в большинстве из них, дети не рассматривались как правообладатели. Поэтому статья 42 приобретает особое значение.

Если окружающие детей взрослые, их родители и другие члены семьи, учителя и опекуны, не понимают последствий осуществления положений Конвенции и прежде всего подтверждаемого в ней равного статуса детей как субъектов прав, крайне мало вероятно, что изложенные в Конвенции права могут быть осуществлены многими детьми.

67. Комитет призывает государства разработать всеобъемлющую стратегию распространения знаний о Конвенции среди всех членов общества.

Такие знания должны включать информацию о правительственных и независимых органах, принимающих участие в осуществлении Конвенции и контроле за ее соблюдением, а также о том, как вступить с ними в контакт.

Текст Конвенции на всех языках необходимо широко распространять на самом низовом уровне (и Комитет с удовлетворением отмечает работу УВКПЧ по сбору официальных и неофициальных переводов текста Конвенции).

Должна быть выработана стратегия распространения Конвенции среди неграмотных. ЮНИСЕФ и неправительственными организациями во многих государствах выполнены мероприятия по созданию и распространению среди детей различного возраста вариантов Конвенции на понятном детям языке — процесс, который Комитет приветствует и поощряет; указанные организации должны также информировать детей о том, где им может быть оказана помощь и дан совет.

68. Детям необходимо получить знания о своих правах, и Комитет особо подчеркивает важность распространения знаний о Конвенции и правах человека в целом путем включения их в учебные программы школ всех ступеней.

В соответствии с этим требованием следует трактовать положения принятого Комитетом замечания общего порядка № 1 (2001), озаглавленного «Цели образования (пункт 1 статьи 29)». Пункт 1 статьи 29 требует, чтобы образование ребенка было направлено на «воспитание уважения к правам человека и основным свободам…».

В замечании общего порядка подчеркивается, что: «Образование в области прав человека должно обеспечивать информацию о содержании договоров по правам человека.

Вместе с тем дети должны также узнавать о правах человека благодаря тому, что они видят осуществление соответствующих норм в повседневной жизни, будь то в семье, школе или в общине.

Обучение правам человека должно являться всеобъемлющим процессом, продолжающимся на протяжении всей жизни, начинающимся с практического применения ценностей, касающихся прав человека, в повседневной жизни и в тех ситуациях, с которыми детям приходится сталкиваться»19.

69. Аналогичным образом распространение знаний о Конвенции должно быть составной частью первоначальной профессиональной подготовки и переподготовки без отрыва от исполнения профессиональных обязанностей всех тех, кто работает с детьми и в интересах детей (см. пункт 53 выше).

Комитет напоминает государствам-участникам о рекомендациях, вынесенных им по итогам заседания по общим мерам осуществления, проведенного в ознаменование десятой годовщины принятия Конвенции, в связи с чем он подчеркнул, что «рассмотрение данных и повышение информированности о правах ребенка являются наиболее эффективными в том случае, если они подразумевают процесс социальных изменений, взаимодействия и диалога, а не выступлений с лекциями.

Деятельность по повышению информированности должна охватывать все слои общества, в том числе детей и представителей молодежи. Дети, включая подростков, вправе участвовать в повышении информированности о своих правах в максимальных пределах своих развивающихся способностей20.

Комитет считает, что все усилия, направленные на подготовку по вопросам прав ребенка, должны быть практически целесообразными, систематизированными и увязанными с регулярной профессиональной подготовкой, с тем чтобы обеспечить ее максимально результативный и устойчивый характер.

Подготовка по вопросам прав человека должна предполагать использование методов, основанных на принципе участия, и подразумевать передачу специалистам таких навыков и знаний, которые позволяют им взаимодействовать с детьми и представителями молодежи с учетом уважения их прав, достоинства и самоуважения»21.

70. Чрезвычайно важную роль в распространении Конвенции, а также знаний о ней и ее понимания могут сыграть средства массовой информации, и Комитет приветствует их добровольное участие в данном процессе, которое может быть поддержано правительствами и НПО22.

Статья 44(6): Предание широкой гласности докладов, представляемых в соответствии с Конвенцией «Государства-участники обеспечивают широкую гласность своих докладов в своих собственных странах.»

71. Для того чтобы представление в соответствии с Конвенцией докладов играло надлежащую важную роль в процессе соблюдения Конвенции на национальном уровне, о нем должно быть хорошо известно взрослым и детям на всей территории государства-участника.

Процесс представления докладов являет собой уникальную форму отчетности государств перед международным сообществом в вопросе о том, как государства обращаются с детьми и соблюдают их права.

Однако, если эти доклады не распространяются и не становятся предметом конструктивного обсуждения на национальном уровне, мало вероятно, чтобы этот процесс оказал существенное воздействие на жизнь детей.

72. В Конвенции содержится в прямой форме выраженное требование о предании государствами широкой гласности их докладов; это должно быть сделано, когда они представляют эти доклады Комитету. Доклады должны быть действительно доступными, например, благодаря переводу их на все языки, представлению их в форме, доступной для детей, инвалидов и т.д.

Существенную помощь в широком распространении может обеспечить использование Интернета, и поэтому правительствам и парламентам настоятельно рекомендуется размещать такие доклады на принадлежащих им вебсайтах.

73. Комитет настоятельно рекомендует государствам обеспечить широкое распространение всех других документов, связанных с рассмотрением их докладов, представляемых в соответствии с Конвенцией, с тем чтобы стимулировать конструктивный диалог и информировать о процессе осуществления Конвенции на всех уровнях.

В частности, объектом широкого распространения среди общественности, включая детей, и подробного обсуждения в парламенте должны становиться заключительные замечания Комитета. В содействии обеспечению широкой общественной дискуссии весьма важную роль могут играть независимые правозащитные учреждения и НПО.

Краткие отчеты о рассмотрении Комитетом информации, поступающей от правительства, способствуют пониманию соответствующего процесса и предъявляемых Комитетом требований, и поэтому они также должны становиться объектом распространения и обсуждения.

Приложение I

РАТИФИКАЦИЯ ДРУГИХ ВАЖНЕЙШИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Как уже было отмечено в пункте 17 настоящего замечания общего порядка, Комитет по правам ребенка как часть рассмотрения общих мер по осуществлению и с учетом принципов неделимости и взаимозависимости прав человека постоянно рекомендует государствам-участникам, если они еще не сделали этого, ратифицировать два Факультативных протокола к Конвенции о правах ребенка (касающихся участия детей в вооруженных конфликтах и торговли детьми, детской проституции и детской порнографии) и шесть других важнейших международных договоров в области прав человека.

В ходе диалога с государствами-участниками Комитет нередко призывает их рассмотреть вопрос о ратификации других соответствующих международных правовых актов. В настоящем приложении помещен неисчерпывающий по характеру перечень таких правовых актов. Комитет будет периодически обновлять этот перечень.

— Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах;

— второй Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни;

— Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин;

— Факультативный протокол к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания;

— Конвенция против дискриминации в области образования;

— Конвенция МОТ № 29 «О принудительном или обязательном труде» (1930);

— Конвенция МОТ № 105 «Об упразднении принудительного труда» (1957);

— Конвенция МОТ № 138 «О минимальном возрасте для приема на работу» (1973);

— Конвенция МОТ № 182 «О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда» (1999);

— Конвенция МОТ № 183 «Об охране материнства» (2000);

— Конвенция о статусе беженцев 1951 года с изменениями, внесенными на основании Протокола, касающегося статуса беженцев, 1967 года;

— Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (1949);

— Конвенция о рабстве (1926);

— Протокол о внесении изменений в Конвенцию о рабстве (1953);

— Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством (1956);

— Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности (2000);

— Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны;

— Дополнительный Протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I);

— Дополнительный Протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II);

— Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении;

— Статут Международного уголовного суда;

— Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в вопросах международного усыновления/удочерения;

— Гаагская конвенция о гражданских аспектах похищения детей в международных масштабах;

— Гаагская конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, правоприменении и сотрудничестве в вопросах родительской ответственности и мерах по защите детей 1996 года.

 

 

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА

Тридцать девятая сессия 17 мая — 3 июня 2005 года

ЗАМЕЧАНИЕ ОБЩЕГО ПОРЯДКА № 6 (2005) ОБРАЩЕНИЕ С НЕСОПРОВОЖДАЕМЫМИ И РАЗЛУЧЕННЫМИ ДЕТЬМИ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СТРАНЫ ИХ ПРОИСХОЖДЕНИЯ

I . ЦЕЛИ ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА

II.СТРУКТУРА И ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА

III. ОПРЕДЕЛЕНИЯ

IV. ПРИМЕНИМЫЕ ПРИНЦИПЫ

a) Юридические обязательства государств–участников в отношении всех несопровождаемых или разлученных детей, находящихся на их территории, и меры по их выполнению

b) Недискриминация (статья 2)

c) Наилучшее обеспечение интересов ребенка как главное соображение в поиске краткосрочных и
долгосрочных решений (статья 3)

d) Право на жизнь, выживание и развитие (статья 6)

e) Право ребенка свободно выражать свои взгляды (статья 12)

f) Соблюдение принципа недопустимости принудительного возвращения

g) Конфиденциальность

V.ОТКЛИК НА ОБЩИЕ И ОСОБЫЕ ПОТРЕБНОСТИ В ЗАЩИТЕ

a) Первоначальная оценка и меры

b) Назначение опекуна или советника и законного представителя (статьи 18(2) и 20(1))

c) Меры по обеспечению ухода и размещения (статьи 20 и 22)

d) Беспрепятственный доступ к образованию (статьи 28, 29(1)(с), 30 и 32)

e) Право на достаточный жизненный уровень (статья 27)

f) Право на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами
лечения болезней и восстановления здоровья (статьи 23, 24 и 39)

g) Предупреждение торговли детьми, а также сексуальных и других форм эксплуатации, злоупотреблений
и насилия (статьи 34, 35 и 35)

h)Предупреждение призыва на службу в вооруженные силы и защита от влияния войны (статьи 38 и 39)

i) Предотвращение лишения свободы и обращение с содержащимися под стражей лицами

VI.ДОСТУП К ПРОЦЕДУРЕ ПОДАЧИ И РАССМОТРЕНИЯ ХОДАТАЙСТВ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ УБЕЖИЩА, ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ И ПРАВА В СТРАНЕ, ПРЕДОСТАВИВШЕЙ УБЕЖИЩЕ

a ) Общие соображения

b) Доступ к процедурам подачи и рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища вне
зависимости от возраста

c) Процессуальные гарантии и меры поддержки (статья 3(3))

d) Оценка потребностей в защите с учетом интересов ребенка, а также особых преследований, которым
могут подвергаться дети

e) Полное осуществление всех международно признанных прав беженца и прав человека детьми, которым
предоставлен статус беженца (статья 22)

f) Дети, которые должны быть охвачены дополнительными формами защиты

VII.ВОССОЕДИНЕНИЕ СЕМЬИ, ВОЗВРАЩЕНИЕ И ДРУГИЕ ФОРМЫ НАДЕЖНЫХ РЕШЕНИЙ

a) Общие соображения

b) Воссоединение семьи

c) Возвращение в страну происхождения

d) Местная интеграция

e) Международное усыновление (удочерение) (статья 21)

f) Переселение в третью страну

VIII.ПОДГОТОВКА, ИНФОРМАЦИЯ И СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

a) Подготовка специалистов, работающих

с) несопровождаемыми и разлученными детьми

b) Информация и статистические данные о разлученных и несопровождаемых детях

I. ЦЕЛИ ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА

1. Цель настоящего замечания общего порядка состоит в том, чтобы привлечь внимание к особо уязвимому положению несопровождаемых и разлученных детей, осветить те многогранные проблемы, с которыми сталкиваются государства и другие субъекты в деле обеспечения того, чтобы такие дети имели доступ к своим правам и могли пользоваться ими, а также сформулировать рекомендации в отношении обеспечения защиты, ухода и надлежащего обращения с несопровождаемыми и разлученными детьми на базе всеобъемлющей правовой основы, обеспечиваемой Конвенцией по правам ребенка («Конвенция»), с уделением особого внимания принципам недискриминации, наилучшего обеспечения интересов ребенка и праву ребенка свободно выражать свои взгляды.

2. Составление настоящего замечания общего порядка обусловлено тем, что Комитет констатирует рост числа детей, находящихся в таких ситуациях. Причины, в силу которых ребенок оказывается несопровождаемым или разлученным, разнообразны и многочисленны, в том числе преследование ребенка или родителей, международный конфликт и гражданская война, торговля детьми в различных контекстах и формах, включая продажу ребенка его родителями, а также поиск лучших экономических возможностей.

3. Составление этого замечания общего порядка обусловлено также тем, что Комитет выявил ряд пробелов в системе защиты, которая должна действовать в сфере обращения с такими детьми, включая следующее: несопровождаемые и разлученные дети подвергаются большему риску, в частности, сексуальной эксплуатации и надругательству, призыва в ряды вооруженных сил, детского труда (в том числе на свои приемные семьи) и заключения под стражу. Они нередко подвергаются дискриминации и не имеют доступа к продуктам питания, крову, обеспечению жильем, медицинским услугам и образованию.

Несопровождаемые и разлученные девочки подвергаются особому риску насилия по признаку пола, в том числе насилия в семье. В некоторых ситуациях такие дети не имеют возможности для точного и надлежащего установления личности, регистрации, оценки возраста, получения документов, поиска родственников, а также доступа к системам опекунства или юридическим консультациям.

Во многих странах несопровождаемые и разлученные дети регулярно сталкиваются с отказом во въезде в страну или подвергаются задержанию пограничными или иммиграционными службами. В других случаях их допускают в страну, но им отказывают в доступе к процедурам подачи и рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища, или же их ходатайства о предоставлении убежища рассматриваются без учета факторов возраста и пола.

Некоторые страны запрещают разлученным детям, признанным в качестве беженцев, ходатайствовать о воссоединении семьи; другие разрешают такое воссоединение, но устанавливают столь жесткие условия, что это практически исключает такую возможность. Многим таким детям предоставляется лишь временный статус, действие которого истекает по достижении 18‑летнего возраста, а эффективные программы организации возвращения остаются немногочисленными.

4. Озабоченность по поводу подобных обстоятельств нередко заставляла Комитет затрагивать вопросы, связанные с несопровождаемыми и разлученными детьми, в своих заключительных замечаниях. В настоящем замечании общего порядка будут обобщены и сведены воедино стандарты, разработанные, в частности, в контексте усилий, предпринимаемых Комитетом в сфере осуществления надзора за выполнением международных договоров, в результате чего оно должно дать государствам четкие ориентиры применительно к обязательствам, вытекающим из Конвенции, по отношению к этой конкретной уязвимой группе детей.

Применяя эти стандарты, государства-участники должны помнить об их эволюционирующем характере и в связи с этим признавать, что их обязательства могут выходить за рамки изложенных здесь стандартов. Эти стандарты никоим образом не должны умалять более обширные права и льготы, установленные для несопровождаемых и разлученных детей в региональных договорах по правам человека и национальных системах, в международном и региональном праве беженцев или международном гуманитарном праве.

II. СТРУКТУРА И ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА

5. Настоящее замечание общего порядка применяется к несопровождаемым и разлученным детям, оказавшимся за пределами страны, гражданами которой они являются (согласно статье 7), а в случае отсутствия гражданства ‑ за пределами страны обычного проживания. Это замечание общего порядка применяется ко всем таким детям вне зависимости от их статуса проживания в стране и причин пребывания за границей, а также от того, являются ли они несопровождаемыми или разлученными.

Вместе с тем оно не применяется к детям, которые не пересекли государственную границу, хотя Комитет и сознает многочисленные проблемы, связанные с внутренне перемещенными несопровождаемыми и разлученными детьми, признает, что многие рекомендации, изложенные ниже, имеют актуальное значение применительно и к таким детям, и настоятельно рекомендует государствам применять соответствующие аспекты настоящего замечания общего порядка в отношении защиты, ухода и обращения с несопровождаемыми и разлученными детьми, перемещенными в пределах их собственной страны.

6. Хотя мандат Комитета и ограничивается его функцией надзора за соблюдением Конвенции, его усилия по толкованию ее положений должны осуществляться в контексте всего спектра применимых международных норм в области прав человека, и поэтому в данном замечании общего порядка взят на вооружение всеобъемлющий подход к вопросу о надлежащем обращении с несопровождаемыми и разлученными детьми.

Это сделано с учетом того, что все права человека, в том числе права, закрепленные в Конвенции, неделимы и взаимозависимы. Важность других международных договоров по правам человека, касающихся защиты ребенка, признана также в преамбуле Конвенции.

III. ОПРЕДЕЛЕНИЯ

7. «Несопровождаемые дети» (называемые также несопровождаемыми несовершеннолетними лицами) ‑ это дети согласно определению, содержащемуся) в статье 1 Конвенции, разлученные с обоими родителями и другими родственниками и не находящиеся на попечении взрослого лица, которое по закону или обычаю несет ответственность за такое попечительство.

8. «Разлученные дети» ‑ это дети согласно определению, содержащемуся в статье 1 Конвенции, разлученные с обоими родителями или со своими предыдущими законными или традиционными попечителями, но не обязательно с другими родственниками. Поэтому к их числу могут относиться дети, сопровождаемые другими взрослыми членами семьи.

9. «Ребенок согласно определению, содержащему в статье 1 Конвенции», означает «каждое человеческое существо до достижения 18‑летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее». Это значит, что любые документы, регламентирующие положение детей на территории государства, не могут определять понятие «ребенок» каким-либо образом, предполагающим отступление от норм, устанавливающих возраст наступления совершеннолетия в данном государстве.

10. Если не указано иное, приведенные ниже руководящие положения применяются в равной мере и к несопровождаемым и к разлученным детям.

11. «Страна происхождения» ‑ это страна, гражданином которой является ребенок, а в случае отсутствия гражданства ‑ страна обычного проживания.

IV. ПРИМЕНИМЫЕ ПРИНЦИПЫ

а) Юридические обязательства государств-участников в отношении всех несопровождаемых или разлученных детей, находящихся на их территории, и меры по их выполнению

12. Обязательства государства по Конвенции применяются к каждому ребенку, находящемуся на территории данного государства, и ко всем детям, подпадающим под его юрисдикцию (статья 2). Эти обязательства государства не могут быть произвольно и в одностороннем порядке сокращены в результате исключения тех или иных зон или районов из территории государства или в результате определения каких-либо зон или районов в качестве не подпадающих под его юрисдикцию или подпадающих под нее лишь частично.

Кроме того, обязательства государства по Конвенции применяются в пределах границ данного государства, в том числе в отношении тех детей, которые подпадают под его юрисдикцию, пытаясь проникнуть на территорию страны. Таким образом, пользоваться правами, закрепленными в Конвенции, могут не только дети, являющиеся гражданами государства-участника, и поэтому эти права, если в Конвенции конкретно не предусмотрено иное, должны быть доступны для всех детей — включая просителей убежища, беженцев и детей-мигрантов — вне зависимости от гражданства, иммиграционного статуса или безгражданства.

13. Вытекающие из Конвенции обязательства по отношению к несопровождаемым и разлученным детям охватывают все ветви государственной власти (исполнительную, законодательную и судебную). Они включают обязательство устанавливать национальное законодательство, создавать административные структуры и необходимые механизмы для проведения исследований, распространения информации, сбора данных и осуществления всеобъемлющей учебной деятельности в поддержку таких мер.

Такие юридические обязательства носят и негативный, и позитивный характер, они требуют от государств не только воздерживаться от мер, ущемляющих права таких детей, но и принимать меры для обеспечения осуществления этих прав без какой-либо дискриминации. Т

акие обязанности не ограничиваются лишь обеспечением защиты и помощи детям, уже являющимся несопровождаемыми или разлученными, они включают меры по предотвращению разлучения (включая обеспечение гарантий в случае эвакуации).

Один из позитивных аспектов этих обязательств, связанных с обеспечением защиты, требует также от государств принятия всех необходимых мер для выявления несопровождаемых или разлученных детей на как можно более раннем этапе, в том числе на границе, для проведения поисковых работ и, когда это возможно и наилучшим образом отвечает интересам ребенка, для скорейшего возможного воссоединения разлученных и несопровождаемых детей с их семьями.

14. Как это подтверждено в Замечании общего порядка № 5 (2003) Комитета (пункты 18‑23), государства — участники Конвенции должны обеспечить, чтобы положения и принципы этого договора были в полной мере отражены и наделены юридической силой в соответствующих внутренних законодательных актах. В случае коллизии законов приоритет, согласно статье 27 Венской конвенции о праве международных договоров, всегда должен отдаваться Конвенции.

15. В целях создания благоприятных юридических условий и в свете статьи 41 b) Конвенции государствам-участникам рекомендуется также ратифицировать другие международные договоры, в которых затрагиваются вопросы, касающиеся несопровождаемых и разлученных детей, в том числе два Факультативных протокола к Конвенции о правах ребенка (касающиеся участия детей в вооруженных конфликтах и торговли детьми, детской проституции и детской порнографии), Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания («КПП»), Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенцию о статусе беженцев («Конвенция о беженцах 1951 года») и Протокол, касающийся статуса беженцев, Конвенцию о сокращении безгражданства, Конвенцию о статусе апатридов, Гаагскую конвенцию о защите детей и сотрудничестве в вопросах международного усыновления/удочерения, Конвенцию о юрисдикции, применимом праве, признании, правоприменении и сотрудничестве в вопросах родительской ответственности и мерах по защите детей, четыре Женевские конвенции от 12 августа 1949 года, Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I), от 8 июня 1977 года и Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II), от 8 июня 1997 года.

Комитет рекомендует также государствам — участникам Конвенции и другим заинтересованным государствам учитывать разработанные Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ) Руководящие принципы защиты детей-беженцев и ухода за ними (1994 года) и Межучрежденческие руководящие принципы в отношении несопровождаемых и разлученных с семьями детей1.

16. Ввиду абсолютного характера обязательств, вытекающих из Конвенции, и их статуса lex specialis, к несопровождаемым и разлученным детям не применяются положения пункта 3 статьи 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. В контексте применения статьи 4 Конвенции должна учитываться особая уязвимость несопровождаемых и разлученных детей, конкретно признанная в статье 20 Конвенции, в результате чего выделение имеющихся ресурсов для таких детей будет входить в число приоритетных задач.

Государствам следует принимать помощь, предлагаемую Детским фондом Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), УВКБ и другими учреждениями в рамках их соответствующих мандатов (статья 22 (2) Конвенции) в интересах удовлетворения потребностей несопровождаемых и разлученных детей, и оказывать содействие таким усилиям.

17. Комитет считает, что оговорки, сформулированные государствами-участниками в отношении Конвенции, никоим образом не должны ограничивать права несопровождаемых и разлученных детей. Как это систематически делается в отношениях с государствами-участниками в процессе рассмотрения докладов, Комитет рекомендует пересмотреть оговорки, ограничивающие права несопровождаемых и разлученных детей, в свете Венской декларации и Программы действий, принятых на Всемирной конференции по правам человека в Вене в 1993 году2, на предмет их снятия.

b) Недискриминация (статья 2)

18. Принцип недискриминации во всей его полноте применяется ко всем аспектам обращения с разлученными и несопровождаемыми детьми. В частности, он запрещает любую дискриминацию на основе статуса ребенка как несопровождаемого или разлученного либо как беженца, просителя убежища или мигранта.

Этот принцип, если его понимать правильно, не препятствует, а, наоборот, может фактически требовать дифференциации на основе различных потребностей в защите, например обусловленных возрастом и/или полом. Следует также принять меры для преодоления возможных неверных представлений и негативного отношения к несопровождаемым или разлученным детям в обществе.

Полицейские или иные меры, связанные с поддержанием общественного порядка и затрагивающие несопровождаемых или разлученных детей, допустимы лишь в тех случаях, когда такие меры основаны на нормах закона, предполагают не коллективную, а индивидуальную оценку, соответствуют принципу соразмерности и представляют собой наиболее щадящий вариант действий. Поэтому для того, чтобы не нарушать принцип недискриминации, такие меры ни в коем случае нельзя применять на групповой или коллективной основе.

с) Наилучшее обеспечение интересов ребенка как главное соображение в поиске краткосрочных и долгосрочных решений (статья 3)

19. Статья 3 (1) гласит: «Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка». Когда речь идет о перемещенном ребенке, этот принцип должен соблюдаться на всех этапах цикла перемещения.

На любом из этих этапов документальное определение наилучших путей обеспечения интересов ребенка должно быть составной частью процесса подготовки любого решения, имеющего кардинальное значение для судьбы несопровождаемого или разлученного ребенка наилучшим образом отвечает интересам ребенка,20. Для определения того, что требуется четкая и всесторонняя оценка личности ребенка, включая ее или его гражданство, воспитание, этническую, культурную и языковую среду происхождения, особые факторы уязвимости и потребности в защите.

Следовательно, допуск ребенка на территорию страны является предварительным условием для такого процесса первоначальной оценки. Этот процесс оценки должен проводится в позитивной и безопасной атмосфере квалифицированными специалистами, владеющими методикой ведения собеседований с учетом особенностей, связанных с возрастом и полом.

21. Последующие шаги, такие, как скорейшее возможное назначение компетентного опекуна, служат ключевой процедурной гарантией соблюдения принципа наилучшего обеспечения интересов несопровождаемого или разлученного ребенка. Поэтому процедуры рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища или иные процедуры в отношении такого ребенка следует начинать лишь после назначения опекуна.

В случае начала процедур рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища или иных административных или судебных процедур в отношении разлученных или несопровождаемых детей, помимо опекуна, для такого ребенка должен быть назначен законный представитель.

22. Принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка требует также того, чтобы в случаях, когда компетентные органы помещают несопровождаемого или разлученного ребенка на попечение «с целью ухода за ним, его защиты или физического либо психического лечения», государство признавало право такого ребенка на «периодическую оценку» лечения, предоставляемого ребенку, и «всех других условий, связанных с таким попечением о ребенке» (статья 25 Конвенции).

d ) Право на жизнь, выживание и развитие (статья 6)

23. Обязательство государства-участника по статье 6 включает максимально возможную защиту от насилия и эксплуатации, которые ставили бы под угрозу право ребенка на жизнь, выживание и развитие. Разлученные и несопровождаемые дети уязвимы по отношению к различным факторам риска, затрагивающим их жизнь, выживание и развитие, таким, как торговля детьми для целей сексуальной или иной эксплуатации или вовлечение в преступную деятельность, что может нанести ущерб ребенку, а в крайних случаях — привести к его смерти.

Соответственно статья 6 требует от государств-участников проявлять бдительность в этом аспекте, особенно когда речь может идти об организованной преступности. Хотя вопрос о торговле детьми выходит за рамки сферы охвата настоящего замечания общего порядка, Комитет отмечает, что нередко существует связь между торговлей детьми и положением разлученных и несопровождаемых детей.

24. Комитет считает, что следует принять практические меры для защиты детей от факторов риска, упомянутых выше, на всех уровнях. К числу таких мер могли бы относиться приоритетные процедуры для детей, ставших жертвами торговли, незамедлительное назначение опекунов, информирование детей об опасностях, с которыми они могут столкнуться, и разработка мер по оказанию последующей помощи детям, подвергающимся особому риску. Для обеспечения эффективности этих мер их следует подвергать регулярной оценке.

е) Право ребенка свободно выражать свои взгляды (статья 12)

25. Согласно статье 12 Конвенции при определении мер, которые надлежит принять в отношении несопровождаемых или разлученных детей, следует выяснять и учитывать взгляды и пожелания ребенка (статья 12 (1)). Для обеспечения осознанного выражения таких взглядов и пожеланий крайне необходимо, чтобы таким детям была предоставлена вся соответствующая информация, касающаяся, например, правомочий, имеющихся услуг, включая средства связи, процедуры подачи и рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища, поиска родственников и положения в стране их происхождения (статьи 12, 17 и 22 (2)).

Взгляды ребенка следует учитывать и в вопросах опекунства, ухода и размещения, а также законного представительства. Такая информация должна предоставляться сообразно степени зрелости и уровню понимания каждого ребенка. Поскольку участие зависит от надежной коммуникации, на всех этапах процедуры при необходимости должны обеспечиваться услуги переводчиков.

f) Соблюдение принципа недопустимости принудительного возвращения

26. В контексте обеспечения надлежащего обращения с несопровождаемыми или разлученными детьми государства должны в полной мере соблюдать обязательства не допускать принудительного возвращения, вытекающие из международного права прав человека, гуманитарного права и беженского права, и в частности соблюдать обязательства, закрепленные в статье 33 Конвенции о беженцах 1951 года и в статье 3 КПП.

27. Кроме того, в контексте выполнения обязательств по Конвенции государства не должны возвращать ребенка в ту или иную страну, если имеются серьезные основания полагать, что существует реальная опасность того, что либо в стране, в которую намечается переселение, либо в любой стране, в которую ребенок может быть впоследствии переселен, ему может быть причинен непоправимый вред, например, но отнюдь не исключительно, такой, какой оговорен в статьях 6 и 37 Конвенции.

Такие обязательства по недопустимости принудительного возвращения применяются вне зависимости от того, совершаются ли серьезные нарушения прав, гарантированных в Конвенции, негосударственными субъектами и носят ли такие нарушения целенаправленный характер или же являются косвенным следствием тех или иных действий или бездействия.

Оценку степени риска таких серьезных нарушений следует проводить с учетом факторов возраста и пола, а также, например, особо серьезных последствий недоедания или недостаточности медицинских услуг для детей.

28. Поскольку досрочный призыв на военную службу и участие в военных действиях сопряжены с высоким риском причинения непоправимого вреда, затрагивающего основные права человека, включая право на жизнь, обязательства государства, вытекающие из статьи 38 Конвенции в совокупности со статьями 3 и 4 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося участия детей в вооруженных конфликтах, имеют экстерриториальные последствия, и государствам следует воздерживаться от возвращения ребенка каким бы то ни было образом к границам государства, где существует реальный риск досрочного призыва на военную службу, включая призыв не только в качестве комбатанта, но и для оказания сексуальных услуг военнослужащим, или где существует реальный риск прямого или косвенного участия в военных действиях — либо в качестве комбатанта, либо в форме выполнения других обязанностей военного характера.

g ) Конфиденциальность

29. Государства-участники должны соблюдать конфиденциальный характер полученной информации о несопровождаемом или разлученном ребенке в соответствии с обязательством защищать права ребенка, в том числе право на невмешательство в личную жизнь (статья 16). Это обязательство применяется во всех аспектах, включая здравоохранение и социальное обеспечение. Нельзя допускать того, чтобы информация, запрошенная и законно предоставленная для одной цели, неправомерно использовалась для другой.

30. Соображения безопасности охватывают также уважение прав третьих лиц. Например, при получении, предоставлении и хранении информации, касающейся несопровождаемых и разлученных детей, особое внимание нужно уделять тому, чтобы не ставить под угрозу благосостояние людей, остающихся в стране происхождения ребенка, особенно членов его семьи. Кроме того, информацию о местонахождении ребенка следует сохранять в тайне от родителей лишь в том случае, если это требуется для безопасности ребенка или по иным соображениям «наилучшего обеспечения интересов» ребенка.

V . ОТКЛИК НА ОБЩИЕ И ОСОБЫЕ ПОТРЕБНОСТИ В ЗАЩИТЕ

а) Первоначальная оценка и меры

31. Наилучшее обеспечение интересов ребенка должно быть также руководящим принципом при определении степени приоритетности потребностей в защите и порядка применения мер в отношении несопровождаемых и разлученных детей. Этот необходимый процесс первоначальной оценки включает, в частности, следующие этапы:

i ) приоритетное выявление разлученных или несопровождаемых детей сразу по прибытии в пункт въезда или как только их присутствие в стране становится известным властям (статья 8). Такие меры по определению положения ребенка включают оценку возраста, и при этом следует учитывать не только внешние физические данные лица, но и степень его или ее психологической зрелости.

Кроме того, эта оценка должна проводиться на научной, безопасной, учитывающей интересы ребенка и фактор его пола, а также справедливой основе, без какого-либо риска нарушения физической неприкосновенности ребенка и с должным уважением человеческого достоинства, а в случае наличия сомнений вопрос должен решаться в пользу рассматриваемого лица, т.е. если есть вероятность того, что данное лицо является ребенком, то с нею или с ним следует обращаться как с таковым;

ii ) оперативная регистрация на основе первоначального собеседования, проведенного квалифицированными специалистами с учетом возраста и пола ребенка, на понятном ребенку языке, в целях получения биографических и социологических данных, с тем чтобы установить личность ребенка, а также если это возможно, личность обоих родителей, родных братьев или сестер, а также гражданство ребенка, родных братьев или сестер и родителей;

iii ) в порядке продолжения процесса регистрации — регистрация дополнительной информации в целях удовлетворения особых потребностей ребенка.

Эта информация должна включать:
─ причины, по которым ребенок оказался разлученным или несопровождаемым;
─ оценку факторов особой уязвимости, включая потребности в защите в медицинском, физическом, психологическом, материальном и иных аспектах, в том числе потребности, связанные с насилием в семье, торговлей людьми или полученной травмой;
─ всю имеющуюся информацию для установления потенциальных потребностей в международной защите, включая потребности, связанные с наличием «вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений» в стране происхождения ребенка (статья 1 А (2), Конвенция о беженцах 1951 года), обусловленные внешней агрессией, оккупацией, иностранным господством или событиями, серьезно нарушающими общественный порядок (статья 1 (2), Конвенция по конкретным аспектам проблем беженцев в Африке), или связанные с неизбирательным влиянием широкомасштабного насилия;

iv ) скорейшее возможное предоставление несопровождаемым и разлученным детям официальных документов, удостоверяющих их личность;

v ) скорейшее возможное начало поиска членов семьи (статьи 22 (2), 9 (3) и 10 (2)).

32. Любые дальнейшие меры в отношении статуса проживания и иного статуса ребенка на территории государства должны основываться на результатах первоначальной оценки потребностей в защите, проведенной в соответствии с вышеуказанными процедурами. Государствам следует воздерживаться от применения процедур рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища в отношении несопровождаемых и разлученных детей, если в связи с их присутствием на данной территории не возникает вопроса о потребностях в международной защите в качестве беженцев.

Это не умаляет обязательства государств применять к несопровождаемым или разлученным детям соответствующие процедуры, служащие интересам обеспечения защиты детей, например процедуры, предусмотренные законодательством по обеспечению благосостояния ребенка.

b ) Назначение опекуна или советника и законного представителя (статьи 18 (2) и 20 (1))

33. Государства обязаны создать базовую юридическую основу и принять необходимые меры для обеспечения надлежащего представительства наилучших интересов несопровождаемого или разлученного ребенка.

Поэтому сразу по выявлении несопровождаемого или разлученного ребенка государствам следует назначать опекуна или советника и сохранять такие механизмы опекунства до тех пор, пока ребенок не достигнет совершеннолетия либо окончательно не покинет территорию и/или пределы юрисдикции государства, в соответствии с Конвенцией и другими международными обязательствами. Опекун должен иметь возможность высказывать свои соображения и быть в курсе всех мер, принимаемых в отношении ребенка.

Опекун должен быть уполномочен присутствовать на всех заседаниях, на которых составляются соответствующие планы и принимаются соответствующие решения, включая заседания иммиграционных и апелляционных органов, механизмы обеспечения ухода и все усилия по поиску надежного решения.

Опекун или советник должен обладать необходимым опытом в области ухода за детьми, с тем чтобы можно было обеспечить удовлетворение интересов ребенка и надлежащий охват потребностей ребенка в юридическом, социальном, медицинском, психологическом, материальном и учебном аспектах, в частности за счет того, что опекун будет действовать в качестве связующего звена между ребенком и существующими специализированными учреждениями/специалистами, обеспечивающими весь спектр элементов ухода, требующихся для ребенка.

Учреждения или отдельные лица, интересы которых потенциально могли бы вступить в конфликт с интересами ребенка, не должны иметь доступа к функциям опекунства. Из числа кандидатов на роль опекуна должны быть исключены, например, не являющиеся родственниками совершеннолетние лица, связанные с ребенком в основном как работодатель с наемным работником.

34. Когда речь идет о разлученном ребенке, функции опекуна следует возлагать, как правило, на сопровождающего совершеннолетнего члена семьи или попечителя, не связанного с ребенком узами кровного родства, если только нет свидетельств того, что это не соответствовало бы принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка, например когда сопровождающий его совершеннолетний допускал жестокое обращение с ребенком.

В случаях, когда ребенка сопровождает совершеннолетний или попечитель, не являющийся членом его семьи, вопрос о пригодности на роль опекуна должен изучаться более тщательно. Если такой опекун имеет возможность и желание обеспечивать уход на повседневной основе, но не в состоянии наилучшим образом представлять интересы ребенка во всех сферах и на всех этапах жизни ребенка, то должны быть приняты дополнительные меры (такие, как назначение советника или законного представителя).

35. Следует установить и ввести в действие обзорные механизмы в целях осуществления контроля за качеством выполнения опекунских функций, с тем чтобы обеспечить наилучшую представленность интересов ребенка на всех этапах процесса принятия решений, и в частности воспрепятствовать злоупотреблениям.

36. В случаях, когда дети участвуют в процедурах рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища или других административных или судебных процедурах, они должны иметь законного представителя, помимо опекуна.

37. Следует всегда информировать детей о мерах, принимаемых в отношении опекунства и законного представительства, и учитывать их мнения.

38. В условиях широкомасштабных чрезвычайных ситуаций, когда будет сложно устанавливать механизмы опекунства на индивидуальной основе, задачу обеспечения прав и наилучших интересов разлученных детей должны брать на себя государства и организации, работающие от имени этих детей.

с) Механизмы обеспечения ухода и размещения (статьи 20 и 22)

39. Несопровождаемые или разлученные дети — это дети, временно или на постоянной основе лишенные семейного окружения, и в связи с этим они являются бенефициарами обязательств государств по статье 20 и имеют право на особую защиту и помощь со стороны соответствующего государства.

40. Механизмы, созданные согласно национальному законодательству для обеспечения альтернативного ухода за такими детьми в соответствии со статьей 22 Конвенции должны охватывать несопровождаемых или разлученных детей и за пределами страны происхождения.

Существует широкий спектр вариантов различных механизмов обеспечения и размещения, которые уже конкретно указаны в статье 20 (3) и включают «…в частности, передачу на воспитание, «кафала» по исламскому праву, усыновление или, в случае необходимости, помещение в соответствующие учреждения по уходу за детьми».

Выбирая тот или иной из этих вариантов, следует учитывать факторы уязвимости такого ребенка и то обстоятельство, что он или она не только утратила связь со своим семейным окружением, но и находится за пределами страны своего происхождения, а также возраст и пол ребенка.

В частности, необходимо должным образом учитывать желательность преемственности воспитания ребенка и его этническое происхождение, религиозную и культурную принадлежность и родной язык согласно той оценке, которая была составлена в процессе установления личности, регистрации и оформления документов.

Такие механизмы обеспечения ухода и размещения должны соответствовать следующим критериям:
— дети, как правило, не должны подвергаться задержанию;
— для обеспечения преемственности ухода за ребенком и в целях наилучшего обеспечения его интересов изменение места жительства несопровождаемых и разлученных детей следует ограничивать теми случаями, когда такое изменение соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка;
— в соответствии с принципом единства семьи родные братья или сестры должны оставаться вместе;
— ребенку, который имеет взрослых родственников, прибывших вместе с ним или уже проживающих в стране убежища, должно быть разрешено остаться с ними, если только такая мера не будет противоречить принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка. Ввиду особой уязвимости такого ребенка сотрудники системы социального обеспечения должны регулярно проводить соответствующие оценки;
— какой бы механизм обеспечения ухода ни был избран для несопровождаемых или разлученных детей, должна существовать система регулярного надзора и оценки, осуществляемых квалифицированными специалистами в целях обеспечения физического и психосоциального здоровья ребенка, защиты от бытового насилия или эксплуатации и доступа к возможностям для получения образования и профессионально-технической подготовки;
— государства и другие организации должны принимать меры для обеспечения эффективной защиты прав разлученных или несопровождаемых детей, проживающих в домохозяйствах, возглавляемых детьми;
— в условиях широкомасштабных чрезвычайных ситуаций временный уход должен обеспечиваться в течение кратчайшего периода, соответствующего потребностям несопровождаемых детей. Этот временный уход предполагает обеспечение их безопасности и оказание физической и эмоциональной поддержки в условиях, благоприятных для их общего развития;
— необходимо информировать детей о принимаемых мерах по организации ухода за ними и учитывать их мнения.

d) Беспрепятственный доступ к образованию (статьи 28, 29 (1) с), 30 и 32)

41. Государствам следует обеспечивать доступность образования на всех этапах цикла перемещения. Каждый несопровождаемый и разлученный ребенок, каков бы ни был его статус, должен иметь беспрепятственный доступ к образованию в стране, в которую он прибыл, в соответствии со статьями 28, 29 (1) с), 30 и 32 Конвенции и общими принципами, разработанными Комитетом.

Такой доступ должен предоставляться без какой-либо дискриминации, и в частности разлученные и несопровождаемые девочки должны иметь равный доступ к формальному и неформальному образованию, включая профессионально-техническое обучение на всех уровнях. Следует также обеспечить доступ к качественному образованию для детей с особыми потребностями, в частности для детей-инвалидов.

42. Несопровождаемый или разлученный ребенок должен в кратчайшие сроки регистрироваться соответствующими органами системы образования и получать помощь в максимальной реализации возможностей для обучения.

Все несопровождаемые и разлученные дети имеют право на сохранение своей культурной самобытности и ценностей, в том числе на сохранение и развитие своего родного языка. Все подростки должны иметь возможность для зачисления в систему профессионально-технической подготовки или обучения, а для детей младшего возраста должны быть доступны программы начального образования.

Государствам следует обеспечить, чтобы несопровождаемым или разлученным детям выдавались школьные аттестаты или другие документы с указанием их уровня образования, особенно при подготовке перемещения, переселения или возвращения.

43. Государствам следует, особенно в случае ограниченности возможностей правительства, принимать помощь, предлагаемую ЮНИСЕФ, Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), УВКБ и другими учреждениями Организации Объединенных Наций в рамках их соответствующих мандатов, а также — в соответствующих случаях — другими компетентными межправительственными или неправительственными организациями (статья 22 (2)) в интересах удовлетворения потребностей несопровождаемых и разлученных детей в сфере образования, и оказывать содействие таким усилиям.

е) Право на достаточный жизненный уровень (статья 27)

44. Государствам следует обеспечить, чтобы разлученные и несопровождаемые дети имели уровень жизни, соответствующий потребностям их физического, умственного, духовного и нравственного развития. Как это предусмотрено в статье 27 (2) Конвенции, государствам следует оказывать материальную помощь и поддерживать программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем.

45. Государствам следует, особенно в случае ограниченности возможностей правительства, принимать помощь, предлагаемую ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, УВКБ и другими учреждениями Организации Объединенных Наций в рамках их соответствующих мандатов, а также — в соответствующих случаях — другими компетентными межправительственными или неправительственными организациями (статья 22 (2)) в целях обеспечения достаточного жизненного уровня для несопровождаемых и разлученных детей, и оказывать содействие таким усилиям.

f ) Право на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами лечения болезней и восстановления здоровья (статьи 23, 24 и 39)

46. В контексте осуществления права на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами лечения болезней и восстановления здоровья согласно статье 24 Конвенции государства обязаны обеспечить для несопровождаемых и разлученных детей такой же доступ к системе здравоохранения, как и для детей, являющихся их гражданами.

47. При обеспечении такого доступа государства должны оценивать и учитывать особую участь и уязвимость таких детей. Им следует, в частности, учитывать тот факт, что несопровождаемые дети оказались разлученными с членами их семьи, а также в той или иной степени пережили утрату, травмы, разлуку и насилие. Многие из таких детей, особенно дети-беженцы, пережили также влияние широкомасштабного насилия и стресс, связанный с ужасами войны в стране. Это может породить глубокое чувство беспомощности и подорвать веру ребенка в людей. Кроме того, девочки особо уязвимы перед лицом маргинализации, нищеты и страданий в условиях вооруженных конфликтов, и в контексте вооруженного конфликта многие из них могли столкнуться с насилием по признаку пола. Глубокие травмы, пережитые многими детьми, которые оказались затронутыми различными бедствиями, требуют особой чуткости и внимания в контексте ухода за ними и их реабилитации.

48. Обязательство по статье 39 Конвенции возлагает на государства обязанность обеспечивать услуги реабилитации для детей, являющихся жертвами любых видов злоупотребления, отсутствия заботы , эксплуатации, пыток, жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или вооруженных конфликтов. Для облегчения такого восстановления и реинтеграции следует развивать услуги в области охраны психического здоровья, учитывающие особенности культурных укладов и фактор пола, и обеспечивать квалифицированные психосоциальные консультационные услуги.

49. Государствам следует, особенно в случае ограниченности возможностей правительства, принимать помощь, предлагаемую ЮНИСЕФ, Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), Объединенной программой Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС), УВКБ и другими учреждениями (статья 22 (2)) в рамках их соответствующих мандатов, а также — в соответствующих случаях — другими компетентными межправительственными и неправительственными организациями в целях удовлетворения потребностей несопровождаемых и разлученных детей в области здравоохранения и медицинского обслуживания, и оказывать содействие таким усилиям.

g) Предупреждение торговли детьми, а также сексуальных и других форм эксплуатации, злоупотреблений и насилия (статьи 34, 35 и 36)

50. В стране, не являющейся страной их происхождения, несопровождаемые или разлученные дети особо уязвимы перед лицом эксплуатации и жестокого обращения. Девочки подвергаются особому риску оказаться жертвами торговли, особенно для целей сексуальной эксплуатации.

51. Для обеспечения защиты несопровождаемых и разлученных детей от торговли детьми и от сексуальных и других форм эксплуатации, жестокого обращения и насилия статьи 34‑36 Конвенции должны рассматриваться в увязке с обязательствами по обеспечению особой защиты и помощи, которые предусмотрены согласно статье 20 Конвенции.

52. Торговля детьми или повторное попадание в сети такой торговли, когда ребенок уже был ее жертвой, — это одна из многочисленных опасностей, с которыми сталкиваются несопровождаемые или разлученные дети. Торговля детьми создает угрозу для осуществления их права на жизнь, выживание и развитие (статья 6). В соответствии со статьей 35 Конвенции государства-участники должны принимать необходимые меры для предупреждения такой торговли.

Необходимые меры включают выявление несопровождаемых и разлученных детей, регулярный контроль за их местонахождением и проведение информационных кампаний, учитывающих особенности возраста и пола, на языке и с использованием средств, понятных ребенку. Следует также принять соответствующие законодательные акты и создать эффективные механизмы для обеспечения соблюдения норм трудового законодательства и режима пересечения границ.

53. Серьезному риску подвергается также ребенок, уже ставший жертвой торговли детьми, в результате чего он оказался несопровождаемым или разлученным с родными. Таких детей нельзя подвергать преследованиям, и они должны получать помощь как жертвы серьезного нарушения прав человека.

Некоторые дети, ставшие жертвами такой торговли, могут иметь право на получение статуса беженцев согласно Конвенции 1951 года, и государствам следует обеспечить, чтобы разлученные и несопровождаемые дети, являющиеся жертвами торговли детьми, которые желают получить убежище или в отношении которых имеются какие-либо признаки того, что они нуждаются в международной защите, имели доступ к процедурам рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища.

Детей, которым грозит опасность вновь оказаться в сетях торговли детьми, не следует возвращать в страну их происхождения, если только это не соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка и не приняты надлежащие меры для их защиты.

Государствам следует предусмотреть дополнительные формы защиты для детей, ставших жертвами торговли детьми, если их возвращение не соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка.

h) Предупреждение призыва на службу в вооруженные силы и защита от влияния войны (статьи 38 и 39) Предупреждение призыва на службу в вооруженные силы

54. Обязательства государства, вытекающие из статьи 38 Конвенции и из статей 3 и 4 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося участия детей в вооруженных конфликтах, применяются также к несопровождаемым и разлученным детям. Государство должно принять все необходимые меры для предотвращения мобилизации или использования таких детей любой из сторон в конфликте. Это применимо также к бывшим детям-солдатам, дезертировавшим из своих частей и нуждающимся в защите от повторной мобилизации.

Механизмы обеспечения ухода

55. Механизмы обеспечения ухода за несопровождаемыми и разлученными детьми должны быть организованы таким образом, чтобы была исключена возможность их призыва на службу в вооруженные силы, повторной мобилизации или использования любой из сторон в конфликте. Опекунские функции нельзя вверять лицам или организациям, которые прямо или косвенно вовлечены в конфликт.
Бывшие дети-солдаты

56. Бывших детей-солдат следует рассматривать в первую очередь как жертв вооруженного конфликта. Бывшим детям-солдатам, которые зачастую оказываются несопровождаемыми или разлученными по окончании конфликта или после того, как они дезертировали из своих частей, следует предоставлять все необходимые услуги в плане поддержки, в том числе необходимые психосоциальные консультационные услуги, с тем чтобы они могли вновь включиться в нормальную жизнь.

В ходе любой операции по выявлению и фильтрации такие дети должны выявляться и подвергаться демобилизации в первоочередном порядке. Дети-солдаты, особенно несопровождаемые или разлученные дети, как правило, не должны подвергаться интернированию; на них должны распространяться меры особой защиты и помощи, особенно в отношении их демобилизации и реабилитации.

Должны быть предприняты особые усилия для оказания поддержки и облегчения реинтеграции девушек, связанных с вооруженными силами либо в качестве комбатантов, либо в любом ином качестве.

57. Если при определенных обстоятельствах интернирование ребенка-солдата в возрасте до 15 лет в исключительном порядке является неизбежным и соответствует международным нормам в области прав человека и нормам гуманитарного права, например, когда он или она создает серьезную угрозу безопасности, условия такого интернирования должны соответствовать международным стандартам, включая статью 37 Конвенции, и нормам отправления правосудия по делам несовершеннолетних, и не должны препятствовать любым усилиям по установлению местонахождения таких лиц, а также их приоритетному участию в программах реабилитации.

Недопустимость принудительного возвращения

58. Поскольку досрочный призыв на военную службу и участие в военных действиях сопряжены с высоким риском причинения непоправимого вреда, затрагивающего основные права человека, включая право на жизнь, обязательства государства, вытекающие из статьи 38 Конвенции в комплексе со статьями 3 и 4 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося участия детей в вооруженных конфликтах, имеют экстерриториальные последствия, и государствам следует воздерживаться от возвращения ребенка каким бы то ни было образом к границам государства, где существует реальный риск досрочного призыва на военную службу либо прямого или косвенного участия в военных действиях.

59. Напоминая государствам о необходимости таких процедур рассмотОсобые формы и проявления преследований детей 3рения ходатайств о предоставлении убежища, в которых учитывались бы возраст и пол заявителей, а также такого толкования определения понятия «беженец», в котором учитывались бы возраст и пол лица, имеющего такой статус, Комитет подчеркивает, что вербовка в вооруженные силы лиц, не достигших призывного возраста (в том числе девушек для оказания сексуальных услуг или принудительного вступления в брак с военнослужащими), и привлечение к прямому или косвенному участию в военных действиях составляют серьезное нарушение прав человека, а следовательно подлежат преследованию и должны вести к предоставлению статуса беженца, если имеются вполне обоснованные опасения по поводу того, что такой призыв или привлечение к участию в военных действиях основаны на признаках «расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений» (статья 1А (2), Конвенция о беженцах 1951 года).

Реабилитация и восстановление

60. Государствам следует разработать, если это необходимо, в сотрудничестве с международными учреждениями и НПО, всеобъемлющую систему оказания психологической поддержки и помощи несопровождаемым и разлученным детям, затронутым вооруженным конфликтом, в которой должны учитываться возраст и пол таких детей.

i) Предупреждение лишения свободы и обращение с содержащимися под стражей

61. В соответствии со статьей 37 Конвенции и принципом наилучшего обеспечения интересов ребенка несопровождаемые или разлученные дети, как правило, не должны содержаться под стражей. Основанием для содержания под стражей не может служить исключительно то обстоятельство, что ребенок является несопровождаемым или разлученным, или его статус мигранта либо его статус проживания в стране или отсутствие такового.

Если задержание в исключительном порядке оправдывается другими обстоятельствами, то оно должно осуществляться в соответствии со статьей 37 b) Конвенции, которая требует того, чтобы задержание осуществлялось согласно закону соответствующей страны и использовалось лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более краткого соответствующего периода времени.

Следовательно, надлежит предпринимать все усилия, включая ускорение соответствующих процедур, для обеспечения незамедлительного освобождения несопровождаемых или разлученных детей из-под стражи и организации для них иных форм надлежащего размещения.

62. Помимо норм национального законодательства, составной частью правовой основы, регламентирующей условия содержания под стражей, являются международные обязательства. В отношении несопровождаемых и разлученных детей, ищущих убежища, государства должны, в частности, соблюдать свои обязательства, вытекающие из статьи 31 (1) Конвенции о беженцах 1951 года.

Государствам следует учитывать, что незаконный въезд в страну или пребывание в ней несопровождаемого или разлученного ребенка могут быть также оправданы согласно общим принципам права, если такой въезд или пребывание являются единственным способом предотвращения нарушения основных прав человека ребенка.

Что касается более общих аспектов, то при разработке политики в отношении несопровождаемых или разлученных детей, в том числе детей, являющихся жертвами торговли детьми и эксплуатации, государствам следует обеспечить, чтобы такие дети не привлекались к уголовной ответственности исключительно на основании незаконного въезда в страну или пребывания в ней.

63. В исключительных случаях содержания под стражей его условия должны определяться в соответствии с принципом наилучшего обеспечения интересов ребенка и с полным соблюдением пунктов а) и с) статьи 37 Конвенции и других международных обязательств.

Должны быть приняты особые меры для оборудования жилых помещений, пригодных для детей, где они содержались бы отдельно от совершеннолетних, если только совместное содержания не считается соответствующим принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка.

Так, в основе подхода к такой программе должна лежать концепция «ухода», а не «содержания под стражей». Соответствующие объекты не должны располагаться в изолированных районах, где не имеется местных ресурсов, отвечающих потребностям надлежащего участия в культурной жизни, а также доступа к юридической помощи.

Дети должны иметь возможность поддерживать регулярный контакт и встречаться с друзьями, родственниками, священником, работниками системы социального обеспечения, юрисконсультом и опекуном.

Они должны также иметь возможность получать все основные предметы первой необходимости, а также, если это потребуется, соответствующую медицинскую помощь и консультационные услуги психологов.

В период содержания под стражей дети должны иметь право на образование, которое в идеальном варианте должно осуществляться за пределами центров содержания под стражей, что способствовало бы обеспечению продолжения обучения после освобождения.

Они имеют также право участвовать в развлекательных мероприятиях и играх, как это предусмотрено в статье 31 Конвенции. Для эффективного обеспечения прав, предусмотренных в статье 37

d ) Конвенции, несопровождаемым или разлученным детям, лишенным свободы, следует предоставлять незамедлительный и бесплатный доступ к правовой и другой соответствующей помощи, включая назначение законного представителя.

VI . ДОСТУП К ПРОЦЕДУРЕ ПОДАЧИ И РАССМОТРЕНИЯ ХОДАТАЙСТВ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ УБЕЖИЩА, ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ И ПРАВА В СТРАНЕ, ПРЕДОСТАВИВШЕЙ УБЕЖИЩЕ

а) Общие соображения

64. Вытекающее из статьи 22 Конвенции обязательство принимать «необходимые меры», с тем чтобы обеспечить ребенку, как несопровождаемому, так и сопровождаемому, который желает получить статус беженца, надлежащую защиту, влечет за собой, среди прочего, обязанность создать функциональную систему предоставления убежища, и в частности принять законодательство, регламентирующее особый порядок обращения с несопровождаемыми и разлученными детьми, и сформировать необходимый потенциал для обеспечения такого обращения в соответствии с применимыми правами, закрепленными в Конвенции и в других международных договорах по правам человека, защите беженцев или гуманитарным аспектам, участником которых является государство.

Государствам, сталкивающимся с проблемой ограниченности ресурсов при осуществлении таких усилий по наращиванию потенциала, настоятельно рекомендуется обращаться за международной помощью, в том числе к УВКБ.

65. Учитывая взаимодополняющий характер обязательств, закрепленных в статье 22, и обязательств, вытекающих из норм международного беженского права, а также желательности консолидации стандартов, при осуществлении статьи 22 Конвенции государствам следует применять международные стандарты, касающиеся беженцев, с учетом их последовательной эволюции.

b ) Доступ к процедурам подачи и рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища вне зависимости от возраста

66. Дети, желающие получить статус беженца, в том числе несопровождаемые или разлученные дети, должны иметь доступ к процедурам подачи и рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища и другим дополнительным механизмам, обеспечивающим международную защиту, вне зависимости от их возраста.

Если в процессе выявления и регистрации выясняются факты, свидетельствующие о том, что ребенок может испытывать вполне обоснованные опасения или — даже если он не в состоянии четко изложить конкретное опасение — может объективно подвергаться опасности стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений либо по какой-либо иной причине нуждается в международной защите, то в отношении такого ребенка следует применять процедуру рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища и/или, когда это уместно, задействовать механизмы, обеспечивающие дополнительную защиту в соответствии с нормами международного права и внутреннего законодательства.

67. Что касается несопровождаемых или разлученных детей, в отношении которых нет признаков того, что они нуждаются в международной защите, то в их случае не должны автоматически или как-либо иначе возбуждаться процедуры рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища, но для них должна гарантироваться защита в рамках других соответствующих механизмов защиты детей, например механизмов, созданных в соответствии с законодательством по обеспечению благосостояния молодежи.

с) Процессуальные гарантии и меры поддержки (статья 3 (3))

68. Необходимые меры, требуемые согласно статье 22 (1) Конвенции, должны приниматься с учетом фактора особой уязвимости несопровождаемых и разлученных детей и национальных правовых рамок и условий. В основе таких мер должны лежать соображения, изложенные ниже.

69. Ребенок, желающий получить статус беженца, должен быть представлен совершеннолетним лицом, которому известно происхождение ребенка и которое правомочно и способно наилучшим образом представлять его или ее интересы (см. раздел V b ) «Назначение опекуна или советника и законного представителя»).

Несопровождаемый или разлученный ребенок должен также во всех случаях иметь бесплатный доступ к квалифицированному законному представителю, в том числе когда ходатайство о предоставлении статуса беженца рассматривается в соответствии с обычными процедурами, установленными для совершеннолетних лиц.

70. Ходатайства о предоставлении статуса беженца, поданные несопровождаемыми и разлученными детьми, должны рассматриваться в первоочередном порядке, и следует предпринимать все усилия для скорейшего вынесения справедливого решения.

71. Минимальные процессуальные гарантии должны включать тот принцип, что решение по ходатайству будет выносить компетентный орган, обладающий всем необходимым опытом в вопросах убежища и беженцев.

Когда это позволяют возраст и степень зрелости ребенка, до вынесения любого окончательного решения должна быть предоставлена возможность для личного собеседования с квалифицированным сотрудником компетентных органов.

В случаях, когда ребенок не в состоянии непосредственно общаться с квалифицированным сотрудником на каком-либо общем для них языке, должна быть обеспечена помощь квалифицированного переводчика.

Кроме того, если имеются неразрешимые сомнения относительно достоверности слов ребенка, то вопрос должен решаться в его пользу, и должна быть предусмотрена возможность подачи ходатайства об официальном пересмотре решения.

72. Собеседования должны проводиться представителями компетентного органа, занимающегося вопросами предоставления статуса беженцев, который будет проводить оценку на предмет целесообразности предоставления статуса беженцев с учетом особого положения несопровождаемых детей и руководствоваться имеющимся пониманием истории, культуры и происхождения ребенка.

Процесс оценки должен включать индивидуализированное рассмотрение уникального сочетания факторов, присущих каждому ребенку, включая исходные данные, касающиеся самого ребенка, его семьи и культурного уклада. На всех собеседованиях должны присутствовать опекун и законный представитель.

73. В случае широкомасштабных потоков беженцев, когда решение вопроса о предоставлении статуса беженцев на индивидуальной основе не представляется возможным, государства могут предоставлять статус беженцев всем членам определенной группы. В таких случаях все несопровождаемые или разлученные дети вправе получать такой же статус, как и другие члены данной группы.

d ) Оценка потребностей в защите с учетом интересов ребенка, а также особых преследований, которым могут подвергаться дети

74. В процессе оценки ходатайств несопровождаемых или разлученных детей о предоставлении им статуса беженцев государствам следует учитывать эволюционирующий характер международного права прав человека и беженского права, а также конструктивную связь между ними, в том числе позиции, разработанные УВКБ в ходе осуществления своих наблюдательных функций по Конвенции о беженцах 1951 года.

В частности, определение понятия «беженец», содержащееся в этой Конвенции, нужно толковать с учетом факторов возраста и пола, а также особых мотивов, форм и проявлений преследований, которым подвергаются дети.

Преследования со стороны родственников, досрочный призыв на военную службу, торговля детьми для целей проституции и сексуальная эксплуатация или калечение женских половых органов — таковы некоторые примеры особых форм и проявлений преследований, которым подвергаются дети и которые могут служить причиной для предоставления статуса беженца, если такие акты имеют отношение к одному из оснований, указанных в Конвенции о беженцах 1951 года.

Поэтому в контексте национальных процедур рассмотрение ходатайств о предоставлении статуса беженцев государства должны уделять самое пристальное внимание таким особым формам и проявлениям преследований, которым подвергаются дети, а также насилию по признаку пола.

75. Специалисты, участвующие в процедурах определения статуса детей, особенно несопровождаемых или разлученных, должны проходить подготовку по вопросам применения международных и национальных норм беженского права с учетом интересов ребенка, особенностей культурного уклада и пола.

Для того чтобы можно было должным образом оценивать ходатайства детей о предоставлении убежища, в сферу охвата усилий государственных органов в области осуществления сбора информации о стране происхождения следует включать информацию о положении детей, в том числе детей, принадлежащих к группам меньшинств или маргинализированным группам.

е) Полное осуществление всех международно признанных прав беженцев и прав человека детьми, которым предоставлен статус беженца (статья 22)

76. Несопровождаемые или разлученные дети, признанные в качестве беженцев и получившие убежище, могут пользоваться не только теми правами, которые предусмотрены в Конвенции о беженцах 1951 года; они могут также в самом полном объеме пользоваться всеми правами человека, закрепленными за детьми на территории или в пределах юрисдикции государства, включая те права, условием осуществления которых является пребывание на данной территории на законном основании.

f ) Дети, которые должны быть охвачены дополнительными формами защиты

77. Если требования для предоставления статуса беженца согласно Конвенции о беженцах 1951 года не выполнены, то несопровождаемые и разлученные дети должны охватываться имеющимися формами дополнительной защиты в том объеме, который определяется их потребностями в защите. Применение таких дополнительных форм защиты не умаляет обязанности государств учитывать особые потребности несопровождаемого и разлученного ребенка в защите.

Поэтому дети, которые охвачены дополнительными формами защиты, могут в самом полном объеме пользоваться всеми правами человека, закрепленными за детьми на территории или в пределах юрисдикции государства, включая те права, условием осуществления которых является пребывание на данной территории на законном основании.

78. В соответствии с общеприменимыми принципами, и в частности принципами, касающимися обязанностей государств по отношению к несопровождаемым или разлученным детям, находящимся на их территории, дети, которые не получили статуса беженцев и не охвачены дополнительными формами защиты, в любом случае будут охватываться защитой согласно всем нормам Конвенции, пока они фактически остаются на территории соответствующего государства и/или в пределах его юрисдикции.

VII . ВОССОЕДИНЕНИЕ СЕМЬИ, ВОЗВРАЩЕНИЕ И ДРУГИЕ ФОРМЫ НАДЕЖНЫХ РЕШЕНИЙ

а) Общие соображения

79. Конечная цель рассмотрения участи несопровождаемых или разлученных детей состоит в нахождении надежного решения, охватывающего все потребности таких детей в защите, позволяющего учесть мнения ребенка и, насколько это возможно, ведущего к урегулированию ситуации, в которой ребенок остается несопровождаемым или разлученным.

Усилия по поиску надежных решений для несопровождаемых или разлученных детей следует начинать и осуществлять без каких-либо необоснованных промедлений и, насколько это возможно, сразу после составления заключения о том, что ребенок является несопровождаемым или разлученным. В соответствии с правозащитным подходом работа по нахождению надежного решения начинается с изучения возможности воссоединения семьи.

80. Поиск родственников составляет важнейший аспект любой работы по нахождению надежного решения, и он должен быть ее приоритетным направлением, если только сам акт поиска или способ его осуществления не противоречит принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка или не ставит под угрозу основные права разыскиваемых лиц.

При проведении поисковых мероприятий ни в коем случае нельзя упоминать о том, что ребенок является просителем убежища или беженцем. С соблюдением всех этих условий такие усилия по отысканию родственников следует продолжать и в ходе процедуры рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища.

Поиск решения должен осуществляться для всех детей, остающихся на территории принимающего государства, вне зависимости от оснований для их пребывания на этой территории — на основе статуса беженца, в контексте применения дополнительных форм защиты или в силу наличия других юридических или практических препятствий для возвращения.

b) Воссоединение семьи

81. Для обеспечения полного соблюдения обязательства государств по статье 9 Конвенции, которая требует обеспечить, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, следует предпринимать все усилия для возвращения несопровождаемого или разлученного ребенка его или ее родителям, если только дальнейшее разлучение не является необходимым для наилучшего обеспечения интересов ребенка, при полном учете права ребенка выражать свои взгляды (статья 12) (см. также раздел IV е) «Право ребенка свободно выражать свои взгляды»).

Если соображения, конкретно указанные во втором предложении пункта 1 статьи 9, а именно жестокое обращение с ребенком или отсутствие заботы о нем со стороны родителей, могут исключить возможность воссоединения в любом месте, то другие соображения, связанные с наилучшим обеспечением интересов ребенка, могут воспрепятствовать воссоединению лишь в определенных местах.

82. Воссоединение семьи в стране происхождения не соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка и в связи с этим должно быть исключено, если имеются разумные основания говорить о наличии риска того, что такое возвращение приведет к нарушению основных прав человека ребенка.

Наличие такого риска непременно указывается в документе о предоставлении статуса беженца или в решении компетентных органов о применении обязательств, касающихся недопустимости принудительного возвращения (включая обязательства, вытекающие из статьи 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и статей 6 и 7 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Соответственно предоставление статуса беженца составляет имеющее обязательную юридическую силу препятствие для возвращения в страну происхождения, а следовательно, и для воссоединения семьи в этой стране.

Если условия в стране происхождения характеризуются более низким уровнем риска и имеются опасения, например, по поводу того, что ребенок, может быть затронут неизбирательным воздействием широкомасштабного насилия, то такие факторы риска должны быть полностью учтены и сопоставлены с другими правозащитными соображениями, в том числе с последствиями дальнейшего разлучения.

В этом контексте необходимо помнить о том, что первоочередное значение имеет выживание ребенка, и оно является предварительным условием для осуществления любых других прав.

83. Если воссоединение семьи в стране происхождения является невозможным — будь то в силу наличия юридических препятствий для возвращения или ввиду того, что против возвращения говорят результаты сопоставительного анализа последствий с точки зрения наилучшего обеспечения интересов ребенка, в действие вступают обязательства по статьям 9 и 10 Конвенции, которые должны служить основой для решений принимающей страны относительно воссоединения семьи на ее территории.

В этом контексте государствам-участникам следует особо помнить о том, что «заявления ребенка или его родителей на въезд в государство-участник или выезд из него с целью воссоединения семьи должны рассматриваться государствами-участниками позитивным, гуманным и оперативным образом» и их подача не должна приводить «к неблагоприятным последствиям для заявителей и членов их семьи» (статья 10 (1)).

Страны происхождения должны уважать «право ребенка и его родителей покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну» (статья 10 (2)).

с) Возвращение в страну происхождения

84. Возвращение в страну происхождения не рассматривается в качестве возможного варианта, если имеются разумные основания говорить о наличии риска того, что такое возвращение приведет к нарушению основных прав человека ребенка, и в частности если применяется принцип недопустимости принудительного невозвращения. Возвращение в страну происхождения вообще организуется лишь в том случае, если такое возвращение соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка.

При решении такого вопроса следует учитывать, в частности:
— условия личной и общей безопасности, а также другие условия, включая социально-экономические, которые ожидают ребенка по возвращении, в том числе согласно результатам внутреннего исследования, проведенного, насколько это возможно, организациями сети социальной защиты;
— наличие механизмов обеспечения ухода для данного конкретного ребенка;
— взгляды, выраженные ребенком в порядке осуществления его или ее права на это согласно статье 12, и взгляды попечителей;
— степень интеграции ребенка в принимающей стране и продолжительность его пребывания за пределами родной страны;
— право ребенка «на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи» (статья 8);
— «желательность преемственности воспитания ребенка и его этническое происхождение, религиозную и культурную принадлежность и родной язык» (статья 20).

85. В отсутствие возможностей для организации ухода со стороны родителей или других ближайших родственников возвращение в страну происхождения в принципе не должно осуществляться без предварительного согласования безопасных и конкретных мер обеспечения ухода и распределения обязанностей по осуществлению опекунства после возвращения в страну происхождения.

86. Возвращение в страну происхождения после тщательного сопоставления соображений наилучшего обеспечения интересов ребенка и прочих соображений в исключительном порядке может осуществляться при том условии, что такие прочие соображения носят правозащитный характер и преобладают над соображениями наилучшего обеспечения интересов ребенка. Это может иметь место в тех случаях, когда ребенок создает серьезную угрозу безопасности государства или общества. Аргументы, не носящие правозащитного характера, например связанные с общим контролем в вопросах миграции, не могут преобладать над соображениями наилучшего обеспечения интересов ребенка.

87. Возвращение всегда должно осуществляться в условиях безопасности и с учетом возраста и пола ребенка.

88. В этом контексте странам происхождения следует также помнить о своих обязательствах по статье 10 Конвенции, и в частности об обязательстве уважать «право ребенка и его родителей покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну».

d) Местная интеграция

89. Местная интеграция является основным вариантом действий, когда возвращение в страну происхождения невозможно либо по причинам юридического характера, либо в силу практических обстоятельств.

Местная интеграция должна осуществляться на основе официального правового статуса (включая статус проживания) и с учетом прав, закрепленных в Конвенции, которые в полном объеме применимы ко всем детям, оставшимся в стране, вне зависимости от того, обусловлено ли это их признанием в качестве беженцев, другими юридическими препятствиями для возвращения или результатами сопоставительного анализа последствий их потенциального возвращения и соображений наилучшего обеспечения интересов ребенка.

90. После принятия решения о том, что разлученный или несопровождаемый ребенок останется в принимающей общине, соответствующие власти должны провести оценку положения ребенка, а затем, действуя в консультации с ребенком и его или ее опекуном, наметить соответствующие долгосрочные меры в рамках местной общины, а также другие меры, необходимые для облегчения такой интеграции.

Вопрос о долгосрочной передаче на попечительство должен решаться на основе принципа наилучшего обеспечения интересов ребенка, и на этом этапе помещение в специализированное учреждение, насколько это возможно, следует рассматривать лишь в качестве крайней меры.

Разлученный или несопровождаемый ребенок должен иметь такой же доступ к правам (включая права на образование, профессиональную подготовку, занятость и охрану здоровья), каким пользуются дети, являющиеся гражданами данной страны.

В контексте обеспечения того, чтобы несопровождаемый или разлученный ребенок мог пользоваться этими правами в полном объеме, принимающей стране, возможно, нужно будет уделить особое внимание дополнительным мерам, требующимся для решения проблемы уязвимого положения ребенка, в том числе, например, организации дополнительных занятий по изучению языка.

е) Международное усыновление (удочерение) (статья 21)

91. При рассмотрении вопроса об усыновлении (удочерении) несопровождаемых и разлученных детей государства должны в полной мере соблюдать предварительные условия, предусмотренные в статье 21 Конвенции, а также в других соответствующих международных договорах, включая, в частности, Гаагскую конвенцию о защите детей и сотрудничестве в вопросах международного усыновления/удочерения и

Рекомендацию 1994 года относительно применения этой Конвенции к детям-беженцам и другим перемещенным внутри страны детям.

Государствам следует соблюдать, в частности, следующие принципы:

— вопрос об усыновлении (удочерении) несопровождаемых или разлученных детей следует рассматривать лишь в том случае, если установлено, что ребенок может быть усыновлен (удочерен). На практике это означает, в частности, что усилия по отысканию и воссоединению семьи не увенчались успехом или что родители дали согласие на усыновление (удочерение). Согласие родителей и согласие других лиц, учреждений и властей, необходимое для усыновления (удочерения), должно быть добровольным и осознанным. Это предполагает, в частности, что такое согласие не связано с выплатами или компенсацией какого-либо рода и не было отозвано;

— несопровождаемые или разлученные дети не должны усыновляться (удочеряться) в спешном порядке в критических условиях чрезвычайной ситуации;

— любое усыновление должно определяться как мера, отвечающая принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка, и осуществляться в соответствии с применимыми нормами национального, международного и обычного права;

— в контексте всех процедур усыновления (удочерения) следует выяснять взгляды ребенка с учетом его возраста и степени зрелости и принимать их во внимание. Это требование предполагает, что ребенку была оказана консультативная помощь и он должным образом осведомлен о последствиях усыновления (удочерения) и своего согласия на усыновление (удочерение), когда таковое требуется. Такое согласие должно быть добровольным и не связанным с выплатами или компенсацией какого-либо рода;
— приоритет должен отдаваться усыновлению (удочерению) ребенка его родственниками в стране их проживания. Если это невозможно, то предпочтение будет отдаваться усыновлению (удочерению) в рамках общины, из которой происходит ребенок, или по крайней мере в рамках его или ее собственной культуры;

— вопрос об усыновлении (удочерении) не следует рассматривать:

— если имеются разумные основания надеяться на успех поиска родственников и восстановление семьи соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка;

— если это противоречит пожеланиям, выраженным ребенком или родителями;

— если не прошел разумный период времени, в течение которого были бы предприняты все возможные шаги для отыскания родителей или других выживших членов семьи. Продолжительность этого периода может варьироваться в зависимости от обстоятельств, в частности от возможности проведения надлежащих поисковых мероприятий; вместе с тем процесс поиска должен быть завершен в пределах разумного срока;

— усыновление (удочерение) в стране убежища не следует проводить в том случае, если существует вероятность добровольной репатриации в безопасных и достойных условиях в ближайшем будущем.

f) Переселение в третью страну

92. Переселение в третью страну способно послужить надежным решением для несопровождаемого или разлученного ребенка, который не может возвратиться в страну происхождения и для которого невозможно предусмотреть надежного решения в принимающей стране.

Решение о переселении несопровождаемого или разлученного ребенка должно основываться на актуальной, всесторонней и исчерпывающей оценке путей наилучшего обеспечения интересов ребенка с учетом, в частности, текущих потребностей в международной и иной защите.

Переселение особо целесообразно в тех случаях, когда оно является единственным способом эффективной и надежной защиты ребенка от принудительного возвращения или против преследования или других серьезных нарушений прав человека в стране пребывания.

Переселение соответствует также принципу наилучшего обеспечения интересов несопровождаемого или разлученного ребенка, если оно позволяет обеспечить воссоединение семьи в стране переселения.

93. При проведении оценки путей наилучшего обеспечения интересов ребенка до вынесения решения о переселении нужно также учитывать другие факторы, такие, как:

предполагаемая продолжительность дальнейшего существования юридических или других препятствий для возвращения ребенка в его или ее родную страну;

право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство и имя (статья 8);

возраст, пол, эмоциональное состояние, исходный уровень образования и семейное происхождение ребенка;

степень преемственности ухода в принимающей стране; желательность преемственности воспитания ребенка и его этническое происхождение, религиозная и культурная принадлежность и родной язык (статья 20);

право ребенка на сохранение своих семейных связей (статья 8) и связанные с этим возможности воссоединения семьи в родной стране, в принимающей стране или стране переселения в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Несопровождаемые или разлученные дети ни в коем случае не должны подвергаться переселению в третью страну, если это воспрепятствовало бы их воссоединению с семьей в будущем или серьезно затруднило бы такое воссоединение.

94. Государствам рекомендуется обеспечивать возможности для переселения в целях удовлетворения всех потребностей в переселении для несопровождаемых и разлученных детей.

VIII . ПОДГОТОВКА, ИНФОРМАЦИЯ И СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

a) Подготовка специалистов, работающих с несопровождаемыми и разлученными детьми

95. Следует уделять особое внимание подготовке специалистов, работающих с разлученными и несопровождаемыми детьми и занимающихся их делами. Столь же важное значение имеет специализированная подготовка для законных представителей, опекунов, переводчиков и других лиц, работающих с разлученными и несопровождаемыми детьми.

96. Такую подготовку следует ориентировать на конкретные потребности и права соответствующих групп.

Вместе с тем во все программы подготовки следует включать определенные ключевые элементы, в том числе:
— принципы и положения Конвенции;
— сведения о стране происхождения разлученных и несопровождаемых детей;
— соответствующую методику ведения собеседований;
— аспекты детской физиологии и психологии;
— культурный фактор и межкультурное общение.

97. Программы начальной подготовки должны также дополняться регулярным повышением квалификации, в том числе в рамках обучения без отрыва от производства и посредством профессиональных сетей.

b) Информация и статистические данные о разлученных и несопровождаемых детях

98. Опыт Комитета показывает, что информация и статистические данные, собираемые в отношении несопровождаемых и разлученных детей, зачастую ограничиваются данными о численности детей, прибывших в страну, и/или количестве ходатайств о предоставлении убежища. Эти данные недостаточны для подробного анализа положения в области осуществления прав таких детей.

Кроме того, сбор информации и статистических данных нередко осуществляется целым рядом различных министерств или ведомств, что может препятствовать проведению дальнейшего анализа и порождает определенную озабоченность в отношении соблюдения конфиденциальности и права ребенка на невмешательство в личную жизнь.

99. Соответственно развитие тщательно проработанной и комплексной системы сбора данных о несопровождаемых и разлученных детях является предварительным условием для разработки эффективных стратегий в области осуществления прав таких детей.

100. Данные, собираемые в рамках такой системы, в идеальном варианте должны включать, в частности, следующие элементы:

основные биографические данные по каждому ребенку (включая возраст, пол, страну происхождения и гражданство, а также этническую группу);

общее число несопровождаемых и разлученных детей, пытавшихся въехать в страну, и число детей, которым было отказано во въезде;

количество ходатайств о предоставлении убежища; число законных представителей и опекунов, назначенных для таких детей; правовой и иммиграционный статус (т.е. проситель убежища, беженец, временный вид на жительство);

условия проживания (т.е. в специализированных учреждениях, в семьях или отдельное проживание); число детей, зачисленных в школы или учебные заведения системы профессионально-технической подготовки;

количество случаев воссоединения семьи;

а также число детей, возвращенных в страну их происхождения.

Кроме того, государствам-участникам следует рассмотреть вопрос о проведении сбора качественных данных, которые позволяли бы им анализировать вопросы, остающиеся недостаточно охваченными, такие, например, как исчезновения несопровождаемых и разлученных детей и последствия торговли детьми.

Примечания

1 Эти Руководящие принципы согласованы Международным комитетом Красного Креста, Международным комитетом спасения, Фондом по спасению детей Великобритании, ЮНИСЕФ, УВКБ и Международной организацией по перспективам мирового развития. Они призваны служить ориентиром в работе всех членов Межучрежденческого постоянного комитета в отношении несопровождаемых и разлученных детей.

2 Венская декларация и Программа действий ( A / CONF .157/23), принятые на Всемирной конференции по правам человека, состоявшейся в Вене 14-25 июня 1993 года.

3 Более общую информацию об особых формах и проявлениях преследований в отношении детей см. раздел VI d) ниже «Оценка потребностей в защите с учетом интересов ребенка, а также особых преследований, которым могут подвергаться дети»

 

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА

Сорок первая сессия Женева, 9-27 января 2006 года

ЗАМЕЧАНИЕ ОБЩЕГО ПОРЯДКА № 7 (2005) Осуществление прав ребенка в раннем детстве

I. ВВЕДЕНИЕ

1. Данное замечание общего порядка является результатом опыта, накопленного в ходе рассмотрения Комитетом докладов государств-участников.

Во многих случаях информация по вопросу о раннем детстве была крайне скудной, а комментарии ограничивались в основном детской смертностью, регистрацией рождения и охраной здоровья ребенка.

Комитет почувствовал необходимость обсудить вопрос о более глубоком воздействии Конвенции о правах ребенка на положение детей младшего возраста. В этой связи в 2004 году Комитет посвятил день общей дискуссии теме «Осуществление прав ребенка в раннем детстве».

Результатом этого обсуждения стал ряд рекомендаций (см. CRC / C /143, раздел VII ), а также решение подготовить замечание общего порядка по этому важному вопросу.

Посредством этого замечания Комитет хотел бы содействовать признанию того, что дети младшего возраста являются обладателями всех прав, закрепленных в Конвенции, а раннее детство — существенно важным периодом для реализации этих прав.

Под рабочим определением «раннего детства» Комитет понимает всех детей младшего возраста: в момент рождения и в грудном возрасте; в дошкольные годы; а также в период подготовки к школе (см. пункт 4 ниже).

II. ЦЕЛИ ЗАМЕЧАНИЯ ОБЩЕГО ПОРЯДКА

2. Данное замечание общего порядка ставит следующие цели:

a) усилить понимание прав человека всех детей младшего возраста и обратить внимание государств-участников на их обязательства в отношении таких детей;

b) прокомментировать специфические особенности раннего детства, влияющие на осуществление прав;

c) содействовать признанию детей младшего возраста с самого начала их жизни в качестве активных членов общества, имеющих особые интересы, возможности и уязвимые аспекты, а также признанию необходимости защиты, руководства и оказания поддержки в осуществлении их прав;

d) обратить внимание на различия, проявляющиеся в раннем детстве, которые необходимо учитывать при осуществлении Конвенции, включая различия в условиях жизни детей младшего возраста, качестве их жизненного опыта и в факторах, влияющих на их развитие;

e) обозначить разнообразие общественных ожиданий, связываемых с детьми, и типов отношения к детям, включая местные обычаи и практику, которые необходимо уважать, за исключением случаев, когда они идут вразрез с правами ребенка;

f) подчеркнуть уязвимость детей младшего возраста по отношению к нищете, дискриминации, распаду семьи и множеству других неблагоприятных факторов, которые нарушают их права и подрывают их благополучие;

g) способствовать осуществлению прав всех детей младшего возраста путем разработки и содействия реализации комплексных политических мер, законов, программ, практических действий, профессиональной подготовки и научных исследований, непосредственно посвященных вопросам прав в раннем детстве.

III. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДЕТИ МЛАДШЕГО ВОЗРАСТА

3. Дети младшего возраста как правообладатели. Конвенция о правах ребенка определяет ребенка как «…каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее» (статья 1). Соответственно, дети младшего возраста являются обладателями всех прав, закрепленных в Конвенции.

Они имеют право на специальные меры защиты и, по мере развития их способностей, — на постепенное осуществление своих прав. Комитет обеспокоен тем, что при выполнении своих обязательств по Конвенции государства-участники не уделяют достаточного внимания детям младшего возраста как правообладателям, а также законам, политическим мерам и программам, призванным обеспечивать их права в течение этого конкретного этапа их детства.

Комитет вновь подтверждает, что Конвенция о правах ребенка должна применяться по отношению к раннему детству целостно, с учетом принципов универсальности, неделимости и взаимозависимости всех прав человека.

4. Определение раннего детства. Определения раннего детства неодинаковы в различных странах и регионах и зависят от местных традиций и организации системы начального образования.

В некоторых странах переход от дошкольного образования к школе происходит вскоре после достижения ребенком четырехлетнего возраста. В других странах этот переход осуществляется в возрасте около семи лет.

При рассмотрении вопроса о правах в раннем детстве Комитет хотел бы включить в сферу своего внимания всех детей младшего возраста: новорожденных и детей грудного возраста; дошкольников; а также детей в период перехода к школе.

В этой связи в качестве приемлемого рабочего определения раннего детства Комитет предлагает взять период начиная с рождения ребенка и до достижения им восьмилетнего возраста.

Соответственно, государства-участники должны пересмотреть свои обязательства в отношении детей младшего возраста с учетом этого определения.

5. Практическая программа действий по вопросам раннего детства. Комитет призывает государства-участники разработать практическую программу действий по вопросам прав в раннем детстве.

При этом необходимо отойти от традиционных концепций, рассматривающих раннее детство в основном как период приобщения к жизни общества незрелого человеческого существа и превращения его в зрелого взрослого человека.

Конвенция требует, чтобы ребенка, в том числе в самом младшем возрасте уважали как личность, обладающую своими собственными правами. Дети младшего возраста должны быть признаны в качестве активных членов семей, общин и общества в целом со своими собственными проблемами, интересами и взглядами.

Для того чтобы осуществить свои права, дети младшего возраста испытывают особую потребность в физической опеке, эмоциональной заботе и чутком руководстве, во времени и месте коллективных игр, изучения и познания окружающего мира.

Учет этих потребностей может наилучшим образом обеспечиваться с помощью законов, политики и программ по вопросам раннего детства, включая план по осуществлению и независимому мониторингу, например посредством назначения Уполномоченного по правам детей, а также путем оценки их воздействия на положение детей (см. Замечание общего порядка № 2 (2002) о роли независимых учреждений по правам человека, пункт 19).

6. Характерные черты раннего детства. Комитет обращает внимание на раннее детство как на весьма важный период реализации прав детей, поскольку:

а) Дети младшего возраста переживают самый быстрый период роста и изменений на этом этапе своей жизни с точки зрения формирования организма и развития и становления нервной системы, увеличения подвижности, приобретения жизненных навыков и коммуникативного потенциала, а также быстрой смены интересов и способностей начиная с грудного возраста и в период перехода к школе;

b) У детей младшего возраста формируется устойчивая эмоциональная привязанность к своим родителям и другим заботящимся о них людям, у которых они ищут и от которых ожидают заботы, опеки, руководства и защиты, которые отвечали бы их индивидуальности и учитывали их развивающиеся способности.

с) Дети младшего возраста устанавливают собственные и важные для них взаимоотношения со своими сверстниками, а также с детьми, младшими или старшими их по возрасту. С помощью этих взаимоотношений они учатся обговаривать и координировать совместные действия, разрешать конфликты, выполнять договоренности и брать на себя ответственность за других.

d) Дети младшего возраста активно воспринимают физические, социальные и культурные стороны окружающего их мира, постепенно извлекают опыт из своих действий и своего взаимодействия как с другими детьми, так и со взрослыми.

е) В первые годы жизни ребенка закладывается основа его физического и психического здоровья, эмоциональной защиты, культурной и личностной индивидуальности, развиваются практические навыки.

f ) Особенности роста и развития детей младшего возраста зависят от их индивидуальности, пола, условий жизни, семейного окружения, системы ухода и воспитания.

g ) Особенности роста и развития детей младшего возраста в значительной степени определяются существующим в данном обществе уровнем понимания их потребностей и обращением с ними, а также осознанием их активной роли в семье и обществе.

7. Учет индивидуальных интересов, опыта и проблем, с которыми сталкивается каждый ребенок, является отправной точкой в реализации его прав в этот ответственный период его жизни.

8. Исследования по вопросам раннего детства. Комитет также отмечает растущий объем теоретических знаний и научных исследований, которые свидетельствуют о более глубоком понимании роли детей младшего возраста как субъектов общества, чье выживание, благополучие и развитие зависят и строятся на основе тесных взаимоотношений с окружающими людьми.

Эти взаимоотношения обычно касаются небольшого числа наиболее важных в их жизни людей, чаще всего родителей и других членов расширенной семьи, включая братьев, сестер и сверстников, а также опекунов и других профессиональных детских работников.

В то же время в исследованиях по вопросам социальных и культурных аспектов раннего детства обращается внимание на различия в понимании и восприятии вопросов раннего развития ребенка, в том числе на различия в ожиданиях, связываемых с ребенком, и в организации системы ухода и воспитания.

Особенностью современных обществ является то, что все большее число детей младшего возраста живет в мультикультурных общинах и в условиях, характеризующихся быстрыми темпами социальных изменений, когда представления и ожидания, связываемые с детьми, также претерпевают определенные изменения, в том числе в контексте более широкого признания их прав.

Государствам-участникам предлагается использовать представления и знания о раннем детстве с учетом местных условий и новых тенденций, уважая при этом традиционные ценности, если таковые не носят дискриминационного характера (статья 2), не наносят вреда здоровью и благополучию детей (статья 24.3) и не противоречат их наилучшим интересам (статья 3).

Наконец, проведенные исследования показывают ту особую опасность, которую для детей младшего возраста несут недоедание, болезни, нищета, безнадзорность, социальное отчуждение и целый ряд других неблагоприятных факторов.

Они свидетельствуют о том, что превентивные и оперативные стратегии в период раннего детства способны позитивно воздействовать на уровень благосостояния и перспективы развития детей.

Осуществление прав ребенка в раннем детстве является, таким образом, эффективным средством для предотвращения трудностей личного, социального и общеобразовательного порядка в среднем детстве и подростковом возрасте (см. Замечание общего порядка № 4 (2003) о здоровье и развитии подростков).

III . ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ И ПРАВА В РАННЕМ ДЕТСТВЕ

9. Комитет выделил статьи 2, 3, 6 и 12 Конвенции в качестве общих принципов (см. Замечание общего порядка № 5). Каждый принцип оказывает свое влияние на осуществление прав в раннем детстве.

10. Право на жизнь, выживание и развитие. Статья 6 Конвенции говорит о неотъемлемом праве ребенка на жизнь, и государствам-участникам предлагается обеспечивать в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка.

Государствам-участникам настоятельно предлагается принимать все возможные меры для улучшения послеродовой помощи матерям и новорожденным, уменьшения уровня младенческой и детской смертности и создания условий для обеспечения благополучия всех детей младшего возраста в этот важный период их жизни. Недоедание и предотвратимые болезни продолжают оставаться основными препятствиями на пути к осуществлению прав ребенка в раннем детстве.

Первоочередными задачами являются обеспечение выживания и физического здоровья. Вместе с тем государствам-участникам следует помнить, что статья 6 охватывает все аспекты развития и что здоровье и психо- социальное благополучие ребенка во многих отношениях взаимосвязаны.

Оба они могут быть поставлены под угрозу вследствие неблагоприятных условий жизни, безнадзорности, нечуткого или жестокого обращения и ограниченных возможностей для реализации человеческого потенциала. Особого внимания требуют дети, растущие в трудных условиях (см. раздел VI ниже).

Комитет напоминает государствам-участникам (и другим заинтересованным сторонам) о том, что право на выживание и здоровое развитие может быть осуществлено только в результате целостного подхода, путем обеспечения выполнения всех других положений Конвенции, включая право на здоровье, достаточное питание, социальное обеспечение, достаточный уровень жизни, здоровую и безопасную окружающую среду, образование и участие в играх (статьи 24, 27, 28, 29 и 31), а также посредством соблюдения родителями своих обязанностей и предоставления им помощи и качественных услуг (статьи 5 и 18). С первых лет своей жизни сами дети должны охватываться мероприятиями по обеспечению правильного питания, а также здорового и свободного от болезней образа жизни.

11. Право на недискриминацию. Статья 2 Конвенции обеспечивает осуществление прав каждого ребенка без какой бы то ни было дискриминации. Комитет настоятельно призывает государства-участники определить аспекты воздействия этого принципа на осуществление прав в раннем детстве:

а) статья 2 означает, что дети младшего возраста в целом не должны подвергаться дискриминации на каких бы то ни было основаниях, например, в тех случаях, когда законы не предусматривают равной защиты от насилия для всех детей, в том числе детей младшего возраста. Дети младшего возраста подвержены особому риску дискриминации в силу того, что они являются относительно беспомощными и для целей реализации своих прав зависят от других людей;

b) статья 2 также означает, что дискриминации не должны подвергаться отдельные группы детей младшего возраста. Такая дискриминация может принимать форму уменьшения рациона питания; недостаточного ухода и внимания; ограничения возможностей для участия в играх, обучения и воспитания; или же подавления свободного выражения чувств и взглядов. Дискриминация может также выражаться в жестоком обращении и в необоснованных ожиданиях, которые могут носить характер эксплуатации или злоупотреблений. Например:

i) дискриминация в отношении девочек является серьезным нарушением прав, затрагивающих их выживание и все сферы их юной жизни, а также ограничивает их способность вносить конструктивный вклад в развитие общества. Они могут быть жертвами произвольного прерывания беременности, калечащих операций на половых органах, безнадзорности и детоубийства, в том числе в результате отсутствия надлежащего питания в грудном возрасте. Их могут заставлять выполнять чрезмерные семейные обязанности и лишать возможности участвовать в программах развития в раннем детстве и начального образования;

ii) дискриминация в отношении детей-инвалидов уменьшает перспективы их выживания и качество жизни. Эти дети имеют право на уход, питание, опеку и помощь наравне с другими детьми. Они могут также нуждаться в дополнительной специальной помощи для обеспечения их интеграции в жизнь общества и осуществления своих прав;

iii) дискриминация в отношении детей, зараженных вирусом или больных ВИЧ/СПИДом, лишает их помощи и поддержки, в которой они больше всего нуждаются. Дискриминация может заключаться в проводимой государством политике, в порядке предоставления услуг и обеспечения доступа к услугам, а также в повседневной практике, нарушающей эти права детей (см. также пункт 23);

iv) дискриминация, связанная с этническим происхождением, классовой/кастовой принадлежностью, личными обстоятельствами и образом жизни, а также политическими или религиозными воззрениями (детей или их родителей), лишает детей возможности в полной мере участвовать в жизни общества. Она сказывается на способности родителей выполнять свои обязанности в отношении собственных детей. Она отражается на возможностях и самоуважении детей, а также способствует возникновению у детей чувства обиды и конфликтных настроений по отношению к взрослым;

v) особому риску подвергаются дети младшего возраста, страдающие от множественной дискриминации (например, связанной с этническим происхождением, социальным и культурным положением, полом и/или инвалидностью).

12. Дети младшего возраста могут также страдать от последствий дискриминации в отношении их родителей, в случае, например, рождения детей вне брака или при других обстоятельствах, отклоняющихся от традиционных представлений, или если их родители являются беженцами или просителями убежища.

Государства-участники обязаны контролировать и бороться с дискриминацией, какие бы формы она ни принимала и где бы она ни происходила — в семьях, общинах, школах или других учреждениях. Особую обеспокоенность вызывает потенциальная дискриминация в обеспечении доступа к качественным услугам для детей младшего возраста, особенно в тех случаях, когда здравоохранение, образование, социальное обеспечение и другие услуги не являются общедоступными и предоставляются комбинированно по линии государственных, частных и благотворительных организаций.

В качестве первого шага Комитет призывает государства-участники контролировать наличие и доступность качественных услуг, способствующих выживанию и развитию детей младшего возраста, в том числе путем систематического сбора данных в разбивке по основным переменным, касающимся происхождения и обстоятельств жизни детей и семей.

В качестве второго шага могут потребоваться меры, гарантирующие всем детям равные возможности в деле пользования существующими услугами. В более общем плане государства-участники должны повышать осведомленность общества о дискриминации в отношении детей младшего возраста в целом и в отношении уязвимых групп в частности.

13. Наилучшие интересы ребенка. В статье 3 Конвенции установлен принцип, согласно которому наилучшие интересы ребенка должны в первую очередь приниматься во внимание при любых действиях, касающихся детей. В силу их относительной незрелости дети младшего возраста зависят от ответственных инстанций в том, что касается оценки и отстаивания их прав и наилучших интересов при принятии решений и мер, затрагивающих их благополучие, при одновременном учете их мнений и формирующихся способностях.

Принцип наилучших интересов многократно упоминается в Конвенции (в том числе в статьях 9, 18, 20 и 21, которые непосредственно касаются раннего детства). Принцип наилучших интересов распространяется на все действия, касающиеся детей, и требует принятия активных мер для защиты их прав и содействия их выживанию, росту и благополучию, а также мер, направленных на оказание поддержки и помощи родителям и другим лицам, на которых лежит повседневная обязанность по осуществлению прав детей:

а) Наилучшие интересы отдельных детей. Весь процесс принятия решений, касающихся ухода за детьми, их здоровья, образования и т.п., должен учитывать принцип обеспечения наилучших интересов, в том числе со стороны родителей, специалистов и других лиц, отвечающих за детей.

Государствам-участникам настоятельно предлагается предусмотреть возможность того, чтобы дети младшего возраста могли быть независимо представлены во всех процессуальных действиях кем-либо из лиц, действующих в интересах ребенка, и чтобы дети могли заслушиваться во всех случаях, когда они способны выразить свои мнения или предпочтения;

b ) Наилучшие интересы детей младшего возраста как группы или формации. Принцип наилучших интересов должен учитываться при разработке всех законодательных актов и директивных мер, принятии административных и судебных решений и предоставлении услуг, затрагивающих детей. Это относится к мерам, непосредственно затрагивающим интересы детей (например, связанным с медицинским обслуживанием, системами ухода или школьного обучения), а также к мерам, которые оказывают косвенное влияние на детей младшего возраста (например, меры, касающиеся вопросов окружающей среды, жилья или транспорта).

14. Уважение взглядов и чувств маленьких детей. Согласно статье 12 Конвенции, ребенок имеет право свободно выражать свои взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, и рассчитывать, что они будут приняты во внимание.

Это право укрепляет положение ребенка младшего возраста как активного участника процесса поощрения, защиты и мониторинга его прав. Личность ребенка — как члена семьи, общины и общества — зачастую не находит должного понимания или вообще не принимается в расчет как несущественная в силу возраста и незрелости.

Во многих странах и регионах традиционно считается, что дети младшего возраста постоянно нуждаются в обучении и социализации. На них смотрят как на недоразвитых существ, не имеющих даже элементарных способностей понимать смысл вещей, общаться и делать выбор.

Будучи беспомощными в собственных семьях, они зачастую не имеют голоса и в обществе, которое не замечает их присутствия. Комитет хотел бы подчеркнуть, что статья 12 Конвенции касается детей как младшего, так и более старшего возраста.

В качестве правообладателей дети даже самого раннего возраста имеют право выражать свои взгляды, которым должно уделяться «должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка» (статья 12.1).

Маленькие дети крайне чувствительны к своему окружению и очень быстро начинают разбираться в людях, окружающем их мире и в распорядке своей жизни, одновременно осознавая собственную неповторимую индивидуальность. Они учатся делать выбор и выражать свои чувства, мысли и желания различными способами задолго до того, как они становятся способными выражать их с помощью языка или в письменном виде:

а) Комитет призывает государства-участники принять все надлежащие меры для обеспечения того, чтобы концепция ребенка как правообладателя, имеющего право на свободное выражение своих взглядов и учет своих мнений по затрагивающим его вопросам, утверждалась на практике с самого раннего возраста в соответствии со способностями ребенка, его наилучшими интересами и правами на защиту от пагубного воздействия.

b) Право выражать свои взгляды и чувства должно стать нормой в повседневной жизни ребенка дома (в том числе, в соответствующих случаях, в расширенных семьях) и в его общине; во всех учреждениях по охране здоровья, уходу и воспитанию детей; в рамках процессуальных действий; а также при разработке политики и развитии сферы услуг, в том числе путем проведения исследований и консультаций.

с) Государства-участники должны принимать все надлежащие меры для содействия активному вовлечению родителей, специалистов и ответственных органов власти в процесс создания возможностей для постепенного осуществления детьми младшего возраста своих прав в повседневной жизни во всех соответствующих сферах путем организации профессиональной подготовки для получения необходимых навыков.

Для осуществления права детей на участие в жизни общества взрослые должны занять позицию, отвечающую интересам ребенка, прислушиваться к его мнению и уважать его достоинство и личное мнение. При этом взрослым также необходимо проявлять терпение и творческий подход, приспосабливая свои планы к интересам детей, их уровню понимания и предпочтительным для них способам общения.

IV . РОДИТЕЛЬСКИЕ ОБЯЗАННОСТИ И ПОМОЩЬ РОДИТЕЛЯМ СО СТОРОНЫ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ

15. Решающая роль родителей и других лиц, предоставляющих основные услуги по уходу за детьми. В нормальных условиях родители ребенка младшего возраста играют решающую роль в осуществлении его прав наряду с другими членами семьи, расширенной семьи или общины, включая, в соответствующих случаях, законных опекунов.

Это обязательство находится в полном соответствии с положениями Конвенции (в частности, статьей 5), наряду с обязанностью государств-участников оказывать помощь, включая предоставление качественных услуг по уходу за ребенком (статья 18).

В преамбуле Конвенции семья упоминается как «основная ячейка общества и естественная среда для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей». Комитет отмечает, что под «семьей» здесь понимается целый комплекс структур и механизмов, способных обеспечить ребенку младшего возраста уход, попечение и здоровое развитие, включая нуклеарную семью, расширенную семью и другие традиционные и современные формы организации общинного уровня, при условии, что они согласуются с правами и отвечают наилучшим интересам ребенка.

16. Родители/лица, предоставляющие основные услуги по уходу за детьми, и наилучшие интересы ребенка. Обязанности, лежащие на родителях и других лицах, предоставляющих основные услуги по уходу за детьми, непосредственно связаны с требованием действовать в наилучших интересах ребенка.

Согласно статье 5 Конвенции, роль родителей состоит в том, чтобы должным образом управлять и руководить ребенком «в осуществлении им признанных настоящей Конвенцией прав». Это в одинаковой степени относится к детям как младшего, так и старшего возраста.

Новорожденные и грудные дети полностью зависят от других лиц, не являясь в то же время пассивными объектами ухода, управления и руководства.

Они являются активными элементами общества, которые ждут защиты, опеки и понимания от своих родителей и других лиц, занимающихся уходом за детьми, которые необходимы им для выживания, роста и благополучия.

Новорожденные дети способны узнавать своих родителей (или других занимающихся ими людей) сразу же после рождения, устанавливая с ними немое общение, в котором они активно участвуют. В нормальных условиях у детей младшего возраста вырабатывается стойкая взаимосвязь со своими родителями или лицами, предоставляющими основные услуги по уходу за детьми.

Такие взаимоотношения обеспечивают детям физическую и эмоциональную безопасность, а также качественный уход и внимание. В процессе этих взаимоотношений ребенок формирует свою личную индивидуальность и способы поведения, приобретает жизненно важные навыки и знания.

Таким образом, родители (и другие занимающиеся детьми лица), как правило, являются основным каналом, посредством которого дети младшего возраста способны осуществлять свои права.

17. Развивающиеся способности как принцип приобретения прав. Статья 5 Конвенции употребляет термин «развивающиеся способности» применительно к процессу взросления и обучения, в ходе которого дети постепенно приобретают знания, опыт и понимание, в том числе понимание своих прав и путей их наилучшей реализации.

Уважение развивающихся способностей детей младшего возраста имеет решающее значение для осуществления их прав, особенно в период раннего детства в силу быстрых изменений в физическом, умственном, социальном и эмоциональном состоянии детей с раннего младенчества до начала обучения в школе.

В статье 5 закреплен принцип, согласно которому родители (и другие лица) обязаны постоянно корректировать уровень поддержки, воспитания, руководства и управления, которые они предлагают детям. Эта корректировка должна производиться с учетом интересов и пожеланий ребенка, а также его способностей самостоятельно принимать решения и осознавать свои наилучшие интересы.

Хотя ребенок младшего возраста, как правило, требует большей степени руководства, чем ребенок более старшего возраста, важно учитывать индивидуальные вариантные изменения способностей детей одного и того же возраста реагировать на ситуативные требования.

Развивающиеся способности следует рассматривать как позитивный процесс обретения прав, а не как предлог для применения авторитарных методов воспитания, которые ограничивают самостоятельность и самовыражение ребенка и которые традиционно оправдываются ссылками на относительную неопытность детей и незнание ими правил жизни в обществе.

Родителям (и другим лицам) следует обеспечивать «управление и руководство» с учетом интересов детей, посредством диалога и примеров, способами, повышающими способность детей младшего возраста осуществлять свои права, в том числе их права на участие в жизни общества (статья 12) и их права на свободу мысли, совести и религии (статья 14)1.

18. Уважение роли родителей. Согласно статье 18 Конвенции, родители или законные опекуны несут основную ответственность за развитие и благополучие ребенка, причем наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы (статьи 18.1 и 27.2).

Государствам-участникам следует уважать главенствующую роль родителей, матерей и отцов. Это включает в себя обязанность не разлучать детей с их родителями, за исключением случаев, когда это отвечает наилучшим интересам ребенка (статья 9).

Дети младшего возраста особенно страдают от неблагоприятных последствий разлучения в силу своей физической зависимости от родителей/лиц, предоставляющих основные услуги по уходу за детьми, и эмоциональной привязанности к ним.

Они также не способны понять обстоятельства любой разлуки. Ситуации, которые чаще всего могут негативно повлиять на детей младшего возраста, – это оставление без присмотра и лишение надлежащей родительской заботы; воспитание в условиях острой материальной нужды или психологического стресса, или неполноценного психического здоровья родителей; воспитание в изоляции от общества; неадекватные отношения родителей, приводящие к конфликтам между ними или жестокому обращению с детьми; а также ситуации, когда отношения детей с родителями резко прерываются (в том числе в результате принудительного разлучения) или когда они не получают качественного ухода в детских учреждениях.

Комитет настоятельно призывает государства-участники принимать все необходимые меры для обеспечения того, чтобы родители могли нести основную ответственность за своих детей; оказывать помощь родителям в выполнении ими своих обязанностей, в том числе путем устранения пагубных для детей лишений, разрывов и перекосов в уходе за ними; а также предпринимать действия в случаях возникновения угрозы для благополучия детей.

Общей целью государств-участников должно являться сокращение числа брошенных малолетних детей или сирот, а также детей, нуждающихся в институциональной или иной форме долговременной помощи, за исключением случаев, когда это отвечает наилучшим интересам ребенка (см. также раздел VI ниже).

19. Социальные тенденции и роль семьи. В Конвенции подчеркивается, что «оба родителя несут общую ответственность за воспитание и развитие ребенка», причем ответственность и отцов, и матерей за опеку над ребенком является одинаковой (статья 18.1).

Комитет отмечает, что на практике формы организации семьи отличаются и могут быть разными в зависимости от региона, равно как и наличие неформальной системы учреждений по оказанию помощи родителям, причем общей тенденцией является растущее разнообразие с точки зрения размеров семьи, роли родителей и условий воспитания детей.

Эти тенденции имеют особое значение для детей младшего возраста, чье физическое, личностное и психологическое развитие лучше всего обеспечивается в рамках небольшого числа сложившихся связей и постоянной заботы. Как правило, эти взаимоотношения поддерживаются в том или ином виде с матерью, отцом, братьями, сестрами, дедушками и бабушками и другими членами расширенной семьи, а также с профессиональными работниками, занимающимися уходом за детьми и их воспитанием.

Комитет признает, что каждый из этих видов взаимоотношений может по-своему способствовать осуществлению прав детей в соответствии с Конвенцией и что различные формы организации семьи могут существенно содействовать обеспечению благополучия детей. В некоторых странах и регионах отклонения от социальных норм в отношении семьи, брака и воспитания детей отражаются на положении детей в раннем возрасте, например после распада семьи или изменения семейного положения.

На положении малолетних детей сказываются и экономические трудности, например в тех случаях, когда родители вынуждены работать вдали от своих семей и своих общин. В других странах и регионах болезнь и смерть вследствие ВИЧ/СПИДа одного или обоих родителей или другого родственника стали теперь нередким явлением в жизни детей.

Эти и многие другие факторы влияют на способность родителей выполнять свои обязанности по отношению к детям.

В целом в периоды радикальных социальных перемен традиционные методы могут оказаться нежизнеспособными или непригодными для существующих условий и образа жизни родителей, а времени для освоения новых методов и обретения новых родительских навыков проходит недостаточно.

20. Помощь родителям. Государствам-участникам предлагается оказывать надлежащую помощь родителям, законным опекунам и расширенным семьям в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей (статьи 18.2 и 18.3), в том числе помощь родителям в создании условий жизни, необходимых для развития ребенка (статья 27.2) и в обеспечении ребенку необходимой защиты и заботы (статья 3.2).

Комитет обеспокоен тем, что наличию ресурсов, навыков и личных качеств, требуемых от родителей и других лиц, отвечающих за детей младшего возраста, уделяется недостаточное внимание, особенно в обществах, где все еще допускаются ранние браки и рождение детей в юном возрасте, а также в обществах с высоким показателем наличия молодых родителей-одиночек.

Раннее детство ‑ это период, требующий от родителей выполнения наиболее многочисленных (и интенсивных) обязанностей, связанных со всеми аспектами благополучия ребенка, охватываемыми Конвенцией: их выживанием, здоровьем, физической безопасности и эмоциональной защиты, качеством условий жизни и ухода, возможностями участия в играх и обучении, а также свободой выражения своих взглядов.

В этой связи осуществление прав детей в значительной степени зависит от благосостояния и наличия ресурсов у тех, кто отвечает за заботу о них.

Признание этой взаимосвязи является важным отправной точкой в планировании помощи и услуг, предоставляемых родителям, законным опекунам и другим лицам, предоставляющим услуги по уходу за детьми. Например:

a ) комплексный подход предполагает принятие мер, оказывающих косвенное влияние на способность родителей обеспечивать наилучшие интересы детей (например, система налогообложения и пособий, обеспечение достаточным жильем, продолжительность рабочего дня), а также мер, оказывающих более прямое воздействие (например, предоставление услуг по охране здоровья матери и ребенка в дородовой и послеродовой период, просвещение родителей, помощь на дому).

b ) При предоставлении надлежащей помощи следует учитывать новые требования, предъявляемые к роли и навыкам родителей, а также пути решения проблем, которые возникают по мере изменений, происходящих в раннем детстве, ‑ например, когда дети становятся более подвижными, более общительными, более грамотными в социальном смысле и когда они начинают участвовать в программах ухода и воспитания.

c ) Помощь родителям должна включать их просвещение, консультирование и другие качественные услуги, предоставляемые матерям, отцам, братьям и сестрам, дедушкам и бабушкам и другим лицам, которые время от времени могут отвечать за обеспечение наилучших интересов ребенка.

d ) Помощь должна также включать оказание поддержки родителям и другим членам семьи способами, которые помогают установить позитивные и чуткие отношения с маленькими детьми и расширяют понимание прав и наилучших интересов детей.

Надлежащую помощь родителям можно лучше всего обеспечить в рамках всеобъемлющих программ действий по вопросам раннего детства (раздел V ниже), включая предоставление медицинских услуг, ухода и обучения в раннем возрасте.

Государствам-участникам следует предоставлять родителям надлежащую помощь, позволяющую им в полной мере вовлекать маленьких детей в такие программы, что особенно касается лиц из наиболее неблагополучных и уязвимых групп.

В частности, в статье 18.3 отмечается, что многие работающие родители зачастую заняты на низкооплачиваемых работах, которые они вынуждены сочетать с выполнением своих родительских обязанностей.

Статья 18.3 требует от государств-участников принимать все необходимые меры для обеспечения того, чтобы дети работающих родителей имели право пользоваться предназначенными для них службами и учреждениями по уходу за детьми и защите материнства.

В этой связи Комитет рекомендует государствам-участникам ратифицировать Конвенцию МОТ (№ 183) об охране материнства 2000 года.

V . КОМПЛЕКСНЫЕ МЕРЫ И ПРОГРАММЫ ДЕЙСТВИЙ ПО ВОПРОСАМ РАННЕГО ДЕТСТВА, ОСОБЕННО В ИНТЕРЕСАХ УЯЗВИМЫХ ДЕТЕЙ

22. Многосекторальные стратегии, основанные на правозащитном подходе. Во многих странах и регионах проблемам раннего детства уделяется мало внимания с точки зрения развития системы качественных услуг. Эти службы носят зачастую фрагментарный характер и нередко находятся в ведении нескольких правительственных подразделений на центральном и местном уровнях, а их планирование редко когда является целостным и скоординированным.

В ряде случаев эти услуги также нередко предоставляются частным и общественным секторами, которые не имеют надлежащих ресурсов, регламентирующих нормативов или гарантий качества.

Государствам-участникам настоятельно предлагается разработать многосекторальные скоординированные стратегии, основанные на правозащитном подходе, следя за тем, чтобы наилучшие интересы ребенка всегда являлись отправной точкой в деле планирования и предоставления услуг.

Эти стратегии должны основываться на системном и комплексном подходе к разработке законодательства и политики для всех возрастных групп детей до восьми лет. Услуги и соответствующие учреждения по уходу за детьми в раннем возрасте должны иметь под собой широкую основу, опирающуюся на системы информации и мониторинга.

Предоставление комплексных услуг должно увязываться с оказанием помощи родителям с полным учетом их обязанностей, а также их жизненных обстоятельств и требований (как это предусмотрено в статьях 5 и 18 Конвенции, см. раздел IV выше).

Родители также должны консультироваться и участвовать в планировании комплексных услуг.

23. Программные нормативы и профессиональная подготовка в соответствии с возрастной группой. Комитет подчеркивает, что любая всеобъемлющая стратегия по вопросам раннего детства должна также учитывать уровень зрелости каждого отдельного ребенка и его индивидуальность и, в частности, принимать во внимание изменяющиеся приоритеты в процессе развития конкретной возрастной группы (например, новорожденных, детей, начинающих ходить, дошкольников, младших групп начальной школы) и то влияние, которое они оказывают на программные нормативы и критерии качества.

Государства-участники должны обеспечивать, чтобы структуры, службы и учреждения, занимающиеся проблемами детей раннего возраста, соответствовали стандартам качества, особенно в области охраны здоровья и безопасности ребенка, а также качественным и численным стандартам психосоциального характера, включая наличие и профессиональную подготовку соответствующего персонала.

Предоставление услуг, учитывающих условия жизни, возраст и индивидуальность детей младшего возраста, требует, чтобы весь персонал был специально подготовлен для работы именно с этой возрастной группой. Работа с детьми младшего возраста должна иметь социально значимый характер и должным образом вознаграждаться, с тем чтобы привлекать высококвалифицированные кадры, включая как мужчин, так и женщин.

Чрезвычайно важно, чтобы сотрудники имели четкие и современные представления о теоретических и практических аспектах прав детей и их развития (см. также пункт 35); чтобы они владели отвечающими интересам детей методами ухода, навыками обучения и воспитания; и чтобы они имели доступ к специальным профессиональным ресурсам и помощи, включая руководство и надзор за осуществлением программ и работой государственных и частных учреждений и служб.

24. Доступ к услугам, особенно для наиболее уязвимых лиц. Комитет призывает государства-участники обеспечить, чтобы всем детям младшего возраста (и тем, кто несет основную ответственность за их благополучие) был гарантирован доступ к надлежащим и эффективным услугам, включая программы здравоохранения, ухода и воспитания, непосредственно направленные на обеспечение их благополучия. Особое внимание должно уделяться наиболее уязвимым группам детей младшего возраста и тем из них, кому угрожает дискриминация (статья 2).

К таковым относятся девочки, дети, живущие в условиях нищеты, дети-инвалиды, дети, принадлежащие к коренным народам или группам меньшинств, дети из семей мигрантов, дети, оставшиеся сиротами или по иным причинам лишившиеся родительской заботы, дети, содержащиеся в специализированных учреждениях, дети, находящиеся с матерями в тюрьмах, дети-беженцы и просители убежища, дети — носители вируса или больные ВИЧ/СПИДом, а также дети родителей- алкоголиков или наркоманов (см. также раздел VI ).

25. Регистрация рождений. Предоставление комплексных услуг в раннем детстве начинается с момента рождения. Комитет отмечает, что регистрация всех детей при рождении пока еще остается серьезной проблемой для многих стран и регионов. Это может негативно сказаться на осознании ребенком своей индивидуальности и может лишить его права на доступ к первичному медицинскому обслуживанию, образованию и социальному обеспечению.

В качестве первого шага к обеспечению права на выживание, развитие и доступ к качественным услугам для всех детей (статья 6) Комитет рекомендует государствам-участникам принять все необходимые меры для регистрации рождения всех детей.

Это может быть достигнуто с помощью всеобщей, хорошо налаженной, общедоступной и бесплатной системы регистрации. Эффективная система должна быть гибкой и восприимчивой к обстоятельствам жизни каждой семьи, например, путем организации, когда это необходимо, передвижных пунктов регистрации.

Комитет отмечает, что больные дети или дети-инвалиды в некоторых районах имеют наименьшую вероятность быть зарегистрированными, и подчеркивает, что рождение всех детей должно регистрироваться без какой-либо дискриминации (статья 2).

Комитет также напоминает государствам-участникам о важности содействия регистрации рождения даже с опозданием и обеспечения того, чтобы дети, которые еще не зарегистрированы, получали равный доступ к медицинскому обслуживанию, социальному обеспечению, образованию и другим социальным услугам.

26. Уровень жизни и социальная защита. Маленькие дети имеют право на уровень жизни, необходимый для их физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (статья 27).

Комитет с обеспокоенностью отмечает, что миллионам детей младшего возраста не гарантирован даже самый элементарный уровень жизни, несмотря на широкое признание пагубных последствий лишений. Жизнь в условиях относительной бедности подрывает благосостояние детей, их интеграцию в общество, чувство собственного достоинства и сокращает возможности их обучения и развития.

Жизнь в условиях абсолютной бедности имеет еще более серьезные последствия, угрожая выживанию детей и их здоровью, а также подрывая основы нормальной жизни.

Государствам-участникам настоятельно предлагается на систематической основе осуществлять стратегии по сокращению масштабов нищеты в раннем детстве, а также бороться с ее негативными последствиями для благосостояния детей. При этом должны использоваться все возможные средства, включая «материальную помощь и программы поддержки…», адресованные детям и семьям (статья 27.3) и направленные на обеспечение маленьким детям базового уровня жизни, соответствующего их правам.

Важным элементом любой такой стратегии является осуществление права детей на социальное обеспечение, включая социальное страхование (статья 26).

27. Охрана здоровья. Государства-участники должны обеспечивать всем детям доступ к наивысшим достижимым стандартам медицинской помощи и питания в период раннего детства с тем, чтобы сократить младенческую смертность и гарантировать им здоровое развитие с самого начала их жизни (статья 24). В частности:

a ) Государства-участники обязаны обеспечивать доступ к чистой питьевой воде, надлежащим средствам санитарии, соответствующей вакцинации, хорошему питанию и медицинским услугам, которые имеют важное значение для здоровья детей, создавая тем самым благоприятную для их развития среду. Долгосрочное воздействие на физическое здоровье и развитие детей оказывают недоедание и болезни. Они влияют на умственное состояние детей, препятствуют обучению и общению, а также сужают перспективы для реализации их потенциальных возможностей. Это же касается ожирения и нездорового образа жизни.

b ) Государства-участники обязаны осуществлять право детей на охрану здоровья, поощряя просвещение по вопросам здоровья и развития детей, в том числе по таким вопросам, как преимущества грудного вскармливания, правильного питания, соблюдения норм гигиены и санитарии2. Первоочередное внимание должно также уделяться надлежащему уходу за матерью и ребенком в дородовой и послеродовой период в целях установления здоровых отношений с ребенком в семье, особенно между ребенком и его матерью (или другими лицами, предоставляющими основные услуги по уходу за детьми) (статья 24.2). Дети младшего возраста способны сами содействовать обеспечению своего личного здоровья и поощрять здоровый образ жизни среди своих сверстников, например, путем участия в медико-просветительских программах для детей.

c ) Комитет хотел бы обратить внимание государств-участников на проблемы, которые ВИЧ/СПИД создает для детей младшего возраста. Должны приниматься все необходимые меры с целью:

i ) предупреждения заражения родителей и детей младшего возраста, в частности путем предотвращения цепного заражения, в особенности между отцом и матерью и передачи вируса от матери к ребенку;

ii ) обеспечение точного диагноза, эффективного лечения и других форм помощи родителям и детям младшего возраста, инфицированным вирусом (включая антиретровиральные методы лечения), и

iii ) обеспечение адекватного альтернативного ухода за детьми, потерявшими родителей или других лиц, предоставляющих услуги по уходу, вследствие ВИЧ/СПИДа, включая здоровых и инфицированных детей-сирот (см. также Замечание общего порядка № 3 (2003) о ВИЧ/СПИДе и правах ребенка).

28. Обучение детей в раннем детстве. Конвенция признает право ребенка на образование, в частности на обязательное и бесплатное всеобщее начальное образование (статья 28).

Комитет с удовлетворением отмечает, что некоторые государства-участники планируют ввести дошкольное годичное обучение, доступное и бесплатное для всех детей.

В понимании Комитета осуществление права на обучение в раннем детстве начинается с момента рождения и тесно связано с правом детей младшего возраста на развитие в максимально возможной степени (статья 6.2).

Связь между образованием и развитием отражена в статье 29: «Государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на развитие личности, талантов, а также умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме (пункт 1 а) статьи 29).

Замечание общего порядка № 1 о целях образования поясняет, что задача заключается в «развитии навыков ребенка, способностей к знанию и других способностей, человеческого достоинства, самоуважения и уверенности в себе» и что эта цель должна достигаться способами, учитывающими потребности и интересы ребенка и отражающими права ребенка и присущее ему достоинство ( CRC / GC /2001/1, пункт 2).

Государства-участники должны помнить, что права ребенка на образование охватывают всех детей и что девочки должны иметь возможность участвовать в образовании без какой-либо дискриминации (статья 2).

29. Обязанности родителей и государства в области обучения в раннем детстве. Принцип, согласно которому родители (и другие лица, предоставляющие основные услуги по уходу за детьми) являются первыми учителями детей, достаточно прочно утвердился и получил подкрепление в Конвенции, которая делает акцент на выполнении родительских обязанностей (раздел IV выше).

Предполагается, что они осуществляют надлежащее руководство и управление детьми младшего возраста в процессе реализации их прав, а также создают атмосферу доверия и теплых взаимоотношений, основанных на уважении и понимании ребенка (статья 5). Комитет призывает государства-участники взять этот принцип за основу при планировании обучения в раннем возрасте по двум аспектам:

a) оказывая надлежащую помощь родителям в выполнении ими своих обязанностей в отношении детей (статья 18.2), государства-участники должны принимать все необходимые меры для более глубокого осознания родителями своей роли в деле обучения своих детей в раннем возрасте, поощрять методы воспитания, учитывающие потребности детей, содействовать обеспечению уважения достоинства ребенка и создавать возможности для развития у него понимания, самоуважения и уверенности в себе.

b) При планировании программ по вопросам обучения в раннем детстве государства-участники должны постоянно стремиться к тому, чтобы эти программы дополняли роль, выполняемую родителями, и по мере возможности разрабатывались в партнерстве с родителями, включая конструктивное сотрудничество между родителями, специалистами и другими лицами в развитии «личности, таланта, умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме» (пункт 1 а) статьи 29).

30. Комитет призывает государства-участники обеспечивать, чтобы все дети младшего возраста получали образование в самом широком смысле этого слова (как это подчеркнуто в пункте 24 выше), ключевая роль в котором отводится родителям, расширенным семьям и общине, а также специальным программам, посвященным обучению в раннем детстве, которые осуществляются государством, общиной или организациями гражданского общества.

Результаты исследований показывают, что качественные учебные программы могут положительно влиять на успешную подготовку детей младшего возраста к поступлению в начальную школу, их успехи в учебе и на их устойчивую адаптацию в обществе. Многие страны и регионы сегодня предоставляют широкий круг возможностей для обучения в раннем возрасте начиная уже с четырех лет, что в некоторых странах сочетается с предоставлением работающим родителям услуг по уходу за детьми.

Учитывая, что традиционное разделение между услугами по «уходу» ( care ) и «обучению» ( education ) не всегда отвечает наилучшим интересам детей, иногда используется понятие » Educare «, чтобы обозначить сдвиг в сторону комплексных услуг и подчеркнуть необходимость в скоординированном, целостном, многосекторальном подходе к проблемам раннего детства.

31. Программы на общинном уровне. Комитет рекомендует государствам-участникам оказывать поддержку программам по вопросам развития в раннем детстве, в том числе программам дошкольного воспитания дома и в общине, главный акцент в которых делается на обучении и воспитании детей родителями (и другими лицами, оказывающими услуги по уходу за детьми).

Государства-участники призваны играть ключевую роль в создании законодательной основы для предоставления качественных и должным образом финансируемых услуг, а также в разработке норм, отвечающих условиям жизни отдельных групп и лиц, а также приоритетам в развитии конкретных возрастных групп детей с грудного возраста до поступления в школу.

Им предлагается разработать высококачественные программы, отвечающие интересам развития и культурным потребностям детей, которые должны осуществляться во взаимодействии с местными общинами, а не навязываться в качестве стандартного подхода к решению проблем ухода за детьми и обучения в раннем возрасте.

Комитет также рекомендует государствам-участникам уделять больше внимания правозащитному подходу к разработке программ по вопросам раннего детства и активно его поддерживать, включая инициативы, связанные с подготовкой к поступлению в начальную школу, которые обеспечивают преемственность и успехи в учебе и способствуют укреплению доверия детей, развития у них навыков общения и интереса к учебе, в том числе с помощью их активного вовлечения в процесс планирования.

32. Частный сектор как поставщик услуг. Ссылаясь на свои рекомендации, принятые в рамках дня общей дискуссии в 2002 году по теме «Частный сектор в качестве поставщика услуг и его роль в деле осуществления прав ребенка» (см. CRC / C /121, пункты 630‑653), Комитет рекомендует государствам-участникам поддерживать деятельность неправительственного сектора как канала осуществления программ.

Он также призывает всех негосударственных поставщиков услуг (как «коммерческих», так и «некоммерческих») соблюдать принципы и положения Конвенции и в этой связи напоминает государствам-участникам об их первейшей обязанности обеспечивать их осуществление.

Специалисты в сфере воспитания детей в раннем возрасте — как в государственном, так и в негосударственном секторе — должны получать тщательную подготовку, регулярно повышать свою квалификацию и иметь адекватное вознаграждение.

В этом смысле именно государства-участники несут ответственность за предоставление услуг по обеспечению развития детей в раннем возрасте. Роль гражданского общества должна дополнять, а не подменять роль государства.

В тех случаях, когда основная роль отводится услугам, предоставляемым по линии негосударственного сектора, Комитет напоминает государствам-участникам об их обязанности контролировать и регулировать качество предоставляемых услуг, с тем чтобы обеспечить защиту прав детей и обеспечить их наилучшие интересы.

33. Просвещение по вопросам прав человека в раннем детстве. С учетом статьи 29 и своего Замечания общего порядка № 1 (2001) Комитет также рекомендует государствам-участникам включать просвещение по вопросам прав человека в программы обучения детей в раннем возрасте.

Такое просвещение должно строиться на принципе полноценного участия и вооружать детей знаниями, предоставляя им практические возможности для осуществления своих прав и обязанностей в соответствии с их интересами, запросами и развивающимися способностями.

Просвещение детей младшего возраста по вопросам прав человека должно увязываться с проблемами повседневной жизни, с которыми они могут столкнуться дома, в детских учреждениях, в рамках программ обучения в раннем возрасте и других сферах общества.

34. Право на отдых, досуг и участие в играх. Комитет отмечает, что государства-участники и другие стороны недостаточно внимания уделяют осуществлению положений статьи 31 Конвенции, которая гарантирует «право ребенка на отдых и досуг, право участвовать в играх и развлекательных мероприятиях, соответствующих его возрасту, и свободно участвовать в культурной жизни и заниматься искусством».

Участие в играх является одной из самых характерных черт раннего детства. В игре ребенок проявляет и испытывает свои способности независимо от того, играет он один или с другими детьми.

Ценные качества творческих игр и познавательного обучения широко признаны в системе дошкольного воспитания. Однако осуществление права на отдых, досуг и участие в играх зачастую наталкивается на отсутствие возможностей для маленьких детей встречаться, играть и развлекаться в благоприятной для них безопасной, гармоничной и стимулирующей обстановке, свободной от стрессов.

Право детей на место для игр подвергается особой угрозе во многих городских зонах, где планировка и плотность застройки, наличие торговых центров и транспортных артерий в сочетании с шумом, загрязнением воздуха и другими всевозможными опасностями создают среду, неблагоприятную для детей младшего возраста.

Право детей на игры может также нарушаться чрезмерными домашними обязанностями (особенно это касается девочек) или слишком интенсивной учебой.

В этой связи Комитет призывает государства-участники, неправительственные организации и частных субъектов выявлять и устранять потенциальные помехи на пути осуществления этих прав детьми самого раннего возраста, в том числе в рамках стратегий по сокращению масштабов нищеты.

При планировании городов, объектов досуга и помещений для игр должно учитываться право детей выражать свои взгляды (статья 12) путем проведения с ними соответствующих консультаций.

Во всех этих вопросах государствам-участникам предлагается уделять больше внимания и выделять адекватные ресурсы (людские и финансовые) для осуществления права на отдых, досуг и участие в играх.

35. Современные коммуникационные технологии и ранее детство. В статье 17 признается потенциально важная роль в осуществлении прав детей как традиционных печатных средств информации, так и средств массовой информации, использующих современные информационные технологии.

Раннее детство ‑ это требующий специальных знаний рынок для издателей и владельцев средств массовой информации, которых следует поощрять к распространению материалов, соответствующих способностям и отвечающих интересам детей младшего возраста, способствующих их благополучию в социальном и образовательном смысле и отражающих национальные и региональные различия в условиях жизни детей, культуре и языке.

Особое внимание следует уделять потребностям групп меньшинств в плане доступа их к средствам массовой информации, которые способствуют их признанию и социальной интеграции. В статье 17 е) говорится также о роли государств-участников в обеспечении защиты ребенка от неприемлемой информации и материалов, способных нанести вред его благополучию.

Предметом особой обеспокоенности является быстрое увеличение разнообразия и доступности современных технологий, в том числе средств массовой информации, связанных с Интернетом.

Дети младшего возраста подвергаются особому риску, когда они сталкиваются с материалами неприемлемого или агрессивного характера.

Государствам-участникам настоятельно предлагается регулировать процесс производства и распространения информации таким образом, чтобы защитить детей младшего возраста, а также оказать поддержку родителям/лицам, оказывающим услуги по уходу за детьми, в выполнении их соответствующих обязанностей по отношению к ребенку (статья 18).

VI . ДЕТИ МЛАДШЕГО ВОЗРАСТА, НУЖДАЮЩИЕСЯ В  СПЕЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ

36. Незащищенность от рисков детей младшего возраста. В настоящем Замечании общего порядка Комитет неоднократно отмечает, что значительное число детей младшего возраста растет в трудных условиях, зачастую нарушающих их права.

Особой уязвимостью малолетние дети обладают в случае безответственного и халатного отношения к ним со стороны родителей и занимающихся ими лиц, в условиях крайней нищеты и лишений, в обстановке конфликтов и насилия, в случаях, когда они оказываются вынуждены покинуть свои родные дома и стать беженцами, или при любых других неблагоприятных обстоятельствах, наносящих ущерб их благополучию.

Дети младшего возраста в меньшей степени способны осознавать эти неблагоприятные факторы или сопротивляться их вредному воздействию на свое здоровье или же на свое физическое, умственное, духовное, нравственное или социальное развитие.

Они подвергаются особой угрозе в случае, если родители или другие занимающиеся ими лица не способны предоставить им надлежащую защиту из-за болезни или смерти, или же в случае разлучения с родными или общинами.

Какими бы трудными ни были обстоятельства, малолетние дети требуют к себе особого внимания в силу тех быстрых изменений, которые происходят в их развитии; они более уязвимы по отношению к болезням, травмам, деформациям или нарушениям в развитии; они относительно беспомощны перед лицом трудностей и не способны им сопротивляться; при этом они зависят от других людей, которые могут защитить их и содействовать их наилучшим интересам.

В нижеследующих пунктах Комитет обращает внимание государств-участников на основные трудности, упоминаемые в Конвенции, которые непосредственно влияют на осуществление прав ребенка в раннем детстве. Этот список не является исчерпывающим, и дети могут в каждом отдельном случае подвергаться самым различным рискам.

В качестве общей стратегии цель государств-участников должна состоять в том, чтобы обеспечить каждому ребенку при любых обстоятельствах надлежащую защиту в осуществлении их прав:

а) Жестокое обращение и отсутствие заботы (статья 19): Малолетние дети часто становятся жертвами безнадзорности, грубого и жестокого обращения, в том числе физического и психологического насилия.

Жестокому обращению ребенок нередко подвергается в семье, что может иметь особо разрушительный эффект.

Дети младшего возраста в меньшей степени способны избежать жестокого обращения или сопротивляться ему, они менее способны осознать, что с ними происходит, и менее способны искать защиты у других лиц.

Имеются неопровержимые свидетельства того, что психологическая травма, полученная в результате отсутствия заботы или жестокого обращения, оказывает негативное влияние на развитие ребенка, в том числе на детей самого раннего возраста, и заметное воздействие на процесс его умственного созревания.

Учитывая многочисленные случаи жестокого обращения и отсутствия заботы в раннем детстве, а также надолго оставляемый ими след в сознании ребенка, государства-участники должны принимать все необходимые меры для защиты малолетних детей, находящихся в опасной ситуации, обеспечивать защиту жертв жестокого обращения, предпринимать активные действия по оказанию им помощи в преодолении последствий психологической травмы, избегая при этом стигматизации в связи с насилием, жертвами которого они являются.

b ) Дети, лишившиеся семьи (статьи 20 и 21): Права детей на развитие подвергаются серьезной угрозе в случаях, когда они стали сиротами, были брошены или лишены семейной заботы или когда они длительное время страдали от отсутствия семейного окружения или разлуки с родными (например, в результате стихийных бедствий или других чрезвычайных ситуаций, эпидемий, таких, как ВИЧ/СПИД, тюремного заключения родителей, внутренних вооруженных конфликтов, войн и вынужденной миграции).

Эти неблагоприятные факторы оказывают на детей различное воздействие в зависимости от их личной стойкости, возраста и обстоятельств жизни, а также наличия широкого круга источников помощи и альтернативного ухода.

Исследования показывают, что низкокачественный уход в детских учреждениях едва ли способствует здоровому физическому и психологическому развитию детей и может иметь серьезные негативные последствия для их устойчивой социальной адаптации, особенно в случае детей младше трех лет, но также и в случае детей, не достигших пятилетнего возраста.

В случаях, когда малолетний ребенок нуждается в альтернативном уходе, его раннее помещение в учреждение семейного типа скорее всего может привести к позитивным результатам.

Государствам-участникам предлагается вкладывать средства и поддерживать различные формы альтернативного ухода, который позволит обеспечить надежность, преемственность и теплую атмосферу, а также даст возможность детям сформировать прочные отношения, основанные на взаимном доверии и уважении, например путем помещения в приемную семью, усыновления/удочерения и оказания поддержки членам расширенных семей.

В случае усыновления необходимо, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались «в первостепенном порядке » (статья 21), а не просто получали «первоочередное внимание» (статья 3).

При этом необходимо систематически учитывать и уважать все соответствующие права ребенка и обязательства государств-участников, закрепленные в Конвенции и упоминаемые в настоящем Замечании общего порядка.

с) Беженцы (статья 22): Более всего дезориентированными могут оказаться малолетние дети, ставшие беженцами и в значительной степени лишившиеся привычного для них повседневного окружения и взаимоотношений со знакомыми людьми.

Они и их родители имеют право на равный доступ к медицинскому обслуживанию, уходу, образованию и другим услугам. Особому риску подвергаются дети, не сопровождаемые взрослыми или разлученные со своими близкими.

Комитет дает подробные рекомендации по уходу за этими детьми и обеспечению их защиты в своем Замечании общего порядка № 6 (2005) о «Порядке обращения с несопровождаемыми и разлученными с семьей детьми за пределами страны их происхождения».

d ) Дети с умственными и физическими недостатками (статья 23): Раннее детство — это период, когда, как правило, выявляются нарушения в физическом или психическом развитии ребенка и отмечается влияние этих нарушений на благополучие и развитие детей.

Дети младшего возраста никогда не должны помещаться в специализированные учреждения только лишь на основании их неполноценности.

Первоочередной задачей является обеспечение равных возможностей для их полноценного участия в образовании и жизни общины, в том числе устранение различных барьеров, мешающих осуществлению их прав.

Неполноценные дети младшего возраста имеют право на соответствующую помощь специалистов, в том числе на помощь их родителям (или другим лицам, предоставляющим услуги по уходу за детьми).

С детьми-инвалидами следует всегда обращаться, уважая их достоинство и поощряя их самостоятельность. (См. также Рекомендации, высказанные Комитетом в 1997 году в день общей дискуссии на тему «Права детей-инвалидов», содержащиеся в документе CRC / C /66.)

е) Вредные условия труда (статья 32): В некоторых странах и регионах детей привлекают к труду с ранних лет, в том числе к работам, которые являются потенциально опасными, носят эксплуататорский характер и наносят ущерб его здоровью, образованию и перспективам дальнейшей жизни.

Например, дети младшего возраста могут привлекаться к работе по дому или сельскохозяйственным работам, или помогать своим родителям или сверстникам, выполняющим опасную работу. С точки зрения экономической эксплуатации уязвимыми могут быть даже новорожденные дети, если их используют для выпрашивания подаяния или нанимают с этой целью.

Вызывает обеспокоенность также эксплуатация малолетних детей в индустрии развлечений, на телевидении, в кино, рекламе и других современных средствах массовой информации.

Государства-участники несут особую ответственность за привлечение детей к экстремальным формам опасных работ, перечисленных в Конвенции МОТ № 182 о наихудших формах детского труда (1999 год).

f ) Употребление наркотических средств и психотропных веществ (статья 33): Хотя случаи употребления наркотических веществ детьми младшего возраста крайне редки, они могут нуждаться в специализированной медицинской помощи при рождении от злоупотребляющих алкоголем или наркотиками матерей, а также требовать защиты, когда члены семьи употребляют наркотические средства и существует риск приобщения к ним детей.

Они могут также страдать от негативных последствий злоупотребления алкоголем или наркотиками для уровня жизни семьи и качества ухода, а также подвергаться опасности приобщения к употреблению наркотических и психотропных средств в раннем возрасте.

g ) Сексуальное совращение и сексуальная эксплуатация (статья 34): Дети младшего возраста, особенно девочки, уязвимы по отношению к сексуальному совращению и сексуальной эксплуатации в раннем возрасте как в семье, так и за ее пределами.

Дети в трудных ситуациях подвергаются особому риску, например девочки, используемые в качестве домашних работниц.

Малолетние дети могут также стать жертвами порнографии, как это указывается в Факультативном протоколе к Конвенции о правах ребенка, касающемся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, 2002 года.

h) Торговля, контрабанда и похищение детей (статья 35): Комитет часто выражал обеспокоенность в связи с фактами торговли и контрабанды в различных целях брошенными и разлученными с семьей детьми. Что касается детей младших возрастных групп, то эти цели могут включать усыновление/удочерение, особенно (но не только) иностранцами.

В дополнение к Факультативному протоколу 2002 года, касающемуся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, Гаагская конвенция 1993 года о защите детей и сотрудничестве в вопросах международного усыновления/удочерения предусматривает рамки и механизм по предотвращению злоупотреблений в этой сфере, и поэтому Комитет всегда последовательно, твердо и настоятельно призывал все государства-участники, признающие и/или допускающие усыновление/удочерение, ратифицировать этот Договор или присоединиться к нему.

Наряду с международным сотрудничеством, борьбе с нарушением прав в этой области может способствовать универсальная система регистрации рождений.

i) Девиантное поведение и нарушение закона (статья 40): Ни при каких обстоятельствах дети младшего возраста (определяемые в пункте 4 данного Замечания общего порядка как дети младше восьми лет) не должны подпадать под юридические определения минимального возраста наступления уголовной ответственности.

Дети младшего возраста, которые нарушают нормы поведения или законы, требуют сочувственной помощи или понимания, направленных на укрепление их способности контролировать себя, учитывать интересы других и улаживать конфликты.

Государствам-участникам следует принимать меры для того, чтобы родителям/лицам, предоставляющим услуги по уходу за детьми, обеспечивалась надлежащая помощь и профессиональная подготовка в осуществлении их обязанностей (статья 18), а дети младшего возраста имели доступ к качественным услугам по воспитанию и уходу в раннем детстве, а также (когда это необходимо) — к специализированным консультациям/методам лечения.

37. При любом из этих обстоятельств и в случае любых других форм эксплуатации (статья 36) Комитет настоятельно призывает государства-участники включать напоминание об особом положении детей младшего возраста во все законодательные акты, директивные решения и мероприятия, направленные на содействие восстановлению физического и психологического состояния детей и их реинтеграции в общество в условиях, способствующих укреплению достоинства и самоуважения ребенка (статья 39).

VII. УКРЕПЛЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛА В ЦЕЛЯХ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ РАННЕГО ДЕТСТВА

38. Выделение ресурсов на решение проблем раннего детства. В целях обеспечения полного осуществления прав детей в этот решающий период их жизни (и учитывая влияние опыта, приобретенного в раннем детстве на последующую жизнь детей), государствам-участникам настоятельно предлагается вырабатывать комплексные, стратегические и рассчитанные по времени планы по вопросам раннего детства на основе правозащитного подхода.

Это требует увеличения объема людских и финансовых ресурсов, выделяемых на услуги и программы по вопросам раннего детства (статья 4).

Комитет принимает к сведению, что государства-участники, приступающие к осуществлению прав ребенка в раннем детстве, находятся на различных исходных позициях с точки зрения наличия инфраструктуры для осуществления политики по вопросам раннего детства, предоставления связанных с этим услуг и обеспечения профессиональной подготовки, а также с точки зрения потенциального объема ресурсов, выделяемых на решение проблем раннего детства.

Комитет также признает, что государства-участники могут иметь и другие приоритетные задачи в деле осуществления прав детей, например, когда еще не завершено создание общенациональной системы медицинских услуг и начального образования.

Тем не менее важно, чтобы государство вкладывало достаточные усилия в формирование системы услуг, инфраструктуры и выделяло достаточный объем средств, специально предназначенных для решения проблем раннего детства, по целому ряду причин, изложенных в данном Заключении общего порядка.

В этой связи государствам-участникам предлагается развивать прочные и равноправные партнерские отношения между правительством, государственными службами, неправительственными организациями, частным сектором и семьями в целях финансирования всего комплекса услуг по осуществлению прав детей младшего возраста.

Наконец, Комитет подчеркивает, что там, где эти службы децентрализованы, это не должно идти вразрез с интересами детей.

39. Сбор и обработка данных. Комитет вновь отмечает важность наличия исчерпывающих и новейших количественных и качественных данных по всем аспектам раннего детства для разработки политики, надзора за ее осуществлением и оценки достигнутого прогресса, а также для оценки влияния этой политики на положение детей.

Комитет сознает, что во многих государствах-участниках нет адекватной национальной системы сбора данных по вопросам раннего детства, в том числе по многим аспектам, охватываемым Конвенцией, и в частности, у них пока еще не имеется конкретной и дезагрегированной информации о детях младшего возраста.

Комитет настоятельно призывает все государства-участники разработать систему сбора данных и показателей в соответствии с Конвенцией в разбивке по полу, возрасту, структуре семьи, а также по месту проживания в городе или сельской местности и по другим соответствующим категориям. Эта система должна охватывать всех детей в возрасте до 18 лет и делать конкретный упор на вопросы раннего детства, в особенности проблемы детей из уязвимых групп.

40. Укрепление исследовательского потенциала по вопросам раннего детства. В настоящем Замечании общего порядка, Комитет уже отмечал, что обширные исследования ведутся по различным аспектам здоровья, роста, умственного, социального и культурного развития детей, влияния позитивных и негативных факторов на их благополучие, а также возможного влияния на их положение программ по уходу и воспитанию в раннем детстве.

Все больше исследований по вопросам раннего детства проводится также под углом зрения прав человека, в частности о путях обеспечения прав детей на участие в жизни общества, в том числе в рамках их вовлечения в исследовательский процесс.

Теоретические и фактологические результаты исследований по вопросам раннего детства в значительной степени способствуют разработке политических и практических мер, а также осуществлению контроля и оценки инициатив и учебно-подготовительных программ для всех лиц, отвечающих за благосостояние детей младшего возраста.

Вместе с тем Комитет также обращает внимание на ограниченность ведущихся ныне исследований в силу того, что они сосредоточены лишь на узком круге проблем раннего детства и отдельных регионах мира.

В качестве составной части планирования исследований по проблематике раннего детства Комитет призывает государства-участники развивать потенциал по исследованию проблем раннего детства на национальном и местном уровнях, особенно через призму прав человека.

41. Подготовка по вопросам прав в раннем детстве. Знания и опыт по вопросам раннего детства не являются некоей статичной структурой.

В разной степени это связано с влиянием тенденций социального развития на жизнь детей, их родителей и других заботящихся о них людей, с изменениями в политике и приоритетах, касающихся ухода за детьми и их воспитания, с новшествами, появляющимися в области ухода за детьми, в методах обучения и воспитания, а также с появлением новых исследовательских данных.

Осуществление прав человека в раннем детстве ставит сложные задачи перед всеми, кто несет ответственность за детей, а также перед самими детьми, поскольку растет их понимание своей роли в семье, школе и общинах.

Государствам-участникам предлагается проводить систематическую подготовку по вопросам прав ребенка для детей и их родителей, а также для специалистов, работающих в интересах детей и с детьми, в частности для парламентариев, судей, магистратов, адвокатов, работников правоохранительных органов, государственных служащих, сотрудников учреждений и мест содержания детей, учителей, медицинского персонала, социальных работников и местных руководителей.

Кроме того, Комитет настоятельно призывает государства-участники проводить кампании по повышению осведомленности широкой общественности по этим вопросам.

42. Международная помощь. Сознавая ограниченность ресурсов, выделяемых многими государствами-участниками на осуществление в полном объеме положений настоящего Замечания общего порядка, Комитет рекомендует донорским организациям, в том числе Всемирному банку, другим учреждениям системы Организации Объединенных Наций и двусторонним донорам оказывать финансовую и техническую помощь в разработке программ по вопросам раннего детства в качестве одной из главных целей в деле содействия устойчивому развитию в странах-бенефициарах международной помощи.

Эффективное международное сотрудничество также может содействовать укреплению потенциала по решению проблем раннего детства с точки зрения разработки политики и программ, проведения исследований и обеспечения профессиональной подготовки.

43. Задачи на будущее. Комитет настоятельно призывает все государства-участники, межправительственные организации, НПО, научные круги, группы специалистов и низовые общины продолжать активно выступать за создание независимых учреждений по правам детей, налаживать постоянный диалог на высоком политическом уровне и проводить исследования по такому имеющему решающее значение вопросу, как качество жизни в раннем детстве, в том числе поддерживая диалог на международном, национальном, региональном и местном уровнях.

Примечания

1 C м . The Evolving Capacities of the Child, by G.Lansdown, Florence , UNICEF, Innocenti Research Center , 2005 год .

2 См. «Глобальная стратегия по кормлению детей грудного и раннего возраста», Всемирная организация здравоохранения, 2003 год

 

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА

Сорок вторая сессия Женева, 15 мая — 2 июня 2006 года

ЗАМЕЧАНИЕ ОБЩЕГО ПОРЯДКА № 8 (2006) Право ребенка на защиту от телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания (в частности, статья 19; пункт 2 статьи 28 и статья 37)

СОДЕРЖАНИЕ

I. ЦЕЛИ

II. ПРЕДЫСТОРИЯ ВОПРОСА

III . ОПРЕДЕЛЕНИЯ

IV. СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ТЕЛЕСНЫЕ НАКАЗАНИЯ ДЕТЕЙ

V. МЕРЫ И МЕХАНИЗМЫ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ЗАПРЕЩЕНИЯ ТЕЛЕСНЫХ НАКАЗАНИЙ И ДРУГИХ
ЖЕСТОКИХ ИЛИ УНИЖАЮЩИХ ДОСТОИНСТВО ВИДОВ НАКАЗАНИЯ

1. Законодательные меры

2. Введение запрета на телесные наказания и другие жестокие или унижающие достоинство виды
наказания

3. Просветительские и прочие меры

4. Мониторинг и оценка

V I . ТРЕБОВАНИЯ ОТЧЕТНОСТИ ПО КОНВЕНЦИИ

I. ЦЕЛИ

1. После двух дней общей дискуссии по теме «Насилие в отношении детей», проведенных в 2000 и 2001 годах, Комитет по правам ребенка решил принять ряд замечаний общего порядка по вопросу о ликвидации насилия в отношении детей. Ниже излагается замечание из их числа. Комитет видит своей целью оказание содействия государствам-участникам в понимании положений Конвенции, касающихся защиты детей от всех форм насилия. Настоящее замечание посвящено телесным наказаниям и другим жестоким или бесчеловечным видам наказания, которые в настоящее время являются очень широко принятыми и применяемыми видами насилия в отношении детей.

2. В Конвенции о правах ребенка и других международных документах по правам человека признается право ребенка на уважение его человеческого достоинства и физической неприкосновенности и равную защиту в рамках закона. Комитет принимает настоящее замечание общего порядка, с тем чтобы подчеркнуть обязанность всех государств-участников принять оперативные меры по запрещению и ликвидации всех телесных наказаний и всех других жестоких или унижающих достоинство видов наказания детей, а также наметить законодательные и другие информационно-пропагандистские и просветительские меры, которые должны принять государства.

3. Выработка неприятия широко распространенной практики телесных наказаний детей, воспитание к ней нетерпимого отношения и ее искоренение в семье, школе и т.д. является не только обязанностью государств-участников по Конвенции. В этом состоит принципиальная стратегия уменьшения и предупреждения всех форм насилия в обществе.

II. ПРЕДЫСТОРИЯ ВОПРОСА

4. Со своих начальных сессий Комитет уделяет особое внимание утверждению права детей на защиту от всех форм насилия. При рассмотрении докладов государств-участников, а в самое последнее время — в контексте исследования Генерального секретаря Организации Объединенных Наций по вопросу о насилии в отношении детей ‑ он с серьезной обеспокоенностью отмечал широко распространенную законность и сохраняющееся общественное одобрение телесных наказаний и других жестоких или бесчеловечных наказаний детей1. Уже в 1993 году Комитет отметил в докладе своей четвертой сессии, что он «признал важность изучения вопроса о телесных наказаниях для совершенствования системы поощрения и защиты прав ребенка и постановил и впредь уделять ему внимание при рассмотрении докладов государств-участников»2.

5. С тех пор как он начал рассматривать доклады государств-участников, Комитет рекомендовал запретить все телесные наказания в семье и в других местах более чем 130 государствам на всех континентах3. Комитет воодушевлен тем, что все большее число государств принимают соответствующие законодательные и другие меры для утверждения права детей на уважение их человеческого достоинства и физической неприкосновенности, а также равную защиту в рамках закона. Комитет располагает информацией, что к 2006 году более 100 государств запретили телесные наказания в своих школах и пенитенциарных системах для детей. Растущее число государств завершает процесс запрещения таких наказаний дома и в семье, а также во всех формах альтернативного ухода4.

6. В сентябре 2000 года Комитет провел первый из двух дней общих дискуссий по вопросу о насилии в отношении детей. В центре его внимания стоял вопрос о «насилии со стороны государства по отношению к детям», и Комитет впоследствии принял обстоятельные рекомендации, включая рекомендации, касавшиеся запрещения всех телесных наказаний и развертывания информационно-просветительских кампаний, «с тем чтобы общественность имела представление о степени тяжести нарушений прав человека в этой области и об их пагубных последствиях для детей и обеспечить неприятие обществом насилия в отношении детей посредством «поощрения нетерпимости» в отношении насилия»5.

7. В апреле 2001 года Комитет принял свое первое замечание общего порядка о «целях образования» и вновь подтвердил, что телесные наказания не совместимы с Конвенцией: «…Дети не теряют своих прав человека, переступая порог школы. Так, например, образование должно предоставляться таким образом, чтобы при этом обеспечивалось уважение присущего ребенку достоинства и создавались возможности для свободного выражения ребенком своих мнений в соответствии с пунктом 1 статьи 12 и участия в школьной жизни. Образование должно также предоставляться таким образом, чтобы при этом соблюдались строгие ограничения в отношении дисциплины, о которых говорится в пункте 2 статьи 28, и поощрялось отсутствие насилия в школе. Комитет неоднократно ясно отмечал в своих заключительных замечаниях, что применение телесного наказания противоречит уважению присущего ребенку достоинства и нарушает строгие ограничения, касающиеся школьной дисциплины…»6.

8. В рекомендациях, принятых после второго дня общей дискуссии по теме «Насилие в отношении детей в семье и школах», проведенного в сентябре 2001 года, Комитет призвал государства «в первоочередном порядке принять или отменить свое законодательство для запрещения всех форм насилия, даже самых незначительных, в семье и школах, в том числе в качестве одной из форм поддержания дисциплины, как того требуют положения Конвенции…»7.

9. Еще одним результатом проведенных в 2000 и 2001 годах дней общих дискуссий стала рекомендация обратиться через Генеральную Ассамблею к Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций с просьбой о проведении углубленного международного исследования по вопросу о насилии в отношении детей. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций высказала такую просьбу в 2001 году. В контексте исследования Организации Объединенных Наций, проведенного в 2003‑2006 годах, была подчеркнута необходимость запрещения любого легализованного в настоящее время насилия в отношении детей, а также глубокая обеспокоенность самих детей по поводу практически повсеместного широкого распространения телесных наказаний в семье, а также их сохраняющейся во многих государствах законности в школах и других учреждениях и пенитенциарных системах для детей, находящихся в конфликте с законом.

III . ОПРЕДЕЛЕНИЯ

10. «Ребенок» определяется в Конвенции как «каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее»9.

11. Комитет определяет «телесное» или «физическое» наказание как любое наказание, при котором применяется физическая сила и которое призвано причинить некоторую степень боли или дискомфорта, какими бы легкими они не являлись.

В большинстве случаев предполагается нанесение детям ударов («порка», «отшлепывание», «трепка») рукой или каким-либо предметом (кнутом, палкой, ремнем, туфлей, деревянной ложкой и т.д.).

Но это также может быть связано, например, с пинками, встряхиванием или швырянием детей, царапаньем, щипанием, кусанием, выдергиванием волос или оплеухами, принуждением детей оставаться в неудобном положении, обжиганием, ошпариванием или принудительным заглатыванием (например, промывкой ртов детей мылом или принуждением к заглатыванию острых специй).

По мнению Комитета, телесные наказания в любом случае являются унизительными. Кроме того, существуют другие, несвязанные с применением физической силы виды наказания, которые также являются жестокими и унижающими достоинство и как таковые несовместимы с Конвенцией. К ним относятся, например, наказание уничижением, оскорблением, клеветой, превращение детей в предмет издевательств, использование угроз, запугивание или высмеивание ребенка.

12. Телесные наказания и другие жестокие или унижающие достоинство виды наказания детей применяются во многих обстоятельствах, в том числе в доме и семье, во всех формах альтернативного ухода, школах и других учебных заведениях, а также в рамках систем отправления правосудия — как при вынесении судами приговоров, так и при наказании в пенитенциарных и других учреждениях, — в ситуациях, когда используется детский труд, и в обществе.

13. Отвергая всякое оправдание насилия и унижения в качестве видов наказания детей, Комитет ни в коем случае не отвергает позитивную концепцию дисциплины. Здоровое развитие ребенка зависит от родителей и других взрослых, которые обеспечивают необходимое воспитание и руководство в соответствии с развивающимися способностями ребенка с целью оказания помощи в его росте, с тем чтобы ребенок мог вести ответственную жизнь в обществе.

14. Комитет признает, что воспитание детей родителями и уход за ними, в особенности за грудными и маленькими детьми, часто требуют физических усилий и действий в их защиту. Это существенно отличается от намеренного и репрессивного применения силы с целью причинения определенной боли, дискомфорта или унижения.

Будучи взрослыми, мы сами знаем разницу между защитными физическими действиями и нападениями с целью наказания; такое различие столь же нетрудно провести и в отношении действий применительно к детям. Законодательством во всех государствах, прямо или косвенно, допускается применение некарательной и необходимой силы для защиты людей.

15. Комитет признает, что существуют исключительные обстоятельства, при которых преподаватели и другие лица ‑ например, работающие с детьми, содержащимися в детских учреждениях, и с детьми, находящимися в конфликте с законом, ‑ могут сталкиваться с проявлениями опасного поведения, что оправдывает использование разумных ограничений для их пресечения.

Здесь тоже существует четкое различие между применением силы, мотивированной необходимостью защиты ребенка и других лиц, и применением силы в целях наказания. Всегда должен использоваться принцип минимально необходимого применения силы в течение кратчайшего необходимого времени.

Обстоятельное руководство и подготовка также необходимы как для сведения к минимуму необходимости применения средств ограничения, так и для обеспечения того, чтобы любые используемые методы были безопасными и соразмерными ситуации и не предполагали намеренного причинения боли в качестве одной из форм контроля.

IV . СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ТЕЛЕСНОЕ НАКАЗАНИЕ ДЕТЕЙ

16. До принятия Конвенции о правах ребенка в Международном билле о правах человека — Всеобщей декларации и двух международных пактах, о гражданских и политических правах, а также об экономических, социальных и культурных правах — было подтверждено право «каждого» на уважение его/ее человеческого достоинства и физической неприкосновенности и равную защиту в рамках закона.

Подтверждая обязанность государств запретить и искоренить все телесные наказания и другие жестокие или унижающие достоинство виды наказания, Комитет отмечает, что Конвенция о правах ребенка основана на этих положениях. Достоинство каждого и любого человека является основополагающим руководящим принципом международного права прав человека.

17. В преамбуле к Конвенции о правах ребенка подтверждается, в соответствии с принципами Устава Организации Объединенных Наций, которые повторяются в преамбуле к Всеобщей декларации, что «признание присущего достоинства, равных и неотъемлемых прав всех членов общества являются основой обеспечения свободы, справедливости и мира на земле». В преамбуле к Конвенции также напоминается о том, что во Всеобщей декларации Организация Объединенных Наций «провозгласила, что дети имеют право на особую заботу и помощь».

18. Статья 37 Конвенции требует от государств обеспечить, чтобы «ни один ребенок не был подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания». Это дополнено и расширено статьей 19, которая обязывает государства принимать «все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительские меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке».

Здесь нет никакой двусмысленности: «все формы физического или психологического насилия» не оставляют места для какого-либо уровня узаконенного насилия в отношении детей. Телесные наказания и другие жестокие или унижающие достоинство виды наказания являются формами насилия, и государства должны принимать все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительские меры с целью их ликвидации.

19. Кроме того, в пункте 2 статьи 28 Конвенции речь идет о школьной дисциплине, и он обязывает государства-участники «принимать все необходимые меры для обеспечения того, чтобы школьная дисциплина поддерживалась с помощью методов, отражающих уважение человеческого достоинства ребенка и в соответствии с настоящей Конвенцией».

20. В статье 19 и пункте 2 статьи 28 речь прямо не идет о телесных наказаниях. Ход работы по подготовке Конвенции не содержит свидетельств о каких-либо дискуссиях по вопросу о телесных наказаниях, которые проводились бы во время подготовительных сессий. Но Конвенцию, как и все правозащитные документы, необходимо рассматривать в качестве живого документа, толкование которого со временем развивается. За прошедшие после принятия Конвенции 17 лет в рамках процесса отчетности по Конвенции и с помощью исследований и деятельности, в частности, национальных правозащитных организаций и неправительственных организаций (НПО), стала более очевидной распространенность телесных наказаний детей дома, в школах и других учреждениях.

21. Как только эта практика становится очевидной, ясно, что она прямо противоречит равным и неотъемлемым правам детей на уважение их человеческого достоинства и физической неприкосновенности. Особый характер детей, их изначально зависимое положение, характеризующееся развитием, их уникальный человеческий потенциал, а также их уязвимость — все это нуждается в большей, а не меньшей, правовой и иной защиты от всех форм насилия.

22. Комитет подчеркивает, что ликвидация насильственных и унизительных наказаний детей с помощью реформы законов и принятия других необходимых мер является непосредственной и безоговорочной обязанностью государств-участников.

Он отмечает, что другие договорные органы, включая Комитет по правам человека, Комитет по экономическим, социальным и культурным правам и Комитет против пыток, высказывали эту же точку зрения в своих заключительных замечаниях по докладам государств-участников, которые представлялись в рамках соответствующих документов, и рекомендовали запретить телесные наказания в школах, пенитенциарных системах и, в некоторых случаях семье, а также принимать в этом отношении другие меры.

Например, Комитет по экономическим, социальным и культурным правам в своем замечании общего порядка № 13 (1999) по вопросу о «праве на образование» заявил: «По мнению Комитета, телесное наказание не совместимо с одним из основных руководящих принципов международного права прав человека, провозглашенном в преамбулах Всеобщей декларации прав человека и обоих Пактов: достоинством личности.

Другие аспекты школьной дисциплины могут быть не совместимы с достоинством личности, например публичное унижение»10.

23. Телесные наказания также были осуждены региональными механизмами по правам человека. Европейский суд по правам человека в ряде решений последовательно осуждал телесные наказания детей, сначала в пенитенциарной системе, затем — в школах, включая частные школы, а в самое последнее время — дома11.

Европейский комитет по социальным вопросам, наблюдающий за соблюдением государствами — членами Совета Европы Европейской социальной хартии и пересмотренной Социальной хартии, установил, что соблюдение положений этих Хартий требует запрещения в законодательстве всех форм насилия в отношении детей, будь то в школе, других учреждениях, дома или где‑либо еще12.

24. В консультативном заключении Межамериканского суда по правам человека по вопросу о правовом статусе и правах человека ребенка (2002 год) отмечается, что государства — участники Американской конвенции по правам человека «обязаны… принимать все позитивные меры, необходимые для обеспечения защиты детей от дурного обращения, будь то в их отношениях с государственными органами, отношениях между отдельными лицами или в отношениях с неправительственными образованиями».

Суд цитирует положения Конвенции о правах ребенка, выводы Комитета по правам ребенка, а также решения Европейского суда по правам человека, касающиеся обязанностей государств по защите детей от насилия, в том числе от насилия в семье. Суд приходит к выводу о том, что «государства обязаны принимать позитивные меры с целью полного обеспечения эффективного осуществления прав ребенка»13.

25. Африканская комиссия по правам человека и народов наблюдает за осуществлением положений Африканской хартии прав человека и народов. В решении 2003 года по индивидуальной жалобе относительно вынесения учащимся приговора в виде «избиения плетьми» Комиссия установила, что это наказание нарушает положения статьи 5 Африканской хартии, которые запрещают жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство наказания.

Она обратилась с просьбой к соответствующему правительству о внесении поправок в законодательство, с тем чтобы отменить наказание в виде избиения плетьми и принять соответствующие меры с целью предоставления компенсации жертвам.

В своем решении Комиссия отмечает: «Нет такого права у отдельных лиц и, в особенности, у правительства той или иной страны, которое предполагало бы применение физического насилия в отношении каких-либо лиц за совершение правонарушений.

Такое право было бы равносильно санкционированию применения государством пыток на основе Хартии и противоречило бы самому характеру настоящего договора по правам человека»14. Комитету по правам ребенка отрадно отметить, что конституционные и другие высокие суды во многих странах приняли решения, осуждающие телесные наказания детей в некоторых или во всех местах, и в большинстве случаев сослались на Конвенцию о правах ребенка15.

26. Когда Комитет по правам ребенка ставил вопрос о ликвидации телесных наказаний перед некоторыми государствами во время рассмотрения их докладов, то представители правительств иногда высказывали мнение о том, что «разумные» или «умеренные» телесные наказания в некоторой степени могут быть оправданы, поскольку они отвечают «наилучшим интересам» ребенка.

Комитет установил, что одним из важных общих принципов является содержащееся в Конвенции требование о том, чтобы наилучшему обеспечению интересов ребенка уделялось первоочередное внимание во всех действиях в отношении детей (пункт 1 статьи 3). В статье 18 Конвенции также утверждается, что наилучшие интересы ребенка являются предметом основной заботы родителей.

Но толкование наилучших интересов ребенка должно соответствовать всей Конвенции, включая обязательство по защите детей от всех форм насилия и требование, предполагающее должный учет взглядов ребенка; оно не может быть использовано для оправдания практики, включая телесные наказания и другие виды жестокого или унижающего достоинство наказания, которая посягает на человеческое достоинство ребенка и право на физическую неприкосновенность.

27. В преамбуле к Конвенции отмечается, что семья является «основной ячейкой общества и естественной средой для роста и благополучия всех ее членов, и особенно детей». Конвенция обязывает государства уважать и поддерживать семью. Нет никакого противоречия между обязательством государств обеспечивать полную защиту в семье человеческого достоинства и физической неприкосновенности детей, наряду с другими членами семьи.

28. Статья 5 обязывает государства уважать ответственность, права и обязанности родителей «должным образом управлять и руководить ребенком в осуществлении им признанных настоящей Конвенцией прав и делать это в соответствии с развивающимися способностями ребенка». И вновь как и ранее толкование фразы «должным образом» управлять и руководить должно соответствовать всей Конвенции, и это не оставляет места для какого‑либо оправдания насильственной или какой-либо другой жестокой или унижающей достоинство формы поддержания дисциплины.

29. Выдвигаются религиозные аргументы в защиту телесных наказаний, и при этом указывается, что в некоторых толкованиях религиозных текстов не только оправдывается их применение, но и говорится об обязанности их применять. Свобода религиозных убеждений для всех подтверждается в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 18), но религиозная практика или убеждения должны соответствовать уважению человеческого достоинства и физической неприкосновенности других людей.

Свобода практиковать собственную религию или убеждения может быть на законных основаниях ограничена в интересах защиты основополагающих прав и свобод других людей. Комитет установил, что в определенных государствах дети, в некоторых случаях с самого раннего возраста, а в других — с того момента, когда они считаются достигшими зрелости, могут приговариваться к мерам наказаниям, предполагающим крайнее насилие, включая забрасывание камнями и ампутацию конечностей, что предписывается в рамках определенных толкований религиозных законов.

Такие наказания явно нарушают положения Конвенции и других международных стандартов в области прав человека, на что также указывали Комитет по правам человека и Комитет против пыток, и они должны быть запрещены.

V. МЕРЫ И МЕХАНИЗМЫ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ЗАПРЕЩЕНИЯ ТЕЛЕСНЫХ НАКАЗАНИЙ И ДРУГИХ ЖЕСТОКИХ ИЛИ УНИЖАЮЩИХ ДОСТОИНСТВО ВИДОВ НАКАЗАНИЯ

1. Законодательные меры

30. Формулировка статьи 19 Конвенции основана на статье 4, и в ней четко говорится о том, что государствам необходимо принимать законодательные и другие меры для выполнения своих обязательств по защите детей от всех форм насилия. Комитет приветствует тот факт, что во многих государствах Конвенция или ее принципы были включены во внутреннее законодательство.

Во всех государствах существуют уголовные законы, призванные защищать граждан от нападений. Во многих действуют конституции и/или законы, отражающие международные стандарты в области прав человека и положения статьи 37 Конвенции о правах ребенка, подтверждающие право «каждого» на защиту от пыток и жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Во многих странах также введены специальные законы о защите детей, в которых «дурное обращение», «насилие» или «жестокость» квалифицируются в качестве преступлений. Но Комитет, рассмотрев доклады государств, установил, что такие законодательные положения, как правило, не гарантируют защиту ребенка от телесных наказаний и других жестоких или бесчеловечных видов наказания в семье и в других обстоятельствах.

31. При рассмотрении докладов Комитет отметил, что во многих государствах существуют четкие правовые положения в уголовных и/или гражданских (семейных) кодексах, которые предоставляют родителям и другим опекунам защиту или оправдание в отношении применения некоторой доли насилия при обучении детей «дисциплине».

Например, защита «законных», «обоснованных» или «умеренных» взысканий или исправительных наказаний являлась частью общего английского права в течение столетий, как и право на «исправительное наказание» во французском праве. Одно время во многих государствах эта же защита также существовала для оправдания наказания жен своими мужьями и наказания рабов, слуг и учеников своими хозяевами.

Комитет подчеркивает, что Конвенция требует отмены всех положений (в статутном или общем — прецедентном — праве), которые допускают определенную степень насилия в отношении детей (например, «обоснованные» или «умеренные» наказания или исправительные взыскания) в их домах/семьях или в каких-либо других местах.

32. В некоторых государствах телесные наказания целенаправленно санкционируются в школах и других учреждениях, причем нормативными положениями обусловлено, как и кем они должны применяться. А в ограниченном числе государств телесные наказания с использованием палок или кнутов по‑прежнему допускаются в качестве приговора, выносимого судами правонарушителям-детям. Как это часто подтверждал Комитет, Конвенция требует отмены всех таких положений.

33. Комитет отметил, что в некоторых государствах, хотя в их законодательстве нет прямых положений о защите или оправдании телесных наказаний, тем не менее традиционное отношение к детям предполагает, что телесные наказания являются допустимыми. Иногда эти воззрения находят свое воплощение в судебных решениях (в которых родители или учителя или другие опекуны оказываются оправданными в нападении или в дурном обращении на том основании, что они осуществляли свое право или свободу на умеренное «исправительное наказание»).

34. Учитывая традицию признания насильственных и унизительных форм наказания детей, растущее число государств отмечает, что простая отмена разрешения телесных наказаний и каких-либо освобождающих от ответственности обстоятельств является недостаточной.

Кроме того, необходимо прямо запретить телесные наказания или другие жестокие или унижающие достоинство виды наказания в их гражданском или уголовном законодательстве для того, чтобы стало абсолютно ясно, что бить или «пороть» или «шлепать» ребенка так же незаконно, как и взрослого, и что положения уголовного закона о нападении в равной мере распространяются и на такое насилие, независимо от того, называется ли оно «дисциплинарной» или «разумной мерой исправления».

35. Как только положения уголовного права будут в полной мере распространены на нападения на детей, дети будут защищены от телесных наказаний, кем бы они ни являлись и кем бы ни было лицо, к ним прибегающее. Но Комитет считает необходимым с учетом традиции признания телесных наказаний, чтобы в действующих секторальных законах — например, законах о семье, образовании, всех формах альтернативного ухода и системе правосудия, законах о трудоустройстве — содержался четкий запрет их применения в соответствующих условиях.

Кроме того, было бы полезно, если бы в профессиональных этических кодексах и в руководствах для педагогов, опекунов и других лиц, а также в правилах и уставах учреждений, подчеркивалась незаконность телесных наказаний и других видов жестокого или унижающего достоинство наказания.

36. Комитет также обеспокоен сообщениями о том, что телесные наказания и другие жестокие и унижающие достоинство виды наказания применяются в ситуациях, в которых используется детский труд, в том числе в домашних условиях. Комитет вновь заявляет о том, что Конвенция и другие соответствующие документы по правам человека защищают ребенка от экономической эксплуатации и от любой работы, которая может быть опасной, мешать обучению ребенка или наносить вред его развитию, и требуют определенных гарантий для обеспечения эффективности этой защиты. Комитет подчеркивает настоятельную необходимость того, чтобы запрещение телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания соблюдалось во всех ситуациях, в которых используется детский труд.

37. Статья 39 Конвенции требует, чтобы государства принимали все необходимые меры для содействия физическому и психологическому восстановлению и социальной реинтеграции ребенка, являющегося жертвой «любых видов пренебрежения, эксплуатации или злоупотребления, пыток или любых других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». Телесные наказания и другие унижающие достоинство формы наказания могут нанести серьезный вред физическому, физиологическому и социальному развитию ребенка, для чего могут потребоваться медицинский и прочий уход и лечение. Такой уход и лечение должны предоставляться в условиях, которые содействуют комплексному восстановлению здоровья, самоуважения и достоинства ребенка и, по мере возможности, должны распространяться на всю семью ребенка. При уходе и лечении следует руководствоваться междисциплинарным подходом с проведением специализированной подготовки задействованных специалистов. Должное внимание следует уделять взглядам ребенка в том, что касается всех аспектов его лечения, и оценке его результатов.

2. Введение запрета на телесные наказания и другие жестокие или унижающие достоинство виды наказания

38. Комитет считает, что введение запрета на все телесные наказания требует организации просветительской деятельности, инструктивных мероприятий и обучения всех, кого это касается (см. пункт 45 и далее, ниже). При этом необходимо обеспечить, чтобы закон действовал в наилучших интересах детей, подвергающихся таким наказаниям, особенно в случаях, когда к ним прибегают родители или близкие члены семьи.

Первой целью законодательной реформы, призванной запретить телесные наказания детей в семье, является профилактика: не допускать насилия в отношении детей путем изменения взглядов и практики, подчеркивая право детей на равную защиту и создавая четкие основания для защиты детей и развития положительных, ненасильственных и предполагающих участие форм воспитания детей.

39. Для достижения четкого и безоговорочного запрещения всех видов телесных наказаний потребуются разнообразные правовые реформы в различных государствах-участниках. Для этого может понадобиться принятие специальных положений в секторальных законах, охватывающих образование, правосудие по делам несовершеннолетних и все формы альтернативного ухода.

Однако следует со всей определенностью подчеркнуть, что положения уголовного права, связанные с нападениями, распространяются и на все формы телесных наказаний, в том числе в семье. Для этого может потребоваться принятие какого-либо дополнительного положения в уголовных кодексах государств-участников. Но также можно включить в гражданские кодексы или законы о семье положения, запрещающие все формы насилия, в том числе всякие телесные наказания.

В таких положениях подчеркивается, что родители и другие опекуны более не могут использовать какие-либо традиционные оправдания, связанные с тем, что они имеют право («разумно» или «умеренно») прибегать к телесным наказаниям в случае привлечения их к судебной ответственности по уголовному кодексу. В семейном праве также должно ясно предусматриваться, что в число обязанностей родителей входит надлежащее воспитание детей и руководство ими без каких бы то ни было форм насилия.

40. Принцип равной защиты детей и взрослых от нападений, в том числе в рамках семьи, не означает, что во всех выявленных случаях телесных наказаний детей их родителями последние должны привлекаться к судебной ответственности.

Принцип de minimis — в соответствии с которым закон не распространяется на тривиальные случаи — обеспечивает, что незначительные стычки между взрослыми доходят до суда лишь в самых исключительных обстоятельствах; это же верно и в том, что касается незначительных нападений на детей.

Государствам необходимо разработать эффективные механизмы отчетности и обращения за помощью. Хотя по всем сообщениям о насилии в отношении детей следует проводить надлежащие расследования и обеспечивать защиту детей от серьезного ущерба, цель должна заключаться в том, чтобы родители перестали прибегать к насильственным или другим жестоким или унижающим достоинство наказаниям и использовали меры поддержки и воспитания, а не наказания.

41. Зависимое положение детей и исключительная доверительность внутри семейных отношений требуют того, чтобы решения о преследовании родителей или о формальном вмешательстве в дела семьи иными способами принимались с очень большой осторожностью.

Привлечение родителей к ответственности в большинстве случаев вряд ли служит наилучшим интересам их детей. Комитет считает, что привлечение к ответственности и другие формальные меры (например, временное удаление ребенка из семьи с установлением над ним опеки или изоляция виновника) должны применяться в тех случаях, когда они признаются необходимыми для защиты ребенка от серьезного вреда и отвечающими его наилучшим интересам.

Следует должным образом учитывать взгляды пострадавшего ребенка в соответствии с его или ее возрастом и зрелостью.

42. В процессе консультирования и подготовки всех, кто задействован в системах охраны ребенка, включая полицию, органы прокуратуры и суды, следует подчеркивать данный подход к применению законов. При инструктировании следует также подчеркивать, что в статье 9 Конвенции содержится требование о том, что любое разлучение ребенка со своими родителями должно считаться необходимым для обеспечения наилучших интересов ребенка и подлежать судебному пересмотру в соответствии с действующими законами и процедурами, причем при этом должны быть представлены все заинтересованные стороны, включая ребенка.

В тех случаях, когда разлучение считается обоснованным, следует рассматривать альтернативы помещению ребенка вне семьи, включая удаление виновника, отсрочку исполнения приговора и т.д.

43. В тех случаях, когда, несмотря на запрет и позитивные просветительские и учебные программы, становится известно о случаях телесных наказаний вне дома и семьи — например в школах, других учреждениях и в рамках различных форм альтернативного ухода, — разумным ответом может быть привлечение к судебной ответственности.

Очевидным сдерживающим фактором для правонарушителя должна также быть угроза принятия других дисциплинарных мер или увольнения. Настоятельно необходимо, чтобы о запрещении телесных и других жестоких или унижающих достоинство наказаний, а также санкциях, которые могут быть применены в случае использования таких наказаний, хорошо знали дети и все те, кто работает с детьми или ради детей во всех местах.

Системы дисциплинарного мониторинга и порядок обращения с детьми должны стать частью постоянного наблюдения за всеми учреждениями и ситуациями, чего требует Конвенция. Дети и их представители, находящиеся во всех таких ситуациях, должны иметь оперативный и конфиденциальный доступ к консультативным службам, ориентированным на учет интересов ребенка, защитным процедурам и процедурам подачи жалоб, а в конечном счете — судам для получения необходимой правовой и иной помощи.

Для институциональных учреждений следует установить требование, предполагающее необходимость сообщать о всяких насильственных инцидентах и разбирать их.

3. Просветительские и прочие меры

44. В статье 12 Конвенции подчеркивается важность уделения должного внимания взглядам ребенка относительно разработки и осуществления просветительских и прочих мер, призванных ликвидировать телесные наказания и другие жестокие или унижающие достоинство виды наказания.

45. С учетом широко распространенной традиции признания телесных наказаний сам по себе запрет не приведет к необходимым изменениям во взглядах и практике. Необходима всесторонняя пропаганда права детей на защиту и тех законов, в которых оно отражено. В соответствии со статьей 42 Конвенции государства обязуются, используя надлежащие и действенные средства, широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей.

46. Кроме того, государства должны обеспечивать, чтобы позитивные, ненасильственные отношения и методы воспитания на постоянной основе пропагандировались среди родителей, опекунов, учителей и всех других лиц, которые работают с детьми и семьями. Комитет подчеркивает, что Конвенция требует ликвидации не только телесных наказаний, но также и всех других жестоких или унижающих достоинство видов наказания детей.

Подробно предписывать, как родители должны относиться к своим детям или воспитывать их, не входит в задачи Конвенции. Но Конвенция содержит систему принципов, которые призваны определять отношения как внутри семьи, так и между учителями, опекунами и другими лицами и детьми. Необходимо уважать потребности детей в развитии.

Дети учатся на поступках взрослых, а не только исходя из того, что взрослые говорят. Когда самые близкие для ребенка взрослые прибегают к насилию и унижению в своих отношениях с ребенком, они демонстрируют неуважение к правам человека и преподают убедительный и опасный урок, суть которого сводится к тому, что таковыми являются законные пути поиска решения конфликта или изменения поведения.

47. В Конвенции подтверждается статус ребенка как самостоятельной личности и обладателя прав человека. Ребенок не является собственностью родителей, государства, как не является он и просто объектом заботы. В этом смысле в статье 5 содержится обращенное к родителям (или, где это уместно, членам расширенной семьи или общины) требование должным образом управлять и руководить ребенком в осуществлении им признанных Конвенцией прав и делать это в соответствии с развивающимися способностями ребенка.

В статье 18, в которой подчеркивается, что родители или законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка, отмечается, что «наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы». В соответствии со статьей 12 государства обязаны обеспечивать ребенку право свободно выражать свои взгляды «по всем вопросам, затрагивающим ребенка», причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью.

Это подчеркивает необходимость использования таких методов родительского воспитания, ухода и обучения, которые уважают права детей на участие. В своем замечании общего порядка № 1 по вопросу о «целях образования» Комитет подчеркнул важность развития такого образования, которое бы «учитывало потребности и интересы ребенка и раскрывало перед ним новые возможности»16.

48. Комитет отмечает, что сегодня имеется множество примеров материалов и программ, пропагандирующих позитивные, ненасильственные формы родительского воспитания и обучения, ориентированные на родителей, других опекунов и учителей и разработанные правительствами, учреждениями Организации Объединенных Наций, НПО и другими структурами17. Они могут быть должным образом адаптированы для использования в различных обстоятельствах и ситуациях. Очень важную роль в повышении уровня осведомленности и просвещении общественности могут сыграть средства массовой информации. Для того чтобы поставить под сомнение традиционную зависимость от телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство форм поддержания дисциплины, необходимо принимать меры на постоянной основе. Пропаганда ненасильственных форм родительского воспитания и обучения должна осуществляться на всех этапах взаимодействия между государством и родителями с детьми в сфере здравоохранения, социального обеспечения и в сфере образования, включая дошкольные учреждения, центры по уходу за детьми в дневное время и школы. Она также должна быть включена в программы первоначальной подготовки и повышения квалификации без отрыва от работы учителей и всех тех, кто работает с детьми, в системах по обеспечению ухода и отправления правосудия.

49. Согласно предложению комитета государства, возможно, пожелают обратиться за технической помощью, в частности к ЮНИСЕФ и ЮНЕСКО, в том что касается пропаганды, просвещения общественности и профессиональной подготовки с целью развития ненасильственных подходов.

4. Мониторинг и оценка

50. В своем замечании общего порядка № 5 об «общих мерах по осуществлению Конвенции о правах ребенка (статьи 4, 42 и пункт 6 статьи 44)» Комитет подчеркивает необходимость систематического мониторинга государствами-участниками процесса реализации прав детей за счет разработки соответствующих показателей и сбора достаточных и достоверных данных18.

51. Следовательно, государствам-участникам надлежит следить за своим прогрессом в деле ликвидации телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания, а значит — реализации прав детей на защиту. Важнейшее значение для точной оценки степени распространения этих форм насилия в семье и отношения к ним имеют исследования, подготовленные с использованием материалов бесед с детьми, их родителями и другими опекунами в условиях конфиденциальности и при обеспечении соответствующих этических гарантий.

Комитет призывает все государства провести/ заказать такие исследования и подготовить их, насколько это возможно, с привлечением групп, представляющих все население, с тем чтобы собрать исходную информацию, а затем на регулярной основе оценивать прогресс. Результаты этих исследований также могут послужить ценным руководством для разработки универсальных и целевых пропагандистских кампаний и подготовки специалистов, работающих с детьми и в их интересах.

52. В замечании общего порядка № 5 Комитет также подчеркивает важность независимого мониторинга процесса осуществления, например парламентскими комитетами, НПО, академическими учреждениями, профессиональными ассоциациями, молодежными группами и независимыми учреждениями по правам человека (см. также высказанное Комитетом замечание общего порядка № 2 о «роли независимых национальных правозащитных учреждений в деле поощрения и защиты прав ребенка»19). Все это могло бы играть важную роль в мониторинге осуществления права детей на защиту от всех телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания.

VI . ТРЕБОВАНИЯ ОТЧЕТНОСТИ ПО КОНВЕНЦИИ

53. Комитет предполагает, что государства будут включать в свои периодические доклады по Конвенции информацию о мерах, принятых для запрещения и недопущения любых телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания в семье и во всех других местах, включая информацию о соответствующей просветительской деятельности и пропаганде позитивных, ненасильственных отношений, а также оценке соответствующим государством прогресса в деле достижения полного уважения прав детей на защиту от всех форм насилия.

Комитет также призывает все учреждения Организации Объединенных Наций, национальные правозащитные учреждения, НПО и другие компетентные органы предоставлять ему соответствующую информацию о правовом статусе и степени распространения телесных наказаний, а также прогрессе в деле их искоренения.

Примечания

1 Исследование Генерального секретаря Организации Объединенных Наций по вопросу о насилии в отношении детей должно быть представлено Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций осенью 2006 года. Подробности см.: http :// www . violencestudy . org .

2 Комитет по правам ребенка, доклад о работе четвертой сессии, 25 октября 1993 года, CRC / C /20, пункт 176.

3 Со всеми заключительными замечаниями Комитета можно ознакомиться на сайте: www . ohchr . org .

4 Всемирная инициатива по прекращению всех видов телесного наказания детей содержит доклады о правовом статусе телесного наказания на сайте: www . endcorporalpunishment . org .

5 Комитет по правам ребенка, день общей дискуссии по вопросу о насилии со стороны государства, которому подвергаются дети. Доклад о работе двадцать пятой сессии, сентябрь/октябрь 2000 года, CRC / C /100, пункты 666-688 .

6 Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 1, «Цели образования», 17 апреля 2001 года, CRC / GC /2001/1, пункт 8.

7 Комитет по правам ребенка, день общей дискуссии по вопросу о насилии в отношении детей в семье и школе, доклад о работе двадцать восьмой сессии, сентябрь/октябрь 2001 года, CRC / C /111, пункты 701-745
8 Резолюция 56/138 Генеральной Ассамблеи.

9 Статья 1.

10 Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, замечание общего порядка № 13, «Право на образование» (статья 13), 1999 год , пункт 41.

11 Телесные наказания были осуждены в ряде решений Европейской комиссии по правам человека и Европейского суда по правам человека; см., в частности, дело Тайрер против Соединенного Королевства, 1978 год; дело Кэмпбэлл и Козанс против Соединенного Королевства, 1982 год; дело Костелло-Робертс против Соединенного Королевства, 1993 год; А. против Соединенного Королевства, 1998 год. С решениями Европейского суда можно ознакомиться на сайте: http :// www . echr . coe . int / echr .

12 Европейский комитет по социальным правам, замечания общего порядка по пункту 10 статьи 7 и статье 17. Conclusions XV -2, Vol . 1, General Introduction , p . 26, 2001; Комитет после этого опубликовал выводы, в которых установил, что ряд государств-членов не соблюдают соответствующие положения, поскольку они не запретили все телесные наказания в семье и в других местах.

В 2005 году он опубликовал решения по коллективным жалобам, представленным в рамках уставов, и установил, что три государства не соблюдают соответствующие положения, поскольку они не ввели соответствующих запретов. Подробную информацию см. http://www.coe.int/T/E/Human_Rights/Esc/ ; также Eliminating corporal punishment: a human rights imperative for Europe’s children , Council of Europe Publishing, 2005.

13 Межамериканский суд по правам человека, консультативное заключение OC -17/2002 от 28 августа 2002 года, пункты 87 и 91.

14 Африканская комиссия по правам человека и народов, дело Кюртис Франсис Доебблер против Судана, комментарий № 236/2000 (2003); см. пункт 42.

15 Например, в 2002 году Апелляционный суд Фиджи объявил телесные наказания в школах и в пенитенциарной системе неконституционными. Решение гласило: «Дети обладают правами, которые нисколько не уступают правам взрослых. Фиджи была ратифицирована Конвенция о правах ребенка. Наша Конституция также гарантирует каждому человеку основополагающие права. Правительство обязано соблюдать принципы, обеспечивающие уважение прав всех индивидов, общин и групп. В силу своего статуса дети нуждаются в особой защите. Наши учебные заведения должны быть пристанищами мира и творческого обогащения, а не местами страха, дурного обращения и унижения человеческого достоинства учащихся» (Апелляционный суд Фиджи, дело Наушад Али против государства, 2002 год). В 1996 году самый высокий суд Италии, Верховный кассационный суд в Риме, принял решение, знаменовавшее собой эффективный запрет всех телесных наказаний со стороны родителей. В решении говорится: «…Применение насилия в воспитательных целях более не может считаться законным. Для этого существуют две причины: первая заключается в первостепенной важности, которую [итальянская] правовая система придает защите достоинства индивида. К этой категории относятся «несовершеннолетние», которые в настоящее время обладают правами и более не являются просто объектами, которые должны защищаться своими родителями или, что еще хуже, объектами, находящимися в распоряжении своих родителей.

Вторая причина заключается в том, что если говорить о целях воспитания, то гармоничное развитие личности ребенка, которое обеспечивает, чтобы он/она поняли ценности мира, терпимости и сосуществования, не может быть достигнуто с использованием насильственных средств, которые противоречат этим целям» ( Cambria , Cass , sez . VI , 18 Marzo 1996 [ Supreme Court of Cassation , 6 th Penal Section , March 18 1996], Foro It II 1996, 407 ( Italy )). См. также Конституционный суд Южной Африки (2000 год) дело Христианское образование Южной Африки против министра образования , CCT 4/00; 2000(4) SA 757 ( CC ); 2000(10) BCLR 1051 ( CC ), 18 августа 2000 года.

16 См. примечание 11.

17 В качестве одного из примеров, Комитет дает высокую оценку справочнику ЮНЕСКО Eliminating corporal punishment : the way forward to constructive child discipline , UNESCO Publishing , Paris , 2005. В нем приводится комплекс принципов обеспечения конструктивной дисциплины на основе Конвенции. Он также содержит ссылки на размещение в Интернете материалов и программ со всего мира.
1

8 Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 5 (2003), «Общие меры по осуществлению Конвенции о правах ребенка», пункт 2.

19 Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 2 по вопросу о «роли независимых национальных правозащитных учреждений в деле поощрения и защиты прав ребенка», 2002 год

 

 

Неофициальный перевод Конвенция о правах ребенка

Комитет по правам ребенка 51-я сессия

Женева, 25.05 – 12.06.2009 КПР/К/ЗОП/12 1 июня 2009

Замечание общего порядка № 12 (2009)

Право ребенка быть услышанным

Содержание
I. Введение

II. Цели

III. Право быть услышанным: право отдельного ребенка и право группы детей

A. Юридическая экспертиза

B. Право быть услышанным и его сочетание с другими положениями Конвенции

C. Осуществление права быть услышанным в разных условиях и ситуациях

D. Основные требования к реализации права ребенка быть услышанным

E. Выводы

Право ребенка быть услышанным

Статья 12 Конвенции о правах ребенка гласит:

«1. Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.
2. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего интересы ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган, в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства».

Введение

1. Статья 12 Конвенции о правах ребенка (далее – Конвенции) является уникальным положением договора о правах человека. Она касается правого и социального статуса детей, которые, с одной стороны, не имеют полной независимости от взрослых, а с другой, – являются субъектами права. Параграф 1 обеспечивает каждому ребенку, способному сформулировать свои взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. Параграф 2 утверждает, в частности, что ребенку, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка.

2. Право ребенка быть услышанным и воспринятым серьезно составляет одну из основных ценностей Конвенции. Комитет по правам ребенка (далее – Комитет) определил ст. 12, как один из четырех главных принципов Конвенции (к остальным относятся: право на недопущение дискриминации, право на жизнь и развитие и наилучшее обеспечение интересов ребенка), подчеркивая, что данная статья не просто провозглашает право как таковое, но и должна рассматриваться в толковании и применении всех остальных прав.

3. С момента принятия Конвенции в 1989 был достигнут значительный прогресс на местном, национальном, региональном и мировом уровнях в развитии законодательной, политической и методологической базы по применению ст. 12. Широкая практика последних лет образовала понятие «участие», хотя сам термин не звучит в тексте ст. 12. Сам термин претерпевал изменения и теперь широко используется для характеристики текущих процессов, которые включают обмен информацией и диалога между детьми и взрослыми, основанный на взаимном уважении. Это позволяет детям понять, как учитываются их интересы и интересы взрослых, и формирует конечный результат процесса.

4. Государства-участникиподтвердили свою готовность выполнять ст. 12 на 27 Специальной Сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2002 году (резолюция S-27/2 «Мир, пригодный для жизни детей»). Однако, Комитет отмечает, что в большинстве мировых сообществ применение права ребенка выражать свои взгляды по широкому кругу вопросов, затрагивающих его интересы, и право, чтобы эти взгляды были учтены, все еще встречает препятствия в виде застарелых привычек и взглядов, а также политических и экономических барьеров.

Поскольку большое число детей сталкивается с трудностями, Комитет признает, что определенные группы детей, в т.ч. дети младшего возраста, дети, принадлежащие к группам риска и дети из неблагополучных семей, не имеют возможности осуществлять это право. Комитет также выражает озабоченность по поводу качества работы в этой области. Существует крайняя необходимость в более точном понимании содержания ст. 12 и путей её применения в отношении каждого ребенка.

5. В 2006 году Комитет провел День всеобщего обсуждения права ребенка быть услышанным с целью определения значимости и смысла ст. 12, её связь с другими статьями, пробелы и недоработки, положительный опыт и приоритетные вопросы, которые необходимо учесть, чтобы способствовать осуществлению этого права. Данное Замечание Общего Порядка (ЗОП) составлено на основе обмена информацией, полученной в День общей дискуссии, в том числе и от самих детей; опыта, аккумулированного Комитетом из отчетов, представленных государствами-участниками, а также на основе серьезной экспертизы практики по реализации права, зафиксированного в ст. 12, накопленной правительствами, НПО, общественными организациями и самими детьми.

6. Настоящее ЗОП впервые представляет правовой анализ двух параграфов ст. 12 и разъясняет требования по полной реализации данного права, включая судебные или административные разбирательства (раздел А). В разделе B рассматривается взаимодействие ст. 12 с остальными тремя главными принципами Конвенции, а также с другими статьями. В разделе С рассматриваются условия и действие права ребенка быть услышанным в различных ситуациях. Раздел D представляет основные требования к применению данного права, а в разделе Е представлены выводы.

7. Комитет рекомендует государствам-участникам ознакомить с данным ЗОП государственные органы, гражданское общество и самих детей. Это потребует перевода документа на соответствующие языки, адаптированной версии для детей, проведение семинаров с целью обсуждения значения этой статьи и наилучших путей её применения, а также включение ЗОП в обучение всех специалистов, работающих с детьми и для детей.

Цели

8. Основная цель данного ЗОП – содействовать государствам-участникам в эффективном применении ст. 12, для чего Замечание ставит следующие задачи:

разъяснять содержание ст. 12 и случаев ее применения представителям государственных органов, заинтересованным сторонам, НПО и обществу в целом;
выработать объем правоприменения, политику и практические рекомендации по осуществлению положений ст. 12;
суммируя положительный опыт, собранный и представленный Комитетом, выдвигать на первый план наиболее продуктивный подход к применению ст. 12;
рекомендовать наиболее подходящие пути для того, чтобы мнению детей по вопросам, непосредственно затрагивающим их интересы, придавалось должное значение.

Право быть услышанным: право отдельного ребенка и право группы детей

9. Данное ЗОП составлено с учетом разграничения, определенного Комитетом, между правом отдельного ребенка быть услышанным и правом быть услышанными, выраженном группой детей (например, классом, дворовым сообществом, детьми всей государства, детьми с ограниченными возможностями, девочками). Это существенное различие, поскольку Конвенция специально оговаривает, что государства-участники обязаны гарантировать ребенку право быть услышанным в соответствии с его возрастом и зрелостью (см. юридическая экспертиза параграфов 1 и 2 ст. 12).

10. Возраст и уровень зрелости оцениваются и при рассмотрении вопроса отдельного ребенка и в том случае, если группа детей решит высказать свои взгляды. Задача по оценке возраста и зрелости ребенка облегчается, если рассматриваемая группа представляет устойчивую постоянную структуру: семью, одноклассников, живущих по соседству. Но гораздо сложнее, если дети выражают себя коллективно. Но, даже сталкиваясь с трудностями в оценке этих параметров, государства-участники должны воспринимать детей как группу, которая должна быть услышана. Комитет, в свою очередь, настоятельно рекомендует этим государствам прилагать все усилия, чтобы выслушать и воспринять коллективное мнение детей.

11. Государства–участники должны всячески стимулировать у детей формирование собственных взглядов и создавать такую среду, которая позволит ребенку использовать свое право быть услышанным.

12. Взгляды, выражаемые детьми, могут иметь существенное значение и добавлять опыт, поэтому они должны приниматься во внимание при принятии решений, выработке политики, разработке законов, а также при их осуществлении.

13. Эти процессы обычно определяются как «участие». Использование права ребенка/детей быть услышанным – принципиальный момент этих процессов. Концепция участия подразумевает, что привлечение детей не должно иметь разовый характер, а должно стать началом интенсивного взаимодействия и обмена мнениями между детьми и взрослыми при выработке политики, создании программ и решении вопросов, касающихся детей.

14. В разделе А (Юридическая экспертиза) рассматривается право отдельного ребенка быть услышанным. В разделе С (Осуществление права быть услышанным в разных условиях и ситуациях) Комитет рассматривает право быть услышанным как отдельного ребенка, так и группы детей.

А. Юридическая экспертиза

15. Ст. 12 Конвенции устанавливает право каждого ребенка свободно выражать свои взгляды по всем вопросам, которые имеют к нему отношение и затрагивают его интересы, а также производное право на то, чтобы эти взгляды были приняты во внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. Это право накладывает на государства-участники четкое правовое обязательство признавать данное право и обеспечивать его применение путем выслушивания и учета мнения детей. Данное обязательство требует от государств-участников в рамках собственного законодательства либо непосредственно гарантировать это право, либо принимать или изменять свои законы так, чтобы право могло быть реализовано детьми в полной мере.

16. Ребенок, однако, может и не использовать данное ему право. Выражение своих взглядов – это право ребенка, а не обязанность. Государства-участники должны предоставлять ребенку полную информацию и советовать ребенку принимать решение в своих интересах.

17. Как основной принцип, Статья 12 определяет, что государства-участники должны всемерно способствовать тому, чтобы толкование и применение всех остальных статей Конвенции отталкивалось от этой статьи.

18. Статья 12 провозглашает, что ребенок обладает правами, которые влияют на его (ее) жизнь, но не только правами, вытекающими из его (ее) незащищенности (защита) и зависимости от взрослых (обеспечение – Конвенция ссылается в основном на 3 ps – provision, protection and participation -обеспечение, защита, участие). Конвенция признает, что ребенок является субъектом права, и почти повсеместная ратификация этого международного инструмента государствами-участниками подтверждает статус ребенка, определенный в ст. 12.

1. Подробный анализ статьи 12

(а) параграф 1 статьи 12

(1) «Обеспечивают»

19. Ст. 12 параграф 1 провозглашает, что государства-участники «обеспечивают» право ребенка на свободное выражение своих взглядов. «Обеспечивают» — это юридический термин, имеющий определенную силу, который не оставляет государствам-участникам право усмотрения (т.е. трактуется однозначно). Соответственно, государства обязаны предпринимать соответствующие меры, чтобы дети могли полностью воспользоваться своим правом. Это обязательство содержит два компонента, которые создают механизмы, позволяющие учитывать взгляды детей.

(2) «Способность сформулировать свои собственные взгляды»

20. Государства-участники обеспечивают право быть услышанным каждому ребенку», способному сформулировать свои собственные взгляды». Эта фраза должна рассматриваться не как ограничение, а как обязательство максимально адекватно оценить способность ребенка сформулировать свое независимое мнение. Это значит, что государства-участники не должны изначально считать, что ребенок неспособен выразить свои взгляды. Напротив, государства должны допускать, что ребенок может иметь свои собственные взгляды, и признавать, что он вправе выражать их. И ребенок не должен предварительно доказывать свою способность.

21. Комитет подчеркивает, что ст. 12 не устанавливает возрастных ограничений для использования ребенком данного права и предостерегает государства-участники от введения возрастного лимита для детей, как на законодательном уровне, так и на практике, поскольку это ущемит права ребенка быть услышанным в вопросах, имеющих к нему отношение. В этой связи Комитет подчеркивает следующее:

Во-первых, в своих рекомендациях, основанных на результате Дня всеобщего обсуждения вопроса о применении прав ребенка в раннем возрасте (2004), Комитет выдвинул концепцию, что ребенок является субъектом права с самого рождения (КПР/ЗОП/7/п.1/ п-ф 1). Исследования доказывают, что ребенок способен выразить свои мысли и взгляды с самого раннего возраста, даже пока он не умеет говорить. Следовательно, применение ст. 12 требует признания и уважения всех невербальных форм общения (таких как, игра, язык тела, выражение лица, рисование), посредством которых маленькие дети демонстрируют понимание, выбор, предпочтения.

Во-вторых, нет необходимости в том, чтобы ребенок имел всесторонние познания в вопросе, который затрагивает его (ее) интересы, но нужно, чтобы он достаточно понимал, что может составить и выразить свое мнение по этому вопросу.
В-третьих, государства-участники обязаны обеспечить использование данного права детьми, испытывающими трудности в выражении своих взглядов. Например, дети-инвалиды должны быть снабжены и иметь возможность воспользоваться любыми средствами коммуникации, облегчающими им самовыражение. Должны предприниматься шаги по признанию права на выражение своих взглядов детьми нацменьшинств, аборигенов, мигрантов и других групп, не говорящих на титульном языке.

В-четвертых, государства-участники должны принимать в расчет возможные негативные последствия недостаточного применения данного права, особенно, когда дело касается самых маленьких детей, или в тех случаях, когда дети становятся жертвами криминальных действий, сексуального насилия, издевательств или иных форм плохого обращения. Государства должны принять все необходимые меры для того, чтобы осуществление права ребенка быть услышанным способствовало его полной защите.

(3) «Право свободно выражать свои взгляды»

22. Ребенок имеет право «свободно выражать свои взгляды». «Свободно» означает, что ребенок может выражать свои взгляды без всякого давления на него и может сам выбирать, хочет или не хочет он воспользоваться правом быть услышанным. «Свободно» также означает, что ребенком не должны манипулировать или подвергать его недолжному влиянию или давлению. «Свободно», по существу, имеет отношение к понятию «собственные»: ребенок имеет право выражать свои собственные взгляды, а не чьи-либо.

23. Государства-участники должны обеспечивать такие условия для выражения ребенком своих взглядов, которые бы учитывали и личность ребенка, и социальную ситуацию, и окружающую среду, и, при которых ребенок, самовыражаясь, чувствовал бы себя авторитетным и защищенным.

24. Комитет подчеркивает, что ребенка не должны расспрашивать больше, чем это необходимо, особенно если расследуются тяжелые происшествия. «Слушание» ребенка – это трудный процесс, который может нанести ребенку травму.

25. Реализация ребенком права выражать свои взгляды требует его информирования о событиях, мнениях и предполагаемых решениях и последствиях совершенных действий. Такую информацию ребенку обязаны предоставлять люди, которые «выслушивают» его по долгу службы, родители или опекуны. Ребенок также должен быть проинформирован о том, в каких условиях ему предложат выразить свои взгляды. Право на получение информации является обязательным, поскольку это условие, которое обеспечит более взвешенное решение.

(4) «Во всех случаях, касающихся детей»

26. Государства-участники должны обеспечить ребенку возможность выразить свои взгляды «в любых случаях, которые имеют к ребенку отношение». Этот тезис рассматривает второе ограничение данного права: ребенок должен быть выслушан, если рассматриваемое дело имеет к нему отношение. Это основное условие должно приниматься к сведению и трактоваться довольно широко.

27. Постоянная Рабочая Группа, созданная Комитетом по правам человека для разработки проекта текста Конвенции, отклонила предложение обозначить круг подобных дел, определив список, ограничивающий принятие во внимание взглядов ребенка/детей. Вместо этого было принято решение, что право ребенка быть услышанным должно быть применимо «ко всем случаям, затрагивающим интересы ребенка».

Комитет крайне озабочен тем, что детям часто бывает отказано в праве быть услышанным, даже если очевидно, что спорный вопрос затрагивает их интересы и что они в состоянии выразить свое мнение по этому поводу. Хотя Комитет дает довольно широкое определение понятия «спорный вопрос» и не все случаи приведены в Конвенции, тем не менее, он признает уточняющую оговорку «затрагивающий интересы ребенка». Однако практика показывает, что широкая интерпретация понятия «спорные вопросы, затрагивающие интересы ребенка/детей», позволяет вовлекать детей в социальные процессы, происходящие в их сообществе.

(5) «Уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка»

28. Взглядам ребенка должно уделяться должное внимание в соответствии с его возрастом и зрелостью. Это условие имеет отношение к правоспособности ребенка, которая оценивается для того, чтобы учесть его взгляды при вынесении решения. Статья 12 оговаривает, что просто выслушать ребенка недостаточно, его взгляды, если таковые у него уже сформировались, должны быть серьезно проанализированы и приняты к сведению.

29. Требованием «уделить должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью» Статья 12 дает понять, что зрелость взглядов ребенка не может определяться только возрастом. Уровень понимания ребенка не обязательно пропорционален биологическому возрасту. Исследования показали, что информированность, опыт, окружающая среда, социальные и культурные ожидания, нормы обеспечения – все это способствует и определяет формирование взглядов ребенка. Поэтому оценивать взгляды каждого ребенка надо казуально (исследованием каждого конкретного случая).

30. Зрелость подразумевает способность понять и оценить смысл спорного вопроса и должна учитываться при определении индивидуальной правоспособности ребенка. Зрелость определить сложно. В контексте ст. 12 это способность ребенка разумно и независимо выражать свои взгляды по вопросу. Воздействие самого спорного вопроса на ребенка также должно учитываться. Чем больше случившееся (предмет спора), повлияло на жизнь ребенка, тем более значима адекватная оценка зрелости ребенка.

31. Необходимо также учитывать развитие способностей ребенка, а также родительское влияние (ниже см. параграф 84, раздел C).

(b) параграф 2 статьи 12

(1) «Возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка».

32. В параграфе 2 ст. 12 оговорено, что «возможность быть выслушанным должна быть предоставлена, в частности, в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка». Комитет уточняет, что такое условие относится ко всем без исключения юридическим разбирательствам, касающимся ребенка, например: развод родителей; попечительство; опека; усыновление; нарушение закона несовершеннолетними; дети-жертвы физического и психологического насилия; сексуальное насилие и другие преступления; а также здравоохранение; социальная безопасность; беспризорные и бездомные дети; дети беженцев; жертвы вооруженных конфликтов и пр. Обычные административные разбирательства – это, например: принятие решений относительно образования детей, защиты их здоровья, окружающей среды, условий проживания и защиты. Оба вида разбирательства могут использовать альтернативные судебные процедуры, такие как третейский суд и арбитраж.

33. Право быть услышанным применимо к обоим видам судебных процедур, если они инициируются ребенком (например, жалобы на плохое обращение или заявление об исключении из школы). Данное право также применимо в тех случаях, когда разбирательство инициируется другими лицами, но в нем затрагиваются интересы ребенка (развод родителей, усыновление). Государствам-участникам следует ввести законодательные нормы, требующие от лиц, принимающих судебные и административные решения, разъяснять, насколько при этом учтены взгляды ребенка и какие последствия будет иметь для него принятое решение.

34. Ребенок не может быть выслушан должным образом, если обстановка на процедуре недружелюбная, нетактичная или даже угрожающая. Разбирательство обязательно должно проходить в атмосфере, подходящей для ребенка, и быть ему понятным. Особое внимание должно уделяться тому, чтобы предоставляемая суду информация была доступной для понимания ребенку, а также подходящей адвокатской поддержке, профессиональному уровню сотрудников, оформлению зала суда, одежде судей и адвокатов, комнатам ожидания.

(2) «Либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган».

35. Как только ребенок решит выразить свое мнение, ему придется выбрать, каким образом: «Либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган». Комитет рекомендует, чтобы, если это возможно, ребенку было предоставлено право высказаться самому при любом виде разбирательства.

36. Представителем ребенка могут быть родители (один или оба), адвокат, любое другое лицо (например, социальный работник). Однако следует оговориться, что во многих случаях (в гражданских, уголовных и административных делах) существует риск возникновения противоречия между интересами ребенка и интересами его представителей (например, родителей). Если заслушивание ребенка осуществляется через его представителей, то самое важное, чтобы взгляды ребенка не были искажены при передаче их судебным органам. Каким образом это будет сделано, выбирает ребенок в зависимости от ситуации (или компетентные органы, если потребуется). Представители ребенка должны обладать достаточными знаниями и пониманием различных аспектов в процедуре принятия решений, а также опытом работы с детьми.

37. Представитель ребенка должен четко осознавать, что он представляет именно интересы ребенка, а не иных лиц (в т.ч. родителей, детских домов, административных органов или общества). Для лиц, назначенных представлять взгляды ребенка, должен быть разработан кодекс поведения.

(3) «В порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства».

38. Представление взглядов должно происходить «в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства». Данное положение не должно быть истолковано как допущение использования процессуального законодательства, которое ограничивает или запрещает применение данного фундаментального права. Напротив, приветствуется стремление государств-участников соблюдать основные правила законных разбирательств (в частности, право на защиту и право на ознакомление с информацией по делу).

39. Когда процессуальные правила не соблюдаются, решение судебного или административного органа может быть оспорено, отменено, изменено, направлено на доследование.

2. Применение права ребенка быть услышанным

40. Применение обоих параграфов статьи 12 требует провести процедуру, состоящую из 5 последовательных действий, для того чтобы эффективно реализовать право ребенка быть услышанным, независимо от того, когда произошло событие, затронувшее его интересы, и когда ребенок был приглашен для участия в формальном судебном разбирательстве и для высказывания своего мнения по данному делу. Предложенные пять действий должны проводиться в следующем порядке:

(а) Подготовка

41. Лица, ответственные за слушание ребенка, обязаны довести до ребенка информацию о том, что он (она) имеет право выразить собственное мнение по всем вопросам, имеющим к нему отношение, в том числе, во время судебных и административных разбирательств; а также сообщить ребенку о том, что высказанное им мнение будет учтено при определении конечного результата дела. Ребенку должно быть объяснено, что высказать свое мнение он может либо самостоятельно, либо через представителя. Ответственный сотрудник, принимающий решения, обязан надлежащим образом подготовить ребенка к слушаниям, объяснив как, когда и где они состоятся, кто будет принимать в них участие, как будет учтено мнение ребенка.

(b) Слушания

42. Обстановку, в которой ребенок осуществляет свое право быть услышанным, необходимо создать такую, чтобы ребенок был уверен, что взрослый, который будет его слушать, хочет его выслушать и отнестись серьезно к словам ребенка. Этим взрослым может быть и человек, деятельность которого имеет отношение к ребенку (учитель, воспитатель, социальный работник), и человек, принимающий решения в инстанциях (директор, администратор, судья), и специалист (психолог, врач).

43. опыт показывает, что слушание должно скорее проходить в формате беседы, чем в виде экзаменовки ребенка. Желательно, чтобы слушание ребенка проходило не в открытом суде. А в конфиденциальной обстановке.

(с) Оценка правоспособности ребенка

44. Мнение ребенка принимается во внимание, если казуальный анализ показывает, что он способен формировать свои взгляды. Если ребенок может выразить свое мнение разумно и независимо, то лицо, принимающее решение, обязано учесть его как существенный фактор в решении дела. Положительный опыт в этом вопросе необходимо распространять.

(d) Информация о важности мнения ребенка (обратная связь)

45. В связи с тем, что мнение ребенка принимается к сведению, лицо, принимающее решение, обязано проинформировать ребенка о результате процесса и объяснить, каким образом его мнение повлияло на результат. Обратная связь – это гарантия того, что ребенок будет выслушан не формально, а его слова будут должным образом учтены. Подобная информированность побудит ребенка либо настаивать, либо согласиться, либо высказать другое предложение или, в случае судебного или административного разбирательства, подать прошение или жалобу.

(е) Жалобы, судебная защита, возмещение вреда

46. В законодательстве необходимо предусмотреть для детей процедуры подачи жалоб и судебной защиты, если их право быть услышанным и принятым во внимание игнорируется или нарушается. (см. ЗОП № 5 (2003) о применении КПР (параграф 24). Дети должны иметь возможность обращаться к омбудсмену или иному лицу, выполняющему аналогичную роль в детских учреждениях (школах, детских садах), чтобы озвучить свои жалобы. Дети должны знать имена этих людей и как с ними связаться.

47. Если право ребенка быть услышанным нарушается в ходе судебных или административных разбирательств (ст. 12, параграф 2), ребенок должен иметь возможность обратиться с жалобой и обеспечить себе защиту от нарушения прав. Процедура подачи жалоб должна предусматривать устойчивые и надежные механизмы, чтобы ребенок был уверен, что прохождение такой процедуры не повлечет за собой дальнейшее нарушение их прав или наказание.

Три обязательства государств–участников

(а) Ключевые обязательства государств-участников

48. Право ребенка быть услышанным обязывает государства – участники пересмотреть и усовершенствовать свои законодательные системы, чтобы включить туда процедуры, облегчающие детям доступ к соответствующей информации, надлежащей поддержке, и, если необходимо, обратной связи по учету их мнения, а также процедуры подачи жалоб, обеспечения судебной защиты и возмещения вреда.

49. Для того чтобы выполнить данное обязательство, государства – участники должны следовать следующей стратегии:

Пересмотреть и аннулировать ограничительные декларации и оговорки к статье 12;

Учредить независимые институты по правам человека, такие как, службы детских омбудсменов и уполномоченных с широкой сферой полномочий по правам ребенка (см. ЗОП № 2 (2002) о роли независимых институтов по правам человека);

Проводить обучение по применению статьи 12 на практике для всех специалистов, работающих с детьми и для детей: адвокатов, судей, работников правопорядка, социальных работников, общественных деятелей, психологов, воспитателей, тюремных служащих, учителей и преподавателей на всех уровнях образовательной системы, врачей, медперсонал, врачей, госслужащих, чиновников, работников детских приютов и пр.;

Обеспечить соответствующие условия для поддержки детей в выражении своих взглядов и для принятия этих взглядов во внимание. Это достигается нормами и условиями, твердо закрепленными в законодательных системах и международных актах, эффективность которых должна находиться под регулярным контролем.

Бороться с негативным отношением, которое препятствует полной реализации права ребенка быть услышанным

Для этого использовать публичные кампании ведущих политиков, формирующих общественное мнение и СМИ. Необходимо также менять устаревшее, но широко распространенное восприятие ребенка.

(b) Особые обязательства, касающиеся судебных и административных разбирательств

(I) Право ребенка быть выслушанным в гражданском суде

50. Основные дела, которые требуют выслушать мнение ребенка:

Развод и раздельное проживание

51. В случаях развода и раздельного проживания супругов решение суда определенно касаются детей данной семьи. Дела по защите ребенка определяются судьей. Вопросы защиты ребенка, а также попечительства и права на общение определяются судьей, либо через суд, либо по согласию. Многие судопроизводства включают в свои законы, касающиеся расторжения брака, положение о том, что судья должен первостепенное значение уделять интересам ребенка.

52. В связи с этим все законодательные системы в отношении разводов и раздельного проживания должны включать право ребенка быть услышанным лицами, принимающими решение, и на согласительных процессах. Некоторые судопроизводства предпочитают устанавливать возраст, в котором ребенок признается правоспособным в выражении своего мнения. Конвенция, однако, предлагает, чтобы данный вопрос определялся на казуальной основе, поскольку он касается возраста и зрелости, и требует индивидуальной оценки способности каждого ребенка.

Отделение от родителей и альтернативная опека.

53. Независимо от того, когда было принято решение об отделении ребенка из семьи (если ребенок стал жертвой домашнего насилия или ненадлежащего обращения), мнение ребенка должно быть принято во внимание, чтобы определить максимальную пользу для него. Вмешательство в семью может быть инициировано жалобой ребенка, другого члена семьи или постороннего человека, заявляющего о насилии или ненадлежащем обращении в семье.

54. Опыт Комитета показывает, что право ребенка быть услышанным не всегда соблюдается государствами – участниками. Комитет рекомендует этим государствам обеспечить через законодательства, нормативные акты и правила:
— выслушивание и принятие во внимание мнения ребенка при вынесении решения (в том числе и о помещении его в приемную семью),
— подготовительную и отчетную работу опеки,
— посещение семей.

Усыновление и кафала (мусульманское право)

55. Если ребенок проходит процедуру усыновления или кафалы (опекунства по мусульманскому праву) и в результате будет помещен в приемную семью, то выслушать его жизненно важно. Это необходимо даже и тогда, когда усыновляемый ребенок и приемные родители уже какое-то время живут вместе.

56. Статья 21 Конвенции гласит, что учет интересов и пользы для ребенка должны приниматься во внимание в первую очередь. В решениях об усыновлении, кафале и других видах опекунства «интересы и польза ребенка» не могут быть определены без принятия к сведению мнения ребенка. Комитет призывает все государства – участники по возможности информировать ребенка о последствиях усыновления, кафалы и пр., а также законодательно обеспечивать право ребенка быть выслушанным.

(II) Право ребенка быть выслушанным в уголовных делах

57. В уголовных делах право ребенка свободно выражать свое мнение по всем вопросам, которые имеют к нему отношение, должно полностью соблюдаться на каждой стадии процесса ювенальной юстиции (см. КПР/К/ЗОП/10 (2007) о правах ребенка в ювенальной юстиции).

Несовершеннолетний правонарушитель

58. Статья 12, параграф 2 Конвенции требует, чтобы ребенок, подозреваемый, обвиняемый или признанный виновным в нарушении уголовного законодательства, имел право быть услышанным. Данное право должно полностью соблюдаться на всех стадиях судебного процесса от досудебной стадии, когда ребенок имеет право хранить молчание, до права ребенка быть услышанным полицией, прокурором и судьей, принимающим участие в судебном следствии. Это право применяется на всех стадиях рассмотрения спора и вынесения решения, а также при применении избранной меры.

59. В случае прекращения или перепрофилирования дела (включая мировое соглашение) ребенок должен иметь возможность дать свое свободное и добровольное согласие или иметь возможность получить законные рекомендации и помощь в определении правомерности и целесообразности предложенной замены.

60. Для того чтобы эффективно участвовать в судебных разбирательствах, каждый ребенок должен быть своевременно проинформирован о выдвинутых против него обвинениях на понятном ему языке, а также о процессе правосудия по делам несовершеннолетних и о мерах, которые могут быть применены к нему судом. Судебные разбирательства должны проводиться в атмосфере, облегчающей участие ребенка и свободное выражение им своего мнения.

61. Суд и иные слушания ребенка по нарушению им закона должны проводиться за закрытыми дверями. Исключения из этого правила должны быть минимальны, четко прописаны в национальном законодательстве и должны применяться только в интересах ребенка.

Ребенок – жертва и ребенок – свидетель

62. Ребенку – жертве и ребенку – свидетелю преступления должна быть предоставлена возможность полностью осуществить свое право на свободное выражение собственного мнения в соответствии с резолюцией 2005/20 Совета по экономической и социальной политике ООН «Принципы правосудия в делах с участием детей – жертв и детей – свидетелей» (в частности, статьи 8, 19, 20).

63. Это значит, что ребенку – жертве или свидетелю должна быть предоставлена любая консультация по вопросам, связанным с его участием в следствии, а также возможность свободно выразить свое мнение и отношение к участию в процессуальных действиях.

64. Право ребенка – жертвы/свидетеля также связано с правом получать информацию по спорным вопросам, таким как состояние здоровья, психологическая и социальная поддержка, роль ребенка – жертвы/свидетеля, процедура проведения опроса, механизмы поддержки ребенка при подаче жалобы, участие в следственных действиях и судебных заседаниях, определение места и времени слушаний, доступность защиты, возможность получения возмещения, подача апелляции.

(III) Право ребенка быть выслушанным в административных разбирательствах

65. Все государства–участники должны развивать административное судопроизводство в своих законодательных системах, которое бы отражало требования статьи 12 и обеспечивало бы право ребенка быть услышанным наравне с другими процессуальными правами (права на оглашение документов, относящихся к делу, на уведомление о слушании, на представительство интересов родителями или другими лицами).

66. Предпочтительнее, чтобы дети подвергались административным разбирательствам, а не судебным, поскольку административное законодательство менее формальное, более гибкое и, соответственно, в нем легче устанавливаются правовые нормы и правила. Разбирательства должны быть адаптированы для понимания детьми и открыты для них.

67. Конкретные примеры административных разбирательств, касающихся детей, включают процедуры по урегулированию:

— дисциплинарных проблем в школах (временное исключение или отчисление),
— отказа в выдаче школьного аттестата и других свидетельств,
— применения мер дисциплинарного воздействия,
-отказа предоставить льготы в центрах для содержания под стражей несовершеннолетних правонарушителей,
— определения в приют беспризорных детей,
— получения водительского удостоверения.

В указанных случаях ребенку должно быть предоставлено право быть услышанным и возможность реализовать другие права «в рамках процессуальных норм национального законодательства».

В. Право быть услышанным и его сочетание с другими положениями Конвенции

68. Статья 12, как общий принцип, связана с другими общими принципами Конвенции, такими как ст. 2 (право на недискриминацию), ст. 6 (право на жизнь, выживание и развивитие), и особенно ст. 3 (наилучшее обеспечение интересов ребенка). Эта статья особенно тесно связана со статьями, охраняющими гражданские права и свободы, такими как ст. 13 (право на свободу слова) и ст. 17 (право на информацию). Более того, статья 12 связана и с остальными статьями Конвенции, которые не могут быть полностью реализованы, если ребенок не признается человеком, имеющим свой собственный взгляд на предоставленные ему права и на их применение.

69. Связь статьи 12 и статьи 5 (оценка способностей ребенка и воздействие на него родителей, см. п. 84 данного ЗОП) имеет особую значимость, поскольку очевидно, что воздействие родителей напрямую связано с развитием способностей ребенка.

1. Статьи 12 и 3

70. Задача статьи 3 – обеспечивать приоритетность интересов ребенка в любых действия предпринятых общественными или частными институтами, судами, административными или законодательными органами в отношении ребенка. Это означает, что любое действие, предпринятое в интересах ребенка, должно быть направлено на его пользу. Конвенция обязывает государств-участников гар