О критериях приемлемости обращений в Европейский суд по правам человека

Рассмотрим вопрос – кто может считаться жертвой нарушения прав, гарантированных Европейской конвенцией из прав человека (далее по тексту – Конвенция)?

При этом следует отметить, что все изложенные в этих статьях положения равнозначны как для обращений с заявлениями против Украины так и для обращений с заявлениями против России, Молдовы и прочих стран – участников Конвенции

Итак – о жертвах нарушений прав человека…

В соответствии со ст. 34 Конвенции, заявитель должен утверждать, что стал жертвой нарушения одного или более прав, гарантированных Конвенцией. ЕСПЧ рассматривает только конкретные обстоятельства каждого дела и не допускает абстрактных исков, а также не рассматривает гипотетические нарушения. Это может привести к отклонению всей или части жалобы по Конвенции

Например, в деле Бакли против Соединенного Королевства (Buckley v UK) заявительница-цыганка жаловалась на то, что ей и ее семье препятствовали жить в фургоне на ее собственной земле и вести кочевой образ жизни. Заявительница также жаловалась в ЕСПЧ на положения Закона о стоянках для фургонов 1968 г. и Закона об уголовной юстиции и общественном порядке 1994 г., запретивших в определенных случаях использование цыганских фургонов. Однако ЕСПЧ счел, что, поскольку меры против заявительницы были предприняты не в соответствии с каким-либо из этих законов, эти жалобы рассмотрению не подлежат

Согласно критериям, применяемым ЕСПЧ, заявитель должен показать, что его или ее лично или непосредственно коснулось предполагаемое нарушение Конвенции. Имеются многочисленные примеры жалоб по Конвенции, в которых было установлено, что они не соответствовали этому критерию и жалоба объявлялась неприемлемой

Например, в деле Христианская федерация Свидетелей Иеговы Франции против Франции (Fédération Chrétienne des Témoins de Jéhovah de France v France) заявитель, национальное объединение, представляющее Свидетелей Иеговы, жаловался на парламентский доклад о сектах, который, как он утверждал, спровоцировал политику репрессий и закон, призванный воспрепятствовать и подавлять секты. Дело было объявлено неприемлемым на том основании, что заявитель не мог утверждать, что был непосредственно затронут данной мерой

В другом деле – деле Мейджи против Соединенного Королевства (Magee v UK) заявитель-барристер жаловался на требование принесения присяги кандидатами на звание королевского адвоката, что, по его утверждению, является нарушением ст. 9, 10, 13 и 14 Конвенции. Однако дело было признано неприемлемым на том основании, что, поскольку его заявление о принятии в королевские адвокаты было отклонено, он не мог утверждать, что является жертвой нарушения согласно ст. 34 Конвенции

В еще одном деле – «Агротексим и другие против Греции» (Agrotexim and others v Greece), которое касалось предполагаемого незаконного вмешательства муниципальных властей в различные права пивоваренной компании, акционеры которой были заявителями, ЕСПЧ счел жалобу несовместимой с Конвенцией, поскольку акционеры компании не были жертвами нарушения. Сама пивоваренная компания могла бы подать жалобу (несмотря на то, что находилась в процессе ликвидации (ликвидирована): отмена корпоративной защиты могла быть оправданной лишь в исключительном случае, если бы было установлено, что сама компания не могла подать жалобу по Конвенции

Данный тест одни заявители по делу могут пройти, а иные — не могут. В деле Ахмед и прочие против Соединенного Королевства (Ahmed and others v UK) жалоба, поданная UNISON (профсоюзом работников сферы обслуживания) в связи с ограничениями на политическую деятельность сотрудников органов местного самоуправления, была объявлена неприемлемой, поскольку Комиссия (ранее функции Европейского суда выполняла с соответствующая Еврокомиссия) установила, что данные правила не затрагивали прав союза как такового (по ст. 10 и 11) и поэтому UNISON не мог считаться жертвой нарушения Конвенции

Однако жалобы, поданные отдельными служащими местного самоуправления, которых коснулись эти правила, были признаны приемлемыми. Поэтому, если имеются сомнения относительно статуса жертвы организации – заявителя, рекомендуется включить в качестве заявителя хотя бы одно пострадавшее частное лицо. Однако, если потенциальные заявители урегулируют внутреннее разбирательство до начала разбирательства в ЕСПЧ, они более не смогут считаться жертвами нарушения Конвенции

Эта позиция была выражена Большой Палатой в деле Кальвелли и Чильо против Италии (Calvelli and Ciglio v Italy), связанном со смертью ребенка заявителей через два дня после рождения. Они подали гражданский иск о компенсации, но впоследствии урегулировали дело за 95 млн лир до подачи жалобы в ЕСПЧ

Тем не менее, страсбургские институты допускают некоторую степень гибкости в определенных обстоятельствах при определении понятия «жертвы»

Например, в деле Горраис Лисаррага и прочие против Испании (Gorraiz Lizarraga and others v Spain) заявители были участниками кампании против затопления их деревни перед началом строительства плотины

Внутреннее разбирательство было начато местным объединением (председателем и одним из членов которого являлись заявители), созданное для лоббирования против строительства плотины. Хотя сами заявители и не были стороной в разбирательстве, ЕСПЧ тем не менее решил, что они все равно могут считаться «жертвами» в отношении утверждения о нарушении ст. 6 Конвенции на том основании, что объединение было создано с конкретной целью защиты интересов его членов перед ЕСПЧ, и эти члены были непосредственно затронуты проектом строительства плотины

Если имеются какие-либо сомнения относительно того, обладает ли лицо статусом «жертвы», практикующие юристы должны тщательно исследовать, подпадают ли их клиенты под одну из категорий жертв, а именно – потенциальные жертвы или косвенные жертвы

Потенциальные жертвы

Все же, ст. 34 Конвенции разрешает заявителю обжаловать закон, нарушающий их права по Конвенции, даже если к ним не была применена какая-либо конкретная мера. Однако потенциальные жертвы нарушений Конвенции должны убедить ЕСПЧ, что имеется реальный риск, что нарушение коснется их непосредственно

Те лица, в отношении которых имелся такой риск, относились к различным категориям, включая лиц, на которых распространяется риск уголовного преследования. Дела Даджен против Соединенного Королевства (Dudgeon v UK), Норрис против Ирландии (Norris v Ireland), Модинос против Кипра (Modinos v Cyprus) касались внутреннего законодательства, объявлявшего гомосексуализм уголовным преступлением

Лица, принадлежащие к определенной группе в обществе, которые могут быть затронуты определенной мерой или ее отсутствием, также могут считаться потенциальными жертвами

В деле Бальмер-Шафрот против Швейцарии (Balmer-Schafroth v Switzerland) правительство утверждало, что заявители, проживавшие вблизи атомной электростанции, не могут считаться жертвами решения о продлении лицензии на деятельность электростанции, поскольку последствия нарушений, на которые они жаловались, были слишком отдаленными, чтобы затронуть их персонально и непосредственно. Однако ЕСПЧ отклонил эти доводы, поскольку возражения заявителей были сочтены приемлемыми Швейцарским федеральным советом и нарушение Конвенции могло иметь место даже в отсутствие ущерба (что имеет значение лишь в контексте выплат по ст. 41 Конвенции)

Дело Оупен Дор и Даблин Велл Вуман против Ирландии (Open Door and Dublin Well Woman v Ireland) касалось запрета, наложенного ирландскими судами на распространение информации для беременных женщин об абортариях за пределами Ирландии. Правительство заявило, что две заявительницы, которые присоединились к жалобе как женщины детородного возраста, но не были беременны, не обладают статусом жертвы. ЕСПЧ счел, что две заявительницы принадлежали к числу женщин детородного возраста, на который могли оказать отрицательное влияние ограничения, наложенные запретом. Поэтому они подвергались риску понести прямой ущерб от обжалуемой меры

Потенциальные нарушения Конвенции также возникают в делах, касающихся конкретных мер, которые в случае их применения явились бы нарушением Конвенции. Это часто встречается в контексте дел об иммиграции или экстрадиции

Дело Серинг против Соединенного Королевства (Soering v UK) касалось решения об экстрадиции заявителя в США, где ему предстоял суд в Вирджинии по обвинению в тяжком убийстве и возможная смертная казнь. Поэтому, если бы его приговорили к смерти, он бы подвергся воздействию «феномена камеры смертников», что, по его утверждению, явилось бы нарушением ст. 3 Конвенции

В этих обстоятельствах ЕСПЧ счел, что затрагивается ответственность государства, там, где имеются веские основания полагать, что в случае экстрадиции заявителю грозил бы реальный риск подвергнуться пыткам или бесчеловечному или унижающему обращению или наказанию. Так должно было быть в целях обеспечения эффективности гарантий ст. 3 Конвенции, с учетом серьезного и непоправимого характера страдания, грозившего заявителю
Имеется немало примеров жалоб заявителей на потенциальные нарушения в делах о депортации. В деле Чахал против Соединенного Королевства (Chahal v UK) заявитель жаловался, что его депортация в Индию нарушила бы его права по ст. 3 Конвенции, поскольку как сикхский политический активист он рисковал подвергнуться пыткам. Ответственность государства наступает, если имеются существенные основания полагать, что в случае выдворения, заявителю угрожает реальный риск бесчеловечного или унижающего обращения, противоречащего ст. 3 Конвенции

В деле D. против Соединенного Королевства (D v UK) заявитель, страдавший СПИДом на поздней стадии, жаловался на нарушение ст. 3 Конвенции в том случае, если бы он был выдворен в Сент-Киттс, где он родился, поскольку в силу отсутствия должного медицинского ухода он подвергся бы бесчеловечному и унижающему обращению
Тем не менее, заявители должны будут дождаться окончательного решения по внутреннему разбирательству и исчерпать доступные и эффективные пути обжалования, прежде чем их жалобы будут приняты ЕСПЧ. Было установлено, что заявители в деле Виджаянатан и Пуспараджа против Франции (Vijayanathan and Pusparajah v France) не стали жертвами нарушения Конвенции, когда им было приказано покинуть территорию Франции

Они утверждали, что, будучи гражданами Шри-Ланки тамильского происхождения, подвергнутся риску пыток в случае возвращения на Шри-Ланку. Решающим обстоятельством здесь было то, что само по себе указание покинуть страну не могло быть приведено в исполнение, приказ о выдворении не был отдан, а если бы и был, то заявители имели право его обжаловать, согласно внутреннему законодательству
Степень секретности законодательства или мер, предпринимаемых государственными властями, может повлиять на вопрос о статусе жертвы. В деле Класс и прочие против Германии (Klass and others v Germany) заявители-юристы жаловались на внутреннее законодательство Германии, относящееся к тайному наблюдению, хотя у них и не было доказательств того, что наблюдение велось за ними самими

ЕСПЧ счел, что заявителям не следует препятствовать считать себя жертвами предполагаемого нарушения если, в силу секретности данных мер, было невозможно доказать факт их применения в отношении заявителей. Соответственно, в определенных обстоятельствах заявители могут на законных основаниях жаловаться в ЕСПЧ на то, что они стали жертвами нарушения в силу самого существования секретных мер

Косвенные жертвы

Лицо, не затронутое непосредственно конкретной мерой или ее отсутствием, может, тем не менее, быть косвенно затронутым нарушением прав (по Конвенции) другого лица. Это часто касается тесных семейных связей, но может относиться и к иным третьим лицам

Например, члены семьи человека, подлежащего депортации, могут считаться жертвами нарушения Конвенции. Дело Чахал против Соединенного Королевства (Chahal v UK) касалось предложения о депортации г-на Чахала, лидера сикхских сепаратистов, на том основании, что он представлял угрозу национальной безопасности. Жалобу по Конвенции подал не только сам г-н Чахал, но и его жена и дети, утверждавшие, что его депортация нарушила бы их право на уважение семейной жизни по ст. 8 Конвенции

В деле Курт против Турции (Kurt v Turkey) заявительница жаловалась на исчезновение ее сына, которого в последний раз видели содержащимся под стражей силами безопасности. Она успешно сослалась на ст. 5 и 13 Конвенции в отношении своего сына, а кроме того добилась установления нарушения ст. 3 Конвенции в отношении ее собственного беспокойства и переживания, которые она испытывала на протяжении продолжительного времени
Дело Абдулазиз, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевства (Abdulaziz, Cabales and Balkandali v UK) касалось Закона об иммиграции 1971 г., не позволявшего мужьям заявительниц остаться с ними или присоединиться к ним в Великобритании. Жалоба была подана женами, которые постоянно и на законных основаниях проживали в Соединенном Королевстве, и в этом деле ЕСПЧ установил нарушение ст. 8 Конвенции в сочетании со ст. 14 Конвенции (в отношении жертв дискриминации по полу), а также ст. 13 Конвенции

Примеры здесь и далее, в основном, по изданию: Филип Лич «Обращение в Европейский Суд по правам человека» (Москва, 2006 г.)

Адвокат Кучерявый О.П.

Источник: Социальная сеть Право быть услышанным

Сайт: http://www.gksn.org.ua/

konsulmirЕвропаЗащита прав человекаО критериях приемлемости обращений в Европейский суд по правам человека Рассмотрим вопрос – кто может считаться жертвой нарушения прав, гарантированных Европейской конвенцией из прав человека (далее по тексту – Конвенция)? При этом следует отметить, что все изложенные в этих статьях положения равнозначны как для обращений с заявлениями против Украины так и...Организации и консульства. Справочная информация